ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ах вот как, значит, ты связана с дурной компанией! – Жан-Клода это весьма позабавило.

– Да, с точки зрения этого старого дурака, – сердито ответила Иветта, отпирая дверь.

В каморке было полно отслужившей свой век мебели, а в углу стояла кровать с продавленным матрасом. Устроив на ней Жанетту, Жан-Клод покачал головой, вспомнив ее ледяную кожу.

– Она совсем окоченела. Может, мне прилечь рядом, чтобы согреть ее своим теплом?

– Вот еще новости! Тебя ждет постель получше, а эта потаскушка как-нибудь обойдется. Вы все так и норовите за ней приударить!

– Не говори ерунды и не ори так, не то перебудишь весь дом! – резко заметил Жан-Клод. – Ты первая предложила о ней позаботиться.

– Вот мы и позаботились. Я даже готова пожертвовать для нее пару старых одеял. Прикрой ее и пошли отсюда. У меня все тело зудит!

Он с трудом удержался, чтобы не ответить ей какой-нибудь резкостью. Порой Иветта казалась ему не женщиной из плоти и крови, а заводной механической куклой. Ему пришло в голову, что после общения с ней придется неделями восстанавливать мужскую силу, вместо того чтобы, как обещано, ублажить наконец Лоретту. Подтыкая одеяла вокруг неподвижного тела, он раздраженно думал: кончится тем, что он наткнется на дочь маркиза в объятиях конюха, в пустом стойле на куче соломы.

Устав ждать, Иветта схватила его за руку и потянула из каморки, чуть не забыв запереть за собой дверь.

Оставшись одна, Жанетта не удержалась от облегченного вздоха. Ее бил озноб, она ощущала ужасную усталость и боль во всем теле. Хотелось закрыть глаза и уснуть на этом неудобном ложе, забыв о страданиях, забыв обо всем. Но на память снова и снова приходили бездушие Иветты и непонятная бесхребетность Жан-Клода, потакавшего любой ее прихоти. В который уже раз она задалась вопросом: как можно было полюбить такого человека? Очевидно, она была влюблена в вымышленный образ, не имевший ничего общего с действительностью.

Когда дверь в конце коридора закрылась с приглушенным стуком, Жанетта выбралась из-под вороха ветхих одеял. Торопясь поскорее улечься в постель, Иветта забыла на полу лампу, при свете которой девушка оглядела себя. Руки до самых плеч были в царапинах, ссадинах и синяках, запястья распухли от веревок, от ухоженных ногтей ничего не осталось. Впрочем, сейчас ее это не волновало. Думая только о бегстве, она обвела взглядом заваленную рухлядью тюрьму. За невзрачными занавесками оказалось окно, выходившее на запущенный, поросший сорняками задний двор. До земли было примерно футов тридцать. Если бы под рукой была веревочная лестница или хотя бы простая веревка!

В каморке было, конечно, теплее, чем в подвале, но она не отапливалась, поэтому вскоре Жанетта снова стала мерзнуть. Растирая то руки, то бедра, она бродила по комнате, разглядывая накопившиеся за многие годы старые вещи. Увидев большой сломанный шкаф, она кинулась к нему, в надежде найти веревку, но он оказался пуст. Вторую створку заклинило, и открыть ее не удалось. Девушка сунула руку в щелку по самое плечо, очень надеясь, что там завалялся какой-нибудь предмет одежды. Она выпачкалась в пыли и паутине и уже хотела отдернуть руку, когда нащупала что-то мягкое. Выхватив находку, она жадно стала ее разглядывать.

Это были рабочие штаны и куртка, перепачканные в краске – должно быть, одежда маляра, выброшенная за ненадобностью. Забыв о брезгливости, Жанетта поспешно натянула их на себя. Одежда оказалась очень ей велика, и пришлось завязать штаны на талии узлом, а низ штанин и рукава закатать. Ей сразу стало теплее.

Вторично обшаривая комнату, девушка обнаружила груду рваного постельного белья. Если простыни скрутить, они, пожалуй, выдержат ее вес. Руки саднило, но она, закусив губу, принялась мастерить веревку. В памяти всплыло обещание Куинси прислать кого-нибудь для ее спасения, но Жанетта только пожала плечами: никто не знал теперь о ее местонахождении. Приходилось рассчитывать только на себя. На всякий случай, чтобы не быть застигнутой врасплох, она сунула стул под дверную ручку. Впрочем, эта мера предосторожности была излишней, если учесть жадность Иветты до плотских утех. Покончив с веревкой, Жанетта оглядела ее и заметила пятнышки крови. Бедные руки! Им и без того досталось, а сколько еще ожидало впереди!

Узлы казались достаточно крепкими, но только на практике можно было убедиться, что они выдержат. В противном случае Жанетту ожидало падение в чертополох с довольно большой высоты. Думать об этом не хотелось, но другого выхода не было. Чтобы волосы не мешали, девушка заплела их в косу. Один конец веревки она привязала к железной раме кровати, второй, открыв окно, сбросила вниз и уже собиралась выглянуть, чтобы убедиться, что длины веревки хватит, когда из коридора донесся какой-то звук.

Жанетта замерла с бьющимся сердцем, потом метнулась к окну и вскарабкалась на высокий подоконник. Не слишком хорошо представляя, как это делается, она крепко взялась за веревку и осторожно повисла на ней всей тяжестью: Кровать лишь жалобно скрипнула, узлы как будто держали. Тогда она уперлась ступнями в шершавую стену и затихла прислушиваясь. Все было тихо, звук или померещился, или был случайным.

Ниже этажом окон не просматривалось, а значит, можно было обойтись без особых предосторожностей. Перехватывая веревку и делая короткие шажки, девушка стала спускаться вниз. На первом узле она передохнула, к своему огорчению и досаде, заметив, что ссадины на ладонях кровоточат все сильнее, пятная полотно. К тому же плечи быстро затекли от напряжения. До боли прикусив губу, Жанетта попыталась взглядом оценить высоту, для прыжка было все еще слишком высоко.

Чем дальше, тем мучительнее и медленнее спускалась она вниз. Однако с каждым шажком, с каждым перехватом рук она приближалась, к земле.

Несколько раз Жанетта бросала вверх испуганный взгляд, ожидая увидеть над собой злорадно усмехающееся лицо Иветты. В доме стояла тишина. В какой-то момент влажные от крови и пота ладони соскользнули по веревке, она попыталась вновь схватиться за нее – и нащупала ее конец. Дальше была пустота. Сверху поросшие бурьяном кусты казались не так уж далеко, но теперь она подумала, что если прыгнет, то сломает себе шею.

Жанетта ощутила панический ужас. И веревка медленно, неумолимо начала выскальзывать из измученных рук. Отчаянным усилием она попыталась перехватить ее выше, но мышцы отказались слушаться. Она исчерпала весь запас сил и чуть не поддалась слабости и не позвала на помощь, но в последний момент сдержалась. Спасение означало бы возвращение в руки Иветты и Жан-Клода. Несмотря на усталость и страх, все существо ее протестовало против такой возможности. Она слишком близка была к свободе, чтобы идти на попятную.

Слезы горького разочарования обожгли щеки. Снова послышался какой-то звук, но затуманенное сознание уже не в силах было осмыслить, откуда он донесся. Конец веревки вырвался из ослабевших рук, и Жанетта полетела вниз – как она думала, в густые колючие кусты. Однако между кустами и домом шла мощенная кирпичом дорожка, а над ней были растянуты в четырех руках два плаща. Потом кто-то подхватил девушку на руки. Открыв глаза, она изумленно уставилась в лицо своему жениху, Алену де Виньи. Сбоку склонялось к ней обеспокоенное лицо Эдуарда. Ужас, который она испытала, увидев их, затмил весь кошмар, пережитый до этого. Со сдавленным криком Жанетта попыталась вырваться из рук Алена. Увы, для этого у нее было слишком мало сил. Через несколько минут она оказалась на сиденье экипажа, лицом к лицу с, отчимом и женихом.

Глава 21

Несколько минут все молчали – и неудивительно: что можно сказать в подобной ситуации? Жанетта не испытывала ни малейшей благодарности за помощь, но воспитание обязывало ее поблагодарить своих спасителей. У нее на плечах был плащ Алена, который согревал ее и скрывал плачевное состояние ее одежды и израненные ладони. Наконец молчание стало невыносимым. Набрав в грудь побольше воздуха, Жанетта приготовилась к разговору.

37
{"b":"1847","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Свежеотбывшие на тот свет
Позвоночник и долголетие: Научитесь жить без боли в спине
Sapiens. Краткая история человечества
#Карта Иоко
Синдром Джека-потрошителя
Криптвоюматика. Как потерять всех друзей и заставить всех себя ненавидеть
Отшельник
Любовница
Блюз перерождений