ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Такова жизнь, – просто ответила девушка.

– Я горжусь тобой! – Гретхен вдруг отвела взгляд. – Знаю, что ты устала, но считаю долгом поставить тебя в известность, что Эдуард и Ален на этот раз остановились в моем доме.

– Как?! Здесь? – ахнула Жанетта, опуская руку.

– Мне пришлось принять их, иначе это показалось бы странным. Думаю, тебе не стоит бояться. Не будут же они жестоки к тебе при таких обстоятельствах!

– Скажите, тетя Гретхен… – девушка помедлила, потом решительно договорила: – Куинси знал, что мой отчим и жених находятся под вашей крышей?

– Я сразу известила его об этом.

– Так вот кто должен был прийти мне на помощь! – воскликнула Жанетта, отказываясь верить. – Вот кого он имел в виду!

Значит, он сделал это намеренно? В его глазах это и был залог ее будущей безопасности? И это после того, как поступил с ней Ален! Девушка поникла головой, испытывая обиду и печаль.

– Не суди Куинси слишком строго. Он всегда старается поступать как лучше – во всяком случае, по его мнению. И он куда более прав, чем тебе сейчас кажется. Ты понятия не имеешь, что творится в городе!

– А вы? Вы тоже уедете с нами в провинцию?

– Нет, малышка, – ответила Гретхен со вздохом. – Моя жизнь приближается к закату. Я встречу свою судьбу, какой бы она ни была.

– Я тоже! – воскликнула Жанетта решительно. – Я не знаю, где сейчас мое место, но только не в провинции!

– Что ж, я не удивлена. Ты и в самом деле вся в меня. Должно быть, ты много передумала за это время.

– Да, тетя. Теперь я знаю, что у нас с Жан-Клодом нет ничего общего. Странно даже подумать, что когда-то он был героем моих грез. Так уж вышло, что я полюбила Куинси, и мы будем вместе, хочет он того или нет! Впрочем, я не верю, что он в самом деле собирался отпустить меня из города. Он знает, что я не смогу жить с человеком вроде Алена – для этого я слишком много пережила и поняла.

– Вот, значит, как все обернулось… – Гретхен удивленно покачала головой. – Что ж, такой вариант мне больше по душе. Чем смогу, помогу тебе, не сомневайся.

– Мне нужно как можно скорее ускользнуть от отчима и жениха.

– Пока тебе нужно отдохнуть, – возразила Гретхен, – а завтра я постараюсь что-нибудь придумать. Я ни на грош не верю этим двоим, особенно де Виньи! Он готов на все, чтобы заполучить тебя.

– Знаю, – мрачно ответила девушка и принялась яростно тереть себя мочалкой.

Потребовалось немало усилий, чтобы снова почувствовать себя чистой. Наконец, завернувшись в купальную простыню, она в сопровождении тетки прошла в спальню. Гретхен предложила ей роскошный шелковый пеньюар. Жанетта оделась со странным чувством: она утратила способность испытывать удовольствие, от прикосновения к телу дорогих тканей. Пожалуй, единственное, что она ощутила, закутавшись в пеньюар, была радость, что она может прикрыть свою наготу.

– Я ухожу, – сказала ей Гретхен, – и, если не возражаешь, на всякий случай запру тебя. Надеюсь, мужчины перепьются, но всегда лучше подстраховаться. По крайней мере ты сможешь спокойно выспаться.

– Делайте, что считаете нужным, – с улыбкой ответила Жанетта. – В самом деле, так мне будет спокойнее. Только не забудьте отпереть дверь поутру, иначе мне придется снова вязать веревки из простыней.

– Ах, оставь, ради всего святого! – отмахнулась Гретхен. – Я и без того буду теперь страдать от ночных кошмаров. Впрочем, я не откажу себе в удовольствии узнать подробности твоих злоключений, когда тебе придет охота рассказать о них.

Прежде чем уйти, она втерла в ладони Жанетты целебную мазь. Обменявшись пожеланиями спокойной ночи и поцеловав друг друга в щеку, они расстались.

На другое утро Жанетту разбудил осторожный стук в дверь: тетка с присущей ей заботой сама принесла завтрак.

– Как спалось, дорогая?

– Превосходно! Мне даже ничего не снилось. Вот только не знаю, лучше я себя теперь чувствую или хуже. Все тело точно избитое.

– Ничего странного, – сочувственно откликнулась Гретхен. – Руки, конечно, тоже болят?

– Увы.

– Что ж, они не могли зажить так сразу. Поешь, и тебе сразу станет лучше.

Жанетта не была особенно голодна, но все же набросила пеньюар и босиком подошла к суетившейся у столика тетке. Запах кофе пробудил в ней аппетит, и она потянулась за хрупкой чашечкой китайского фарфора. Напиток был очень крепким и быстро прогнал остатки сонливости, а свежий хлеб с маслом показался ей самой вкусной в мире пищей.

– Ален не пытался проникнуть к тебе ночью? – спросила Гретхен.

– Слава Богу, нет! А где он сейчас?

– Уехал с Эдуардом по делам.

– Отлично. Значит, я могу снова сбежать. Вы ведь мне поможете, правда?

– Можешь не сомневаться, но сперва выгляни в окно. Жанетта раздвинула занавески и бросила взгляд наружу. День выдался холодный, дождливый. Тучи висели так низко, что, казалось, задевали крыши.

– Ну и что же? Подумаешь, дождь!

– Дело не только в дожде… – Гретхен умолкла с таким видом, словно не решалась продолжать.

– Что такое?

– Прежде всего мне придется открыть тебе один секрет. После всего, что было, ты сумеешь понять, насколько он важен. Ты ведь уже знаешь, что Куинси борется за свободу народа?

Жанетта кивнула и тут же задалась вопросом, известно ли Гретхен о другой его роли – предводителя разбойников. Интуиция подсказывала, что тетка понятия об этом не имеет.

– То, что я сейчас скажу, должно остаться между нами, – продолжала та. – Вот уже довольно долгое время я помогаю Куинси в его делах. Мы стараемся облегчить жизнь бедняков.

– Меня это ничуть не удивляет, тетя. Вы всегда были щедры к неимущим. – Девушка сочла, что будет лучше не упоминать о подслушанном ночью разговоре. – Каким образом вы помогаете беднякам?

– Делаю, что могу. Иногда нужно укрыть активистов, которые попали под подозрение, и тогда я даю им приют под своей крышей. Никто ведь не станет разыскивать их в доме знатной дамы. Кроме того, я собираю для них необходимые сведения. Это не так-то просто! Нужно действовать в пику врагам и при этом не навредить друзьям. Ведь не вся знать заслуживает порицания.

– Не сомневаюсь, что у вас это получается.

– Я очень стараюсь, – улыбнулась та.

– Я бы тоже хотела помогать Куинси, – задумчиво произнесла девушка, – вот только он мне не позволяет.

– Почему? У него нет человека ближе тебя.

– Именно поэтому! – Теперь улыбнулась Жанетта, вспомнив страстное признание Куинси. – Он не хочет, чтобы я подвергалась опасности.

– Это можно понять.

– Но поймите и меня! Я хочу быть с ним рядом.

– Тогда тебе придется сменить образ жизни, – рассудительно заметила Гретхен. – Куинси живет в совсем ином мире.

– Выходит, я неженка, белоручка? И вы говорите это после того, что мне пришлось пережить? Не думаю, что теперь меня что-нибудь может отпугнуть.

– Как знать… – Гретхен помолчала. – События развиваются совсем не так, как хотелось бы нам с Куинси.

– Тем более рядом с ним я буду в большей безопасности.

– Даже если это и не так, ты все же будешь под защитой в дни испытаний.

– В таком случае чем скорее я разыщу Куинси, тем лучше. Когда возвращаются Эдуард и Ален? Если время есть, я немедленно ухожу!

– Это неразумно, детка. Сегодня марсельцы выйдут на улицы протестовать против очередного подорожания хлеба.

– Демонстрация?

– Именно так. В такое время знати лучше не высовывать носа, потому что народ не разбирается, кто хорош, а кто плох, имеет значение только то, беден ты или богат. Чего еще ждать, если одни лакомятся пирожными, а у других на столе днями не бывает плесневелой корки.

Жанетта мрачно кивнула, признавая правоту тетки.

– Я могу вызвать Куинси сюда, чтобы он сам тебя забрал.

– Он может и не прийти, – вздохнула девушка, вспомнив свои злые, несправедливые слова. – Мы с ним поссорились. Кто знает, вдруг он теперь ненавидит меня!

– Боже мой, что за нелепость! Куинси не трепетная барышня, которую можно ранить неосторожным словом. Могу я хотя бы известить его, что ты здесь и что хочешь его видеть?

39
{"b":"1847","o":1}