ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Аграфена и тайна Королевского госпиталя
Время как иллюзия, химеры и зомби, или О том, что ставит современную науку в тупик
Стигмалион
Ласковый ветер Босфора
Вместе навсегда
Сама себе психолог
Большая книга «ленивой мамы»
Миллион решений для жизни: ключ к вашему успеху
Принцип пирамиды Минто®. Золотые правила мышления, делового письма и устных выступлений
A
A

После смерти барона и баронессы поместье перешло к законному наследнику. Куинси уехал сразу после похорон, объяснив это тем, что в «Сангуине» его теперь ничто не держит, а так как именно он обычно занимался делами поместья, все пошло наперекосяк. Жан-Клод так растерялся и испугался, что поначалу был даже рад, когда Ален де Виньи выиграл у него «Сангуин» в карты во время одной из дружеских пирушек.

Бедняжка Жан-Клод! Не его вина, что де Виньи оказался таким жадным пройдохой! Он всегда хотел заполучить соседние владения и, играя в карты, мошенничал без зазрения совести.

Вспомнив графа, Жанетта содрогнулась. Ален де Виньи мечтал заполучить не только «Сангуин». Он смотрел на нее похотливым взглядом, от которого по ее телу пробегали мурашки. Когда отчим дал согласие на брак, девушка возненавидела его, зная, что им движет обыкновенная корысть. Если соединить все три поместья – «Верден», «Сангуин» и «Бон-Темп», то получилось бы громадное земельное владение, предмет мечтаний любого дворянина. Что значили в сравнении с этим желания падчерицы, к тому же нелюбимой?

На все мольбы Жанетты отчим отвечал, что Ален де Виньи считается блестящей партией и что ей должен льстить его выбор. Когда девушка возражала, что графу уже тридцать восемь, что он слишком стар для нее, отчим уверял, что это совершенно не важно, так как граф находится в самом расцвете сил. А ей были глубоко безразличны его внешность, титул и богатство. Она любила другого.

Когда-то Жанетта дала Жан-Клоду слово, что будет ждать, сколько понадобится, пока он восстановит свои права на «Сангуин». И она держала слово, отвечая отказом на все предложения, пока отчим без ее ведома не устроил ее брак с графом де Виньи. После оглашения помолвки стало ясно – она должна бежать из этого дома. И Жанетта сбежала, даже не переодевшись после бала, устроенного в честь обручения, в том самом голубом атласном платье, что стало предметом восхищения приглашенных. Бегство не было запланировано и получилось как-то само собой, когда жених спустился с невестой в розарий, чтобы воспользоваться теми пока еще немногими правами, что давала ему помолвка: оставаться с ней наедине, обнимать и целовать ее. Во что все это вылилось, не хотелось и вспоминать. Граф буквально набросился на Жанетту. Он, запустив руки ей за корсаж, начал грубо, жадно мять ее груди и, тяжело дыша, посвящать в непристойные подробности того, что будет делать с ней после венчания. Ужас и отвращение придали ей сил. Она вонзила каблук в ногу жениха и укрылась в своей спальне, куда ему пока еще доступ был закрыт, а потом и вовсе покинула «Верлен».

Жанетта не собиралась лить слезы, не хотела жалеть себя, зная, что этим делу не поможешь. Она уже совершила первый шаг к свободе, оставалось разыскать Жан-Клода и обвенчаться с ним наперекор всему. Ведь не зря говорят, что любовь побеждает все преграды!

Ободренная этим, она поклялась быть сильной, во что бы то ни стало добраться до тетки и попросить помощи.

Глава 2

Экипаж прокатился по узким мощеным улочкам Марселя, сперва пробравшись между высокими строениями театрального квартала, потом вверх по рю Канар – к городскому лому графини де Жиро, непритязательному зданию из серого камня, зажатому между двумя точно такими же домами.

Сердце Жанетты учащенно забилось, когда она оперлась ни руку Жоржа, готовая сойти на мостовую. Пока кучер стучал в дверь, она нервно оправляла юбки и теребила край шали. Наконец дверь распахнулась. На пороге стояла, неодобрительно глядя Жанетту, экономка в черном. Она отступила и сторону, позволяя гостье войти в холл, потом сделала приглашающий жест в сторону малой гостиной и оставила ее одну. Жанетта не успела составить даже самого общего впечатления о комнате, когда ее негромко окликнули по имени. В дверях стояла дама, моложавая на вид, одетая по последней моде и тяжелую парчу и тщательно причесанная.

– Тетя Гретхен! – воскликнула девушка, сразу ее узнав. Она бросилась тетке на шею и ощутила, как полные мягкие руки прижимают ее к надушенной груди.

– Малышка! Как ты хороша! Так и лучишься свежестью юности! Ах, ты просто живой портрет моей дорогой, безвременно ушедшей сестры!

– А вы, тетушка, ничуть не изменились.

– Надо признать, годы обошлись со мной милостиво… но возраст не обманешь, он ощущается, даже если и не виден. Однако объясни мне причину такого внезапного визита! Надеюсь, дома все в порядке? Я слышала о твоей помолвке с графом де Виньи. Похоже, ты сделаешь хорошую партию.

– Нет, тетушка; все далеко не в порядке! – возразила Жанетта, заливаясь слезами.

– Дорогая, дорогая! Присядь сюда, я распоряжусь насчет чаю. Все покажется тебе пустяками, когда ты немного подкрепишься.

Глядя на заплаканное лицо племянницы, Гретхен покачала головой и дернула шнурок звонка.

– Принеси нам чаю и булочек, Берта, – сказала она экономке, а когда та скрылась за дверью, снова повернулась к девушке.

– Увы, тетя Гретхен, мне нужно подкрепить не силы, а решимость, – сказала Жанетта со вздохом.

– Ах, сердечные дела! Можешь полностью на меня рассчитывать, дорогая. Возможно, я сумею помочь. Расскажи все с самого начала.

Девушка так и поступила. По мере того как перед Гретхен разворачивалась история растерянности/негодования и, наконец, отчаяния племянницы, на ее выразительном лице отражалась поочередно тень этих эмоций.

– Теперь вы видите, тетушка, что у меня не было другого выхода? Я должна была бежать! Кроме вас, мне не к кому обратиться. Прощу вас, помогите мне разыскать Жан-Клода!

Гретхен печально покачала головой и начала было что-то говорить, но замолчала, пережидая, пока экономка расставит на столе все необходимое для чаепития. Когда они снова остались наедине, Жанетта разлила чай и протянула чашку тетке.

– Не представляю, чем я могла бы тебе помочь, моя дорогая, – сказала Гретхен. – Это вовсе не значит, что я не хочу, но что могу я, одинокая, слабая женщина, там, где переплетены интересы таких влиятельных людей, как твой отчим и жених? Не забывай, что о твоей помолвке с графом де Виньи объявлено публично!

Девушка рассеянно сделала глоток, не замечая изысканного вкуса напитка. Аппетит у нее пропал окончательно.

– Да, но что же мне делать?! – взмолилась она.

– А вот это уже моя забота! – раздался от дверей громкий разгневанный голос.

Гостиная сразу показалась крохотной, беззащитной, как и обе сидящие в ней женщины. Жанетта испуганно вскрикнула. Ее отчим, Эдуард де Лафайет, и Ален де Виньи плечом к плечу стояли на пороге. Оба отличались красивой внешностью, но сейчас лица их были искажены гневом и странным, зловещим образом походили друг на друга. Мужчины одновременно шагнули в комнату, и девушка бросила на тетку затравленный взгляд. Эдуард свирепо глянул на нее, приказывая молчать.

– Значит, ты здесь! Так я и думал!

– А что в этом особенного? – Гретхен с деланным недоумением пожала плечами. – Жанетта решила нанести мне визит, только и всего.

– Вы всегда в первую очередь остаетесь безупречной хозяйкой! – воскликнул Эдуард с едкой иронией.

– Не могу выразить, как я рада вас видеть! – проигнорировав Эдуарда, сказала Гретхен графу де Виньи.

Тот ответил легким поклоном и вновь обратил на Жанетту рассерженный взгляд. Однако Гретхен не так-то легко было сбить с толку.

– Не желаете ли присесть? Чай только что подан, возможно, вы оба…

– Мы явились сюда не ради чаепития, мадам! – отрезал Эдуард. – Оставьте ваши манеры для светских раутов! Жанетта немедленно отправится с нами домой!

– Понимаю… – протянула Гретхен, и ее большие голубые глаза заволокла печаль. – Вы явились сюда, чтобы устроить скандал?

– Что?! – вскричал Эдуард.

Ален де Виньи окинул тетку своей невесты испытующим взглядом. Графиня умела злословить, когда ее к тому вынуждали, а он меньше всего желал, чтобы предстоящий брак сопровождался скандалом.

– По-вашему, в Марселе еще неизвестно о прибытии в город Жанетты де Лафайет? – невозмутимо продолжала Гретхен. – Тогда объясните, почему следом за ней в мой дом ворвались ее отчим и жених и увезли с собой, не дав даже отдохнуть с дороги? Кое-кому может показаться, что речь идет о насилии! Что скажет на это марсельская знать?

4
{"b":"1847","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа
Билет в любовь
Запад в огне
Гномка в помощь, или Ося из Ллося
Щегол
Только не разбивай сердце
Наше будущее
Один плюс один
Последнее прости