ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Конечно. Нам нужно объясниться.

– Тогда заканчивай завтрак и одевайся, а я обо всем позабочусь. Потом расскажешь мне о своих приключениях. Из Куинси ведь слова не вытянешь!

– Обещаю, что удовлетворю ваше любопытство, тетя, – засмеялась Жанетта, чувствуя, как оживает в ней надежда. – Сейчас кажется странным, как много уместилось в несколько дней. Вообразите себе, покидая ваш дом, я любила Жан-Клода! Какой же я была дурочкой!

– Человеку свойственно ошибаться, – мягко заметила Гретхен.

Глава 22

Берта развела огонь в камине, и языки пламени заметались за витой чугунной решеткой. Увы, это мало помогло. Изморось никак не желала переходить в настоящий дождь, хотя тучи на небе все сгущались. Так же мрачно становилось на душе у Жанетты, по мере того как она в общих чертах рассказывала о своих злоключениях тетке, которая слушала ее затаив дыхание.

– Лучше бы я была уже в пути! – наконец вырвалось у девушки.

– Не торопи события. Я уверена, что Куинси появится и вы вместе обсудите, как быть дальше.

– Хотелось бы верить! Боюсь, сегодня мне предстоит свидание с Аленом.

– Это возможно. Надеюсь все же, что он оставит тебя в покое теперь, когда супружеские права осуществлены. Для него это гарантия того, что ты никуда не денешься. Разумеется, сразу после свадьбы от него не будет спасения.

– Если только свадьба состоится! Боже, как он мне противен!

– Знаю, знаю. Мне страшно не хотелось впускать этих двоих в свой дом, но что оставалось делать? Условности обязывают.

– Я не виню вас, тетя. Просто мне хочется оказаться подальше отсюда.

С улицы донесся нарастающий шум. Гретхен и Жанетта подбежали к окну.

Внизу двигалась плотная масса народу. Судя по нищенской одежде, это были обитатели трущоб. Над толпой висел гул гневных выкриков. Богатые кварталы выглядели вымершими: так было задумано изначально. Знать сговорилась проигнорировать народный протест как нечто низкое, вульгарное и недостойное внимания, хотя под ее молчанием и чувствовался страх. Очевидно, мирный путь не мог привести к переменам, требовалось более сильное средство, чтобы аристократия наконец зашевелилась.

Жанетта смотрела сквозь щелку и понимала, насколько права была Гретхен, когда советовала ей не выходить из дома. Интересно, думала она, а что творится сейчас в других городах? В Париже? В провинции? Там ведь тоже царят голод и нищета.

По стеклам вдруг застучали тяжелые капли дождя. Гретхен снова выглянула в окно. Ливень шел стеной, и толпа рассасывалась буквально на глазах. Двери особняков оставались запертыми.

Вдруг кто-то забарабанил в их дверь, и они вздрогнули от страха.

– Должно быть, это Эдуард и Ален, – предположила Гретхен. – Они вернулись, чтобы позаботиться о нас. Вот только как им удалось пробраться сквозь толпу?

Стук сменился тяжелыми ударами, словно кто-то колотил в дверь ногами.

– Почему никто не отворяет? – удивилась Гретхен. – Где Берта?

– Возможно, на кухне. Я открою, – вызвалась Жанетта. – Видите, толпа почти разбежалась, так что можно не опасаться вторжения. Оставайтесь тут, у огня.

Девушка поспешила к двери, но не успела поднять засов, как кто-то грязный, в лохмотьях, оттолкнул ее и вбежал в дом. Дверь так тяжело захлопнулась за ним, что засов снова упал на место. Жанетта ухватилась за полу невероятно засаленного сюртука, но получила толчок в грудь и не устояла на ногах. Незнакомец бросился мимо нее в гостиную, откуда тотчас донесся крик Гретхен. Девушка поднялась на ноги и побежала в ту сторону. Ужас заставил ее окаменеть в дверях гостиной: незваный гость приближался к Гретхен с большим столовым ножом! Не сводя взгляда с широкого лезвия, та отступала к камину.

Очень скоро она окажется в ловушке! Мысли Жанетты заметались в поисках выхода. Она знала, что не справится с незнакомцем. И тут на глаза ей попалась литая фарфоровая статуэтка. Стараясь не шуметь, она подняла ее, занесла над головой и на цыпочках двинулась вперед.

Гретхен сразу поняла ее намерения и громко взмолилась о пощаде, обещая злоумышленнику все свои драгоценности. Он заколебался – и получил тяжелый удар по голове, от которого статуэтка разлетелась на куски. Незнакомец рухнул как подкошенный, из-под разметавшихся сальных волос показалась струйка крови.

– Он мертв? – сдавленным голосом спросила Жанетта.

Гретхен, к которой успело вернуться обычное, хладнокровие, склонилась над телом и брезгливо коснулась шейной артерии.

– Увы, нет, дорогая. Должна сказать, ты была великолепна! Я сама, не справилась бы лучше. Плохо то, что этот человек – всего лишь первая ласточка, или, лучше сказать, первый клок грязной пены с вздымающейся волны, которой вскоре предстоит хлынуть на берег и утопить его в крови! Этот еще колебался между ненавистью и алчностью, других удовлетворит только кровавая месть.

– Но как же так можно? – воскликнула девушка, содрогаясь. – Мы не сделали им ничего плохого!

– Довольно и того, что мы хорошо одеты, живем в довольстве и тепле. Как только этот человек очнется, он снова возьмется за оружие, теперь с еще большим пылом, чем в первый раз. Давай-ка его свяжем. Когда вернутся Ален и Эдуард, они решат, что с ним делать. Кстати, это будет для них хорошим примером того, что мы можем за себя постоять.

– Связать его? Но чем?

– В кладовой наверняка найдется веревка. Только не обращайся за помощью к Берте – еще ударится в истерику при виде крови.

– Как же я оставлю вас с ним одну?

– Если поторопишься, он не успеет очнуться. Жанетта бросилась на поиски веревки. Проходя мимо кухни, она увидела Берту и сообразила, почему та не слышала шума: на плите громко шипели и шкварчали сковороды, а экономка была глуховата. Мельком глянув на девушку, она вернулась к своему занятию.

– Помоги мне перевернуть его на живот, – сказала Гретхен, когда Жанетта появилась с мотком бельевой веревки.

С удивительной ловкостью она связала руки незнакомца в запястьях, а ноги в лодыжках и притянула их друг к другу. Теперь он был совершенно беспомощен.

– Где вы этому научились, тетя? – изумленно спросила Жанетта.

– Научиться можно всему, было бы желание, – отмахнулась та. – Я приобрела много полезных навыков, и за каждым из них стоит целая история. Возможно, когда-нибудь я расскажу тебе их все. Ах, какая незадача! Надо было сначала оттащить его к стене, а потом уже связывать. Не хватало еще, чтобы кто-нибудь об него споткнулся!

Вдвоем они с трудом отволокли незнакомца к камину. Он был худ, но невероятно тяжел и все еще находился без сознания. Покончив с налетчиком, они улыбнулись друг другу, довольные собой. Нож Гретхен положила на край стола.

– Теперь остается только ждать, дорогая. Надеюсь, у мужчин хватит ума поскорее вернуться домой. Демонстрация провалилась, и я не думаю, что народ от этого в восторге.

Жанетта устроилась в кресле. Она, напротив, надеялась, что Эдуард и Ален не вернутся никогда. Сама мысль о том, чтобы снова увидеть их самодовольные лица, была ей противна до тошноты, тем более что пришлось бы держаться кротко, чтобы усыпить их недоверие. Она ни минуты не сомневалась, что Ален постарается принудить ее к близости при первом же удобном случае.

– Не волнуйся так, милая, – сказала Гретхен, заметив, что девушка нервно комкает складки платья, и догадавшись, о чем она думает. – Мы сделаем все, чтобы это не повторилось.

– Если бы это было так просто! – вздохнула Жанетта. – Почему же не идет Куинси? Неужели с ним что-нибудь случилось?

– Вздор! Вот уж кто вполне способен за себя постоять! Но задержаться он мог – сама видишь, что творится.

– Я только подумала… Я была несправедлива к нему вчера. Кто знает…

– Перестань, ради Бога! Пары резких слов еще недостаточно, чтобы убить любовь.

– Да, наверное…

Жанетта снова вздохнула, не понимая, что нашло на нее в те минуты, когда она обрушила на Куинси свой нелепый гнев. Иветта была бы просто счастлива, узнав, что из-за нее они поссорились!

40
{"b":"1847","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Супруги по соседству
Свидетель защиты. Шокирующие доказательства уязвимости наших воспоминаний
Силиконовая надежда
Аврора
Непрожитая жизнь
Академия черного дракона. Ставка на ведьму
Таинственный портал
Отчаянные
Самоисцеление. Измените историю своего здоровья при помощи подсознания