ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Свободна! И на пути к любимому!

Глава 26

Жанетта бросила опасливый взгляд на черные тучи. Похоже, собиралась гроза. Она поздравляла себя с тем, что добралась до места назначения раньше, чем погода окончательно испортилась. Когда она увидит Куинси, это и вовсе будет не важно, потому что для влюбленных любая погода хороша!

Она громко постучала в ворота, выходящие в переулок, и услышала в ответ встревоженный женский голос:

– Кто там?

– Жанетта де Лафайет! Помните меня, мадам Марго? Однажды я уже была в этом доме.

– Мадемуазель!

Со скрежетом поднялся засов, тяжелая створка ворот отъехала в сторону. Высунув голову в щель, экономка окинула гостью быстрым взглядом и кивнула, приглашая войти. Как только девушка сделала шаг внутрь, засов со скрежетом встал на место. Проведя ее в дом через садик, все такой же очаровательный, Марго быстро заперла заднюю дверь и заложила ее тяжелым брусом. Все занавески в гостиной были задернуты.

– Прошу прощения за то, что заставила вас ждать, но осторожность прежде всего!

В доме было тепло и уютно. Жанетта удивленно обвела взглядом плотно зашторенные окна.

– Вы ожидаете беспорядков?

– Не то чтобы ожидаю, скорее опасаюсь. Когда хозяина нет дома, мне обычно не по себе, а в эти дни в городе неспокойно.

– Вы правы, – согласилась Жанетта, вспомнив свою утреннюю нервозность.

– Позвольте ваш плащ и шляпу, мадемуазель. Вы прибыли издалека?

– С другого конца города, – ответила девушка, избавляясь от верхней одежды.

– Навестить Куинси? – уточнила экономка, поднимая саквояж.

– Не совсем. Если честно, я бы хотела здесь остаться…

– Остаться?

– Если это удобно…

– Ну конечно, отчего же нет! Я представляю, в каком восторге будет хозяин.

– Надеюсь, – пробормотала Жанетта, внезапно усомнившись в этом.

– Осмелюсь предложить вам прежнюю комнату. Она готова, можете вселяться в любой момент.

Марго заторопилась к лестнице, словно ей не терпелось поскорее покончить со всеми этими делами. В ее комнате наверху, не медля ни секунды, экономка принялась развешивать в гардеробе платья. Чувствуя себя неловко и не в силах молчать, Жанетта решила внести ясность в сложившуюся ситуацию.

– Позвольте объяснить…

– В этом нет необходимости. Вам здесь всегда рады.

– Но должны же вы знать…

– Что ж, если считаете нужным, объясните.

– Я снова совершила побег. На этот раз отчим наверняка лишит меня наследства! Но мне все равно, потому что я люблю Куинси и хочу быть с ним!

Экономка прервала свое занятие и посмотрела на девушку взглядом, полным искреннего тепла и понимания.

– Что я могу сказать? Я счастлива за вас обоих. Куинси долго ждал и надеялся. Не то чтобы он обсуждал это со мной… женская интуиция, только и всего.

– Он знает о моем побеге?

– Еще нет. Записка графини де Жиро попала в мои руки. Я не совала в нее нос, поэтому ваш приход явился для меня неожиданностью.

– И еще, мадам Марго! Я обидела Куинси…

– Не забивайте этим свою хорошенькую головку. Куинси крепкий, он выдержит. Давайте лучше поскорее устроим вас в этом доме, а потом я выглажу вашу одежду.

Узелок с пирожками, поначалу отложенный в сторону, вызвал у экономки нескрываемое удивление. Жанетта со смехом пояснила, что это, так сказать, прощальный подарок от Берты. – Давайте выпьем с ними чаю! – предложила она.

– Что, вдвоем? – опешила Марго. – Это неловко, ведь я всего лишь служанка.

– Мне ли придерживаться мелких условностей, если я нарушила основные! К тому же нам нужно о многом поговорить.

– Что ж, я к вашим услугам. А знаете, вы приехали вовремя, – заметила экономка, когда они спускались вниз. – Грядут суровые времена. У меня мурашки шли по коже от мысли, что я тут совсем одна. С вами мне гораздо спокойнее.

– Я рада.

Расставив на столе все необходимое для чаепития, Марго, посмотрев на блюдо с пирожками, вздохнула:

– Жаль, что я не могу поделиться этим с сестрой!

– А где ваша сестра?

– Даже и не знаю. На днях у нее умер муж. От горя она немного не в себе и скитается по трущобам. Я пыталась взять ее в дом, но она наотрез отказалась.

– Отчего же вы не попросили Куинси уговорить ее? Возможно, она опасается, что он будет против, но это, конечно, не так!

– Сейчас у него хватает хлопот и без моих семейных проблем.

– Тогда я сама с ним поговорю при встрече.

Этот разговор вызвал в Жанетте воспоминания о демонстрации, о грязных, оборванных и озлобленных людях, и она вдруг задалась вопросом, так ли уж безопасно в этом доме даже за запертыми дверями.

– Есть тут какое-нибудь оружие? – обратилась она к Марго.

– Оружие? – удивилась та. – Есть пистолет в комнате хозяина, в нижнем ящике секретера.

– Хорошо! Я охотилась чуть ли не с детства и умею обращаться с огнестрельным оружием. Пистолет пригодится нам в случае нападения. Я поищу его, пока вы будете заваривать чай.

Экономка кивнула и направилась на кухню, бормоча себе под нос что-то неодобрительное: по ее мнению, женщины не должны иметь к оружию никакого отношения. А Жанетта взлетела на верхний этаж, с трудом дыша в спертом воздухе. Ей очень хотелось, чтобы Куинси был рядом, тогда она чувствовала бы себя в большей безопасности.

В дверях хозяйской комнаты она остановилась, переполненная воспоминаниями о единственной ночи любви. Как он был нежен и неистов тогда!

Пистолет в самом деле оказался в нижнем ящике секретера. Ощущение холодного металла быстро рассеяло счастливые воспоминания, и она напомнила себе, что должна быть сильной. Жанетта постаралась мысленно подготовиться к любому повороту событий и в случае необходимости защищать себя и Марго. Пистолет был хорошо вычищен, смазан и заряжен. Рядом в кожаном мешочке лежали запасные патроны. Жанетта с оружием в руках вернулась в гостиную, куда как раз входила Марго с чайным подносом. Пистолет Жанетта положила на столик у самой двери, чтобы в нужную минуту был под рукой. Экономка разлила чай. В комнате повисла напряженная тишина.

– Какое странное чувство, – заметила Марго. – Точно такое же было у меня с самого утра в тот день, когда океан разбушевался и полностью затопил, нижнюю часть города. Тогда многие в бедных кварталах погибли…

– Какой ужас! И вы все это видели?

– О, нет! Я была в верхней части города, работала в то время на одном из лучших постоялых дворов. Если бы не это, я бы сейчас не говорила с вами, мадемуазель. Ужасно это было, вот что я вам скажу. Вода сносила все подряд – не только нищенские лачуги, но и дома покрепче. И все-таки признаюсь вам: легче выдержать буйство стихии, чем человека!

– Ворота надежно заперты? – спросила Жанетта со страхом.

– Как обычно. Но я очень волнуюсь за хозяина! Что, если он постучит, а мы взаперти не услышим?

– Может быть, подождать его во дворе? Не может же он отсутствовать вечно?

– Как хотите. Я так растеряна… Делайте, что считаете нужным.

Прежде чем выйти в садик, девушка бросила взгляд на пистолет, но решила не брать его с собой. В конце концов, до сих пор ничего страшного не случилось!

Подойдя сначала к передним воротам, она обнаружила, что они надежно заперты и заложены толстым засовом. Задние ворота, состоявшие из одной тяжелой створки, тоже были в полном порядке, и не было никаких признаков того, чтобы в них кто-то ломился. Однако облегченный вздох замер на губах Жанетты, когда она посмотрела на небо: оно было окрашено в зловещий бурый цвет и пульсировало, словно где-то пылал чудовищный костер.

Резко развернувшись в противоположную сторону, Жанетта увидела на тучах багровый отсвет. Тучи двигались со стороны скопления хижин и лачуг, среди которых стоял дом Куинси. Очевидно, в кварталах бедняков бушевал пожар. Девушка живо представила себе, как люди в страхе бегут из своих жалких лачуг, как полчища крыс мечутся под ногами, – и содрогнулась •при мысли, что пожар может охватить весь город.

48
{"b":"1847","o":1}