ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ответом ей были два взгляда, полных бессильного гнева. Ничего не поделаешь – Гретхен была права. Ни один из мужчин не желал запятнать свое имя.

– Зато все найдут вполне естественным, что накануне венчания Жанетта нанесла визит своей близкой родственнице. В конце концов, надо же сделать покупки! И уж тем более нет ничего странного в том, что ее вызвались сопровождать заботливый отчим и любящий жених.

Мужчины с мрачным недоверчивым видом прислушивались к словам Гретхен.

– Мне кажется, господа, что единственный способ пресечь сплетни – это погостить немного в Марселе. Разумеется, приличия не позволяют графу де Виньи остаться на ночь в моем доме, но с утра – милости прошу! Вы ведь не бросите его одного, Эдуард?

Жанетта едва удержалась от облегченного вздоха. Дело было сделано – отказ означал бы скандал.

– Уж не знаю, как вам это удается, Гретхен, но все и всегда выходит по-вашему, – кисло заметил де Лафайет. – Я и сам не сумел бы лучше обернуть эту неловкую ситуацию на пользу нам всем. Что скажете, Ален?

– На редкость мудрый план, графиня, – сказал тот, галантно склоняя голову сначала в сторону Гретхен, а потом Жанетты. – Уверен, что моя дорогая невеста получит удовольствие от общения с вами. Ну, а у меня в Марселе есть небольшое дело. Во время прогулки с Жанеттой я загляну по нужному адресу.

– Ну, вот видите, как славно все устроилось! – воскликнула Гретхен, всплескивая руками. – Никто не останется внакладе.

Желая закрепить успех, Жанетта одарила отчима и жениха простодушным взглядом и виновато улыбнулась.

– Я бы ни за что не стала своевольничать, если бы знала, что рассержу вас. Но мне так хотелось повидать тетушку! Вообразите мой ужас, когда вы вошли! Теперь я знаю, что такое «метать громы и молнии».

– Нам следовало уделять тебе больше внимания, дорогая, – медоточиво произнес Эдуард, решив подыграть ей и тем самым сохранить лицо. – Ты ведь тоже не на шутку перепугала нас с Аленом. Что мы должны были думать о твоем внезапном исчезновении? Впрочем, что ни случается, все к лучшему! Теперь у нас есть возможность приготовить тебе подобающее приданое. Об этом позаботится Гретхен, но предупреждаю, что вам придется начать покупки немедленно, времени до венчания остается не так уж много.

Ален слушал его с непроницаемым видом, но в душе поклялся, что не простит Жанетте ни ушибленной ноги, ни уязвленного самолюбия. Маленькая негодяйка заплатит за свою выходку! Он счел своим долгом внести лепту во взаимные расшаркивания:

– Полагаю, нам с Эдуардом следует извиниться. Даже искреннее беспокойство за судьбу Жанетты не оправдывает плохих манер. Графиня, обещаю впредь не являться к вам незваным гостем.

– Ах, какие мелочи! – беспечно отмахнулась Гретхен. – Ваш поступок всего лишь доказывает, что вы принимаете в Жанетте большое участие. Однако она совсем измучена, бедняжка. Я сама ее уложу. Прошу прощения за то, что вот так покидаю вас, господа, но уверена, вы все понимаете. Вам ведь еще нужно устроиться на ночь и отужинать.

Эдуард не стал спорить. Он рассеянно пожелал племяннице приятных сновидений и демонстративно повернулся к Гретхен, давая понять, что уступает место жениху: Ален не замедлил заключить Жанетту в объятия.

– Не воображай, что тебе удалось меня одурачить! – прошептал он ей на ухо. – На этот раз я пошел у тебя на поводу, но не думай, что так будет и впредь. Скоро ты станешь принадлежать мне телом и душой, так что научись уважать своего, супруга и господина. Даже не надейся, что сможешь связать свою жизнь с другим!

Жанетта мысленно собралась с силами, зная, что ритуал прощания неизбежен. Помолвка давала Алену право на поцелуй, и пришлось вынести жадное, ищущее прикосновение его губ. Когда он отступил, взгляды их встретились, и девушка прочла в его глазах откровенное желание. Ей не удалось сдержать дрожь отвращения. К счастью, вмешался Эдуард.

– Нам пора! – произнес он нетерпеливо. – Завтра весь день будем в вашем распоряжении.

Когда на дверь с легким скрежетом опустился тяжелый засов, Гретхен торжествующе расхохоталась. Жанетта присоединилась к ней, хотя голос ее и дрожал.

– Ты была великолепна, тетя Гретхен! – воскликнула она, обнимая тетку.

– Будем считать это первым ходом в нашей игре, дорогая. Ты заметила, что эти двое совершили серьезную ошибку?

– Какую, тетушка?

– Они даже не упомянули об экипаже! Ты ведь приехала в фамильной карете, не так ли?

Они обменялись заговорщическими взглядами.

– Если возникнет нужда в деньгах, продай карету. Надеюсь, кучер – человек верный?

– Вполне.

– Это упрощает дело. Я отошлю его к одной моей подруге. У нее просторная конюшня, и укрыть там экипаж с лошадьми не составит труда. Кучера она пристроит. В этом случае ты исчезнешь без следа.

– Как чудесно! – Жанетта захлопала в ладоши.

– Нам нужно многое обсудить, ведь не каждый день невеста убегает от жениха! Но это позже. Сначала ты примешь теплую ванну и как следует выспишься. Ты должна восстановить силы, моя дорогая.

Гретхен проводила племянницу наверх, в заднюю часть дома. Спальня оказалась уютной, с окнами на внутренний дворик и розарий. Приняв душистую ванну, Жанетта улеглась в постель и провалилась в глубокий сон.

Посреди ночи Жанетта вдруг проснулась и долго не могла сообразить, где находится. Наконец память вернулась к ней. Неужели ночь ее бегства еще не кончилась? Не может быть! Наверное, она проспала целый день! Она уселась в постели, подтянула колени к подбородку и начала размышлять над своим положением. Усталости как не бывало, отчаяние уступило место надежде. Вот уже много месяцев Жанетта не чувствовала такой радостной приподнятости, уверенная, что ее мудрая тетка непременно измыслит какой-нибудь хитроумный план спасения.

В животе громко заурчало. Ну конечно, она ведь столько времени не ела!

Девушка бесшумно выбралась из постели и взяла с ночного столика подсвечник со свечой. Ночной холод успел просочиться в спальню, и ей пришлось набросить легкий теткин халат. Надеясь найти на кухне что-нибудь съестное, Жанетта бесшумно спустилась по лестнице.

В очаге еще тлели угли – похоже, это было самое теплое место в доме. Заварив себе чаю и отыскав на полке печенье, она уселась на продавленный стул и принялась за еду. Она не спешила покинуть уютную кухню и заворожено наблюдала за игрой язычков пламени на углях, мало-помалу впадая в дремоту. Из приятного транса ее вывел резкий звук, очень похожий на стук камешка о стекло. Жанетта испуганно выпрямилась на стуле. Почему-то ей вспомнился незнакомец с постоялого двора.

– Как странно… – пробормотала она смущенно. – Кажется, мое воображение тоже сбилось с пути истинного!

Новый звук донесся до нее. Это были легкое постукивание и шорохи, словно кто-то пытался открыть окно и проникнуть в дом. Подстегнутая страхом, девушка бросилась было вверх по лестнице, собираясь укрыться в спальне, но на площадке заколебалась, прикидывая возможность перехватить вора.

Некоторое время ничего не происходило. Приободрившись, Жанетта на цыпочках спустилась вниз и укрылась в темном углу холла, старательно напрягая слух. Дом был объят тишиной. Кто бы ни был незваный гость, он или удалился, или уже был внутри. Она не могла решить, стоит ли поднимать тревогу, потому что все ее страхи могли оказаться игрой воображения. Она повернулась, чтобы уйти. И в этот момент из-за ближайшей двери раздался приглушенный голос тети Гретхен:

– Тебе померещилось!

Жанетта едва не вскрикнула от неожиданности. Итак, это не вор, а тайный ночной гость! И гость этот наделен настолько острым слухом, что ее осторожные движения были им услышаны!

Она приросла к месту из страха быть обнаруженной, зная, что не сможет дать правдоподобного объяснения своему присутствию в холле в столь поздний час. Надо было ей потерпеть до завтрака! Подумаешь, в животе заурчало!

– Можешь считать меня чрезмерно осторожным, но бдительность – лучшее средство сохранить голову на плечах, – ответил мужской голос.

5
{"b":"1847","o":1}