ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что ж, это верно.

– Ты зря посылала за мной, Гретхен. Я раньше твоего узнал о ее бегстве. Жорж – хороший парень.

Сердце Жанетты громко забилось – они говорили о ней! Она даже испугалась, что стук могут расслышать в комнате.

– Моя племянница не имеет отношения к твоим делам.

– Никто не скажет, что имеет отношение, а что нет, В данный момент любая соломинка может нарушить равновесие. Ей здесь не место. Отошли ее!

– Назад к жениху? Ты этого хочешь? Ответ прозвучал после долгого молчания, и был так тих, что Жанетта едва уловила его.

– Нет… но я опасаюсь за ее судьбу. В Марселе сейчас небезопасно. Не забывай, что она принадлежит к знати.

– Она еще и моя племянница! Ее не тронут.

– Как твоя племянница, она может ввязаться во что не следует. Никто – слышишь, никто! – не должен нам помешать!

– До политики ей нет дела, да она в ней и не разбирается. Она провинциалка. Впрочем, дорогой, ты и сам это прекрасно знаешь.

– Провинциалка – еще не значит дурочка, – возразил гость громче и с большим напором. – Кстати, ты так и не сказала, зачем она здесь.

Новая пауза тянулась так долго, что девушка уже начала терять терпение.

– Она сбежала из дому, – наконец ответила Гретхен очень мягко. – Что бы избежать брака с графом де Виньи.

– Это что – шутка? – воскликнул гость в полный голос. – Кто поверит в эту чепуху? Я хочу знать правду, Гретхен! Итак, зачем она здесь?

– Если не хочешь, можешь не верить, все равно мне больше нечего тебе сказать. Я лишь повторяю ее слова – она не желает выходить замуж за де Виньи!

– В таком случае она убежала ради Жан-Клода.

– Да, – помолчав, подтвердила Гретхен.

– Ей не откажешь в верности.

– Она думает, что влюблена.

– Ну разумеется, как же иначе! – Голос изменился, стал насмешливым. – Что ж, хоть мне это и не по душе, кто я такой, чтобы мешать их любви! Чему быть, того не миновать. Ты говоришь, она не имеет представления о том, что здесь заваривается? Марсельцы волнуются, и чем дальше, тем сильнее. Королю Людовику не стоило отдавать их на откуп своему интенданту. Никогда еще ненависть к знати и двору не была так сильна. А теперь посуди сама, место ли здесь наивной девчонке, которая не знает, да и не желает знать, что народ живет на грани голодной смерти!

– Но, дорогой, она еще молода и неопытна! Юности свойственна тяга к любви, а не к борьбе за правое дело. К тому же она понятия не имеет, как тяжело порой достается кусок хлеба. Откуда ей знать, что дети падают от голодных обмороков и умирают прямо на улице, в то время как разжиревшие аристократы катят мимо в золоченых каретах. Думаю ей следует обрисовать положение в стране.

– Знаю, что ты права, знаю! Я просто не хочу подвергать ее опасности, – произнес гость с неожиданным теплом в голосе.

Жанетта ощутила эту перемену с такой остротой, словно это было легкое, ласковое прикосновение. Образ человека со шрамом вновь всплыл в ее памяти. Но ведь это никак не может быть он! Почему же она, так упорно о нем думает?

Из комнаты донеслись какие-то звуки и шорохи, и она догадалась, что ночной гость покидает дом. Нужно было спасаться бегством, иначе тетка могла наткнуться на нее в холле.

Через считанные секунды Жанетта снова была в постели и, притаившись под толстым стеганым одеялом, вспоминала подслушанный разговор.

Почему этот человек говорил о ней, как о наивной провинциалке, понятия не имеющей о том, что творится вокруг? Она изучала историю Франции и разбирается в политике! Она знает о существовании в стране различных политических партий, правда, лишь в общих чертах, потому что об этом не пишут. Но главное, она имеет исчерпывающее представление о правящей династии.

Она знает и о голоде – приходилось раздавать крестьянам еду, нередко наперекор запретам отчима.

Она умеет за себя постоять, и нечего относиться к ней как к беспомощному птенчику, выпавшему из гнезда!

Жанетта вперила в ночную тьму за окном сердитый взгляд! Спать не хотелось. Кто он был, этот тайный гость тети Гретхен? Был ли это человек с постоялого двора – черноглазый и черноволосый, со шрамом на щеке? Если так, у него к тому же приятный голос, низкий и рокочущий, просто бархатный…

Она вздохнула и устроилась поудобнее. Утром она всем покажет, на что способна!

Глава 3

Куинси Жерар спрыгнул с подоконника и быстро огляделся, чтобы убедиться в отсутствии нежеланных свидетелей его визита в дом графини де Жиро. Выпрямляясь, он поморщился: напряжение не оставляло его с той самой минуты, как он узнал о намерении Жанетты погостить у тетки, и постепенно начинало сказываться легкой ноющей болью в плечах и спине.

Почему из всех городов Франции она выбрала именно Марсель? Простодушная глупышка, сердито думал Куинси, но втайне рукоплескал ее храбрости. До сих пор она старательно играла роль примерной падчерицы да вздыхала по Жан-Клоду. Никто не подозревал, что глубоко внутри ее натуры скрывалась совсем иная женщина – сильная, чувственная, отважная. Куинси угадывал это сердцем.

Что ж, он найдет способ уберечь ее в предстоящей заварухе, даже если достанется она не ему, а брату. Куинси нервно потер шрам на щеке, представляя себе, как Жан-Клод касается нежной белой кожи Жанетты и как она с готовностью открывает ему тайны своего тела. Одна мысль об этом приводила его в бешенство, и он с трудом переключился на более насущные дела.

Его лошадь была спрятана в темном переулке, в нескольких кварталах от рю Канар. Уверенно и неторопливо, как человек, хорошо знакомый с городом, Куинси шагал по ночным улицам. Вскоре он уже был в седле.

Пока черный жеребец нес его сквозь ночь, Куинси перебирал в памяти встречу с Жанеттой на постоялом дворе, куда судьба так неожиданно занесла ее. Она казалась такой неприступной, такой изысканно прекрасной даже в этом захудалом заведении! Увидев ее, он поначалу решил, что ошибся, но нет, это была она, Жанетта де Лафайет! Если бы не титаническое усилие воли, он заговорил бы с ней, а заговорив – не сумел бы удержаться, чтобы не схватить ее в объятия, не осыпать поцелуями и не забрать с собой. Всего этого нельзя было допустить, а потому пришлось довольствоваться созерцанием. Но и это уже был своего рода праздник. Как расцвела ее красота! И сколько еще обещала!

Тогда Куинси сделал все, чтобы Жанетта без приключений добралась до Марселя, но теперь ее безопасность превращалась в серьезную проблему. У него было много других, не менее важных дел, и все же нельзя было допустить, чтобы любимая попала в беду.

Куинси улыбнулся, сверкнув в темноте белыми зубами. Он вспомнил о последней вылазке Лиса. Она увенчалась таким ошеломляющим успехом, что разбойникам даже пришлось затаиться, пока городской интендант не отменил чрезвычайное положение.

Операция была отработана до мелочей. За городом устроили празднество с балом, на который собралась чуть ли не вся окрестная знать. Уже под утро увешанные драгоценностями аристократы начали разъезжаться по домам. Лис разделил своих людей на шесть групп по пять человек и расставил вдоль дороги на Марсель там, где цепочка карет должна была сбавить ход. Нападение было совершено быстро и обошлось почти без выстрелов. Не было ни убитых, ни даже раненых, а добыча превосходила то, что обычно удавалось награбить за целый месяц. Разумеется, поднялся шум, и никогда еще за голову Лиса не сулили такой высокой награды. Впрочем, благородный разбойник ничуть не тревожился. Недаром он повсюду имел своих осведомителей.

Куинси знал – крестьяне всегда были готовы помочь как Лису, так и его второму «я», Куинси Жерару, вожаку местной якобинской партии. Жорж, кучер Жанетты, примкнул к партии и вызвался быть связным между Куинси и графиней де Жиро. Он называл себя патриотом, и как будто искренне, но Куинси пока не торопился ему доверять. Он знал только одно испытание на верность – участие в деле. Правда, Жанетта считала Жоржа добрым малым, да и помощь его была весьма ко времени, и все же…

6
{"b":"1847","o":1}