ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нонсенс! – хмыкнул он. – За это ты получишь гроши, на которые будешь жить впроголодь. Я предлагаю другое. Сегодня здесь, у нас, будет карточная игра, а ты…

– Я не собираюсь играть.

– Тебе и не придется. У меня на твой счет совсем иные планы.

Жанетта вскинула голову, и на лице ее отразился страх. Жан-Клод улыбнулся впервые с начала разговора.

– Ты так и не удосужилась подогнать по фигуре ни одно из платьев, которые я тебе выделил. Что ж, время терпит. Сегодня все будет по-домашнему, обойдешься и пеньюаром.

– Ты безумец, Жан-Клод! – воскликнула она, вставая. – Ничто на свете не заставит меня…

– У тебя нет выбора, дорогая. Однажды я сказал, что ты моя и моей останешься. Настало время доказать тебе, что я поступаю со своим имуществом по своему усмотрению.

Жанетта ощутила внезапный прилив сил и, когда он приблизился с самодовольным видом, вложила их все в пощечину, звук которой выстрелом прозвучал в тесном помещении. Но когда она бросилась прочь, чтобы запереться в спальне, Жан-Клод схватил ее руку и заломил за спину.

– А вот этого делать не следовало, – процедил он, прикрывая ладонью алый отпечаток пятерни на своей щеке. – Теперь тебе не поздоровится.

– Я не буду торговать собой, лучше умру с голоду!

– Будешь, куда ты денешься! – Он дернул ее руку вверх, так что она закричала. – А станешь упрямиться, получишь такую трепку, что проклянешь день, когда родилась на свет!

– Так чего же ты ждешь?

Жанетта начала яростно сопротивляться, но внезапная острая тошнота сменилась рвотными спазмами, и она согнулась, держась за желудок. Жан-Клод воспользовался этим, чтобы затащить ее в спальню и толкнуть на постель. Он вышел, заперев дверь снаружи.

– Не делай этого! – взмолилась Жанетта. – Не поступай так со мной!

Ответом был пренебрежительный смешок. Тогда она кинулась к двери и навалилась на нее изо всех сил. Безрезультатно. Забыв гордость, она долго умоляла Жан-Клода пощадить ее. Все мольбы были тщетны, дверь так и осталась запертой. В наступившей тишине из кухни донесся тихий перезвон стекла. Жанетта поняла, что Жан-Клод достает бокалы, готовясь к приему гостей. В предстоящей вечеринке ей была уготована роль основного развлечения.

Поскольку комната была внутренней, глухой, возможность бежать через окно отпадала. Жанетта была обречена, она была в ловушке. Слишком слабая, чтобы сопротивляться, она проклинала себя за то, что так мало ела. Впрочем, откуда ей было знать, на что понадобятся силы? В комнате не было ничего пригодного для защиты. Вконец отчаявшись, она упала ничком на постель и прикрыла голову руками.

Стук в наружную дверь заставил ее резко повернуться и сесть. Дверь открылась, раздались мужские голоса и смех. Жан-Клод что-то произнес – должно быть, шутку, потому что ответом ему был дружный хохот. Жанетта в панике поспешила к двери и прислушалась. Возможно, все было не так уж страшно. Возможно, они собрались для карточной игры, а остальное было лишь попыткой встряхнуть ее, вывести из апатии.

Единственный стол в квартире находился на кухне. Там все и расселись. Послышался звон сдвигаемых бокалов. Немного погодя Жан-Клод начал рассказывать какую-то историю из своего прошлого. Другие последовали его примеру. Чем больше гости пили, тем более скабрезные истории рассказывали. Вся эта словесная мерзость перемежалась шлепаньем карт.

Когда Жанетта уже решила покинуть свой пост, она услышала свое имя. Жан-Клод сказал, что она опытная шлюха, но сегодня будет изображать из себя недотрогу, что ей особенно хорошо удается. Эти слова были встречены взрывом восторга. Кто-то спросил насчет ее внешности. Ответ был, что она голубой крови знавала лучшие времена, но опустилась. В заключение Жан-Клод выразил насмешливую уверенность, что гости будут вести себя прилично и обойдутся без извращений. Те буквально зашлись от хохота.

Вне себя от ужаса, Жанетта услышала звук отодвигаемых стульев и шаги. Она отступала и отступала, пока дверь не отворилась.

На пороге стояли трое.

Глава 34

Когда гости откланялись, оставив на постели россыпь золотых монет, в спальню вошел Жан-Клод. Он широко улыбнулся. Жанетта вцепилась бы ему в лицо ногтями, если бы не была так измучена.

– Да тебе цены нет, дорогая! Смотри, какой улов! Ты выглядишь так… так пикантно в этом растерзанном виде. Честное слово, я не против прямо сейчас пойти по стопам этих джентльменов.

– Ненавижу… – прошептала Жанетта.

– Сколько угодно! Ненависть женщины столь же сладка, как и страсть. Я готов отведать твоей ненависти.

У Жанетты даже не хватило сил сжать ноги. Содрогаясь от похоти при виде того, как она унижена и поругана, Жан-Клод грубо овладел ею. Она тупо вынесла его ласки и крик экстаза.

– Моя! И моей останешься!

– Никогда… – еле выдохнула она.

– Ах, вот ты где, – холодно произнес кто-то от двери. – Не ожидала обнаружить тебя в таком виде.

– Это ты, Лоретта, – с некоторым смущением сказал Жан-Клод. – Ничего особенного, просто хотел убедиться, что товар не поврежден.

Когда он поднялся, чтобы привести себя в порядок, Лоретта бросила ненавидящий взгляд на распростертую, нагую Жанетту.

– Я помню, что должен был заехать за тобой, но их было все-таки трое, это заняло больше времени, чем я ожидал. Зато они не поскупились, расплачиваясь. Собери-ка деньги.

Тон Жан-Клода явно говорил: никаких упреков! Лоретта не осмелилась подать голос, так как боялась быть выброшенной на улицу. Ничто, никакой его поступок не мог оттолкнуть ее. Он всецело принадлежал ей, и если он не мог обуздать свое вожделение к Жанетте, значит, той не место в их жизни.

Стараясь не встречаться взглядом с соперницей, Лоретта брезгливо собрала с кровати золото и молча вышла.

– Тебе надо отдохнуть и прийти в себя, – бросил Жан-Клод, оправляя перед зеркалом свой элегантный наряд. – Выглядишь ужасно, а между тем сегодня вечером у тебя снова будут гости. Постарайся на этот раз не слишком артачиться. Их это только забавляет, а на тебе оставляет синяки и царапины. Учись получать удовольствие, и все будет хорошо. – Так как ответа не последовало, он счел нужным добавить: – До чего же ты все-таки строптива! Ничего, скоро твой гнев иссякнет, и тогда ты поймешь, что находишься далеко не в худшем положении. Я привожу к тебе приличных мужчин, чистых и здоровых, а если тебе взбредет в голову просто стоять на углу, через месяц подхватишь дурную болезнь.

Сняв напоследок с плеча воображаемую пылинку, он окинул свое отражение удовлетворенным взглядом и вышел. Через несколько минут они с Лореттой, разодетые в пух и прах, покинули квартиру.

Жанетта приподнялась на дрожащих локтях и с отвращением оглядела грязные простыни. Взгляд на собственное поруганное тело заставил ее стиснуть зубы, чтобы не разрыдаться. Хотелось кататься по кровати со звериным воем. Свиньи, грязные свиньи! В который раз Жанетта чувствовала себя униженной, в который раз ей была не мила жизнь. Потом отчаяние сменилось ледяной решимостью. Жан-Клод полагал, что сломил ее дух, что она уже не сможет за себя постоять. Так когда-то думал и Ален де Виньи. Каждый из них и глубоко ошибался.

Она не будет послушной игрушкой в руках негодяя, мрачно думала Жанетта. Ей пришлось пережить надругательство над телом, но она жива, она по-прежнему готова бороться. Значит, ей по силам вынести все! Кто-то гибнет в горниле бед, кто-то закаляется, как сталь. Отныне душа ее закована в стальные доспехи, и никто, ни один мужчина не коснется ее. Она теперь будет начеку.

Первым делом надо выбраться из квартиры, потом – заработать деньги. Эти деньги будут принадлежать ей, и только ей, она никому не позволит посягнуть на них. Если не найдется другой работы, она станет продавать себя, но сама, на собственных условиях. А главное, никто никогда, не получит ее даром. Ни один мужчина. Она не просто выживет, она будет жить очень и очень неплохо!

Когда она вскинула голову, аметистовые глаза горели холодным огнем.

60
{"b":"1847","o":1}