ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ей не терпелось начать новый день. Умывшись, она с аппетитом принялась за завтрак.

– Выспалась, моя дорогая?

– О, вполне!

Вспомнив события прошедшей ночи, Жанетта смутилась и склонилась к тарелке, чтобы скрыть румянец, проступивший у нее на щеках. Тетка ни в коем случае не должна заподозрить, что она их подслушивала!

– Вот и хорошо, что выспалась, потому что сегодня тебе нужно выглядеть как можно лучше. Маркиз де Бомон явится с визитом!

– Глаза Жанетты округлились от удивления: это имя считалось символом богатства и могущества.

– С визитом к вам?

– Он желает видеть тебя.

– Но как это возможно?!

– Насколько мне известно, он знаком с твоим отчимом и женихом и к тому же слышал о твоем приезде. Разумеется, это будет всего лишь визит вежливости, но маркиз – человек весьма влиятельный. Не исключено, что удастся прибегнуть к его помощи.

– Вы полагаете, ему следует все рассказать?

– Посмотрим. Не нужно забивать этим свою хорошенькую головку прямо сейчас, дорогая. Для начала подкрепись, потом оденься как можно элегантнее. Берта утюжит твое голубое платье. А я пока подумаю, как нам следует держаться.

– Я буду во всем слушаться вас.

– Я пришлю горничную наполнить ванну.

– Не знаю, как вас и благодарить, тетушка!

Жанетта задумчиво поднесла к губам чашку. Предстоящий визит не то чтобы пугал, но слегка беспокоил ее. В провинции вполне допускалось одеваться без затей, а волосы закручивать в простой узел на затылке изысканные прически и вычурные наряды плохо сочетались с деревенской жизнью. Здесь все было иначе, и Жанетта честно старалась не ударить в грязь лицом. Еще вчера будущее казалось таким ясным: разыскать Жан-Клода и обвенчаться с ним. Теперь же она поняла, что не все так просто, особенно если учесть связь Гретхен с оппозицией. Правда, она верила, что тетка поможет ей, но кто знает, какой оборот примут события?

Жанетта рассеянно ответила на стук в дверь. Вошла Берта с ворохом нижних юбок в одной руке и голубым бальным платьем в другой. За ней два лакея тащили медную ванну на ножках. Горничная в несколько заходов наполнила ее горячей водой. Жанетта охотно посидела бы в ванне подольше, но Берта все время торопила ее из страха не успеть к приезду маркиза.

Бальное платье было отутюжено на совесть и выглядело безупречно. На вызов парикмахера не оставалось времени, поэтому Берта собственноручно уложила густые длинные волосы Жанетты в простую, но изящную прическу. В таком виде она выглядела именно так, как и задумала Гретхен: милой деревенской простушкой.

Оглядев ее, экономка с удовлетворением кивнула и поспешила открыть дверь для хозяйки. Гретхен казалась необычно взволнованной.

– Он уже здесь! – воскликнула она. – Надеюсь, моя дорогая, ты сумеешь без запинки отыграть в этой маленькой пьесе. Помни, ты неискушенная провинциалка! Те двое передали маркизу мою версию случившегося, и он поверил. Пусть верит и дальше до тех пор, пока не наступит время сказать правду. Всегда лучше приберечь важный козырь напоследок, чем сразу открыть все карты. Поверь, в этом я разбираюсь!

– Я всецело полагаюсь на вас, – пробормотала девушка, начиная нервничать.

Пока они спускались в парадную гостиную, ее нервозность усилилась, и даже Гретхен выглядела озабоченной, словно ее подавляло могущество высокого гостя. Если он настолько влиятелен, думала Жанетта, стараясь приободриться, и если согласится удостоить ее своей поддержки, то будет не так уж сложно послать весточку Жан-Клоду. Она решила пустить в ход все обаяние и склонить Маркиза на свою сторону.

– Маркиз де Бомон! – воскликнула Гретхен, вплывая в гостиную. – Для меня подлинное счастье видеть вас в своем доме! Позвольте представить мою племянницу, Жанетту де Лафайет.

– Очень рад, мадемуазель, – сдержанно произнес гость, невысокий и хрупкий, с седыми волосами мужчина, склоняясь к руке девушки.

– Дорогая, перед тобой маркиз де Бомон – один из самых достойных людей Марселя.

– Ваша тетушка мне немилосердно льстит, – благодушно возразил маркиз. – Перед вами измученный заботами старик, так сделайте одолжение, развлеките его немного своим милым щебетом!

– Буду рада развлечь вас, месье, – сказала Жанетта кротко.

Все трое удобно расположились в креслах, причем маркиз как бы случайно устроился спиной к окну, чтобы лица женщин были хорошо освещены, а его же оставалось в тени.

– Жанетта, – начал он, – могу я называть вас просто Жанеттой, дитя мое?

– Как вам будет угодно, месье.

– Итак, Жанетта, марсельская знать в моем лице приветствует вас, вашего отчима и жениха в нашем прекрасном городе. Брак, который может спаять воедино три обширных поместья, безусловно, очень важен, и я рад, что вы нашли время посетить Марсель перед этим знаменательным событием. Моя семья мечтает с вами познакомиться, а жена даже вызвалась устроить в вашу честь, мадемуазель, большой бал. Там вы войдете в наш круг.

– Ваша жена – просто ангел! – воскликнула Жанетта, опуская взор как бы в смущении.

Воображение, пришпоренное открывшимися возможностями, понеслось вскачь: если Жан-Клод в Марселе, он непременно будет на балу!

– Маркиза и в самом деле ангел, но, поверьте, еще и себе на уме, – улыбнулся де Бомон. – Она обожает давать балы по любому поводу, так что не вы у нее в долгу, а так сказать, она у вас. Ах, чуть не забыл! Моя дочь Лоретта просила передать вам свое «добро пожаловать».

– Я не знаю, что и сказать… я смущена… – пробормотала девушка, хлопая ресницами.

– Просто поблагодари за все нашего гостя, – вмешалась сияющая Гретхен, надежды которой вполне оправдались. – Месье, передайте маркизе мои заверения в совершеннейшем почтении.

– Непременно передам, – рассеянно произнес маркиз, блуждая оценивающим взглядом по лицу и фигуре Жанетты. – Ваша племянница украсит собой любое празднество.

Девушка робко вскинула ресницы, зарделась и снова опустила взгляд на сложенные на коленях руки, при этом изо всех сил стараясь не переиграть. Шанс найти Жан-Клода всецело зависел от де Бомона, и поэтому никак нельзя было вызвать у него подозрение.

– Итак, увидимся через три дня.

– Три! – вырвалось у Гретхен, которая надеялась устроить все скорее.

– Знаю, знаю! Это слишком короткий срок для подготовки к балу, – засмеялся де Бомон. – Маркиза тоже предпочла бы иметь в своем распоряжении не менее недели, но граф де Виньи ни в какую не желает откладывать венчание, а значит, придется поспешить. – Он поднялся. – Как ни приятно проводить время в кругу прекрасных дам, мне пора. Приглашения будут вам доставлены.

Когда роскошная карета с гербами катилась по брусчатке мостовой к городскому особняку де Бомонов, красивому зданию с вычурным названием «Прибежище Авроры», на губах маркиза играла удовлетворенная улыбка. Он нашел то, что искал, – неискушенную провинциалку и к тому же красавицу. Жанетте де Лафайет была уготована роль пешки в жестокой игре.

Алмаз не ограненный, думал маркиз, заранее предвкушая, как воспользуется этой вовремя подвернувшейся простушкой. Да-да, алмаз… а вернее, аметист, если он правильно определил цвет ее глаз в те короткие мгновения, когда они не были потуплены. Она словно безмолвно умоляла: манипулируйте мной все, кому не лень! И он не останется глух к этой просьбе.

Дома маркиз сразу прошел в свой кабинет, налил себе коньяку и удобно расположился в глубоком мягком кресле среди привычных взгляду любимых безделушек, каждая из которых обошлась в солидную сумму. Даже книги на полках были по большей части редкими изданиями. В такой обстановке хорошо думалось. В данный момент де Бомона занимали Жанетта де Лафайет и возможности, которые сулило ее появление в Марселе. Живописуя себе торжество над интендантом, он язвительно улыбнулся.

В этот момент дверь без стука отворилась, впустив в кабинет молодого человека с аристократической внешностью. Голубой костюм и белокурые локоны превосходно подчеркивали голубизну его глаз, как всегда спокойных и холодных.

8
{"b":"1847","o":1}