ЛитМир - Электронная Библиотека

Друзья не могли произнести ни слова; словно загипнотизированные, уставились они на сердце этих ужасных человеческих часов, дрожавшее и бившееся, как если бы оно было живым.

«Ради бога – прочь отсюда я потеряю сознание. – Будь проклято это персидское чудовище».

Они хотели подойти к двери.

И вдруг, – опять этот неприятный скрежет, исходивший, как казалось, изо рта аппарата.

Задрожали две голубых искры и отразились от зажигательного зеркала на зрачках мертвеца.

Губы его раскрылись, – тяжеловесно высунулся язык, – потом спрятался за передние зубы, – и голос прохрипел:

«Чет… вее… рть».

Потом рот закрылся и лицо уставилось прямо перед собой.

«Отвратительно!! Мозг функционирует… живет…

Прочь… прочь… на воздух… прочь отсюда!.. свеча, возьми свечу, Синклер!»

«Да открывай же, ради бога – почему ты не открываешь?»

«Я не могу, там, – там, посмотри!»

Внутренняя дверная ручка была человеческая рука, украшенная кольцами.

– Рука покойника; белые пальцы вцепились в пустоту.

«Здесь, здесь, бери платок! чего ты боишься… ведь это рука нашего Акселя!»

* * *

Они стояли опять в проходе и видели, как медленно захлопывается дверь.

Черная стеклянная доска висела на ней: ДОКТОР МУХАММЕД ДАРАШИКУХ.

Анатом Пламя свечи колыхалось от сквозного ветра на выложенной кирпичами лестнице.

И вдруг Оттокар отшатнулся к стене и со стоном упал на колени:

«Здесь!.. вот это…», он указал на ручку звонка.

Синклер поднес ближе свечу.

С криком он отскочил и уронил свечу…

Жестяной подсвечник зазвенел по ступенькам…

Как безумные, – с поднявшимися дыбом волосами, – со свистящим дыханием они в темноте помчались вниз по ступенькам.

«Персидский сатана. – Персидский сатана!»

2
{"b":"18478","o":1}