ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чернокнижник
Массажист
Замок мечты
Метро 2033: Край земли-2. Огонь и пепел
Изнанка счастья
Скрытая угроза
Мой любимый враг
Вдох-выдох
Полночное солнце
A
A

Дейдре также с удивлением обнаружила, что чувствует себя более уверенно. Казалось, в ней проснулась какая-то неведомая сила, заставившая ее ощутить собственное могущество, почувствовать, что она обладает некой властью над мужчинами… над Хантером. И это возбуждало Дейдре. Ей хотелось еще раз испытать на практике свои способности. Ей понравилось быть просто женщиной, а не леди. Если мужчины могут свободно проявлять свою чувственность, то почему бы и ей не поступать так же. Возможно, это такое же важное и неотъемлемое право женщины, как и право голосовать.

Почему бы ей и впрямь не надеть это вызывающее платье? Никто из родственников и знакомых ее не увидит. Только Хантер. А он просто наемный слуга. И если ей хочется попробовать себя на этой стезе, то Хантер будет кругом сопровождать ее и охранять. Она пофлиртует с ним, а позже испытает свои новые знания и умения на ком-нибудь еще. Например, на Саймоне.

И почему эта мысль не пришла в голову раньше, удивлялась Дейдре. Ведь Хантер был именно тем мужчиной, рядом с которым любая женщина ощутила бы свою принадлежность к слабому полу, почувствовала бы себя объектом желания. Но это все. Ей нужно лишь ощущение этого и больше ничего.

Напевая себе под нос популярную песенку, Дейдре открыла коробку с нижним бельем. Достав из нее красную нижнюю юбку из тафты, она расхохоталась.

Часть вторая

СПУСК В ПРЕИСПОДНЮЮ

Глава 5

Дейдре открыла дверь и, выйдя на балкон, окинула взглядом роскошный сад и с удовольствием вдохнула сладковатый аромат экзотических цветов. Высокие пальмы раскинули свои листья ажурной сетью над самым большим и шикарным отелем на Багамах – отелем «Королева Виктория» в Нассо. Вдоль дорожек его сада были устроены цветочные клумбы, которые украшали небольшие скульптуры.

Сейчас Дейдре была одна, и ее мысли время от времени снова возвращались к Хантеру. Когда они прибыли в отель, здесь было несколько свободных номеров. Она остановила свой выбор на двухместном – с двумя спальными комнатами и одной гостиной. Хантер возражать не стал. Но видимо, он согласился совсем не потому, что хотел доставить Дейдре удовольствие, а лишь затем, чтобы произвести впечатление на окружающих.

Как бы там ни было, у нее есть своя комната. Чем больше Дейдре находилась рядом с Хантером, тем сильнее ощущала его влияние. Она мечтала о нем днем и ночью, представляла его сильные руки, его губы, прикасающиеся к ее губам. С ней никогда раньше такого не случалось.

Дейдре постаралась переключить мысли на что-нибудь другое. Лучше подумать о том, куда они приехали… Багамы. Прекрасные. Роскошные. Полные искушений. Эта цепь островов, словно ожерелье, опоясывала Карибское море.

Трудно было даже представить, что эта красота таила в себе опасность и смерть. Не случайно моряки всегда боялись этих островов. И на то у них были основания. Предательские береговые воды, разрушительные ветра и глубоководные течения, плохие маяки и неприступные скалы погубили тысячи кораблей и лодок.

Теперь здесь потерпели крушение и корабли «Кларк шиппинг». Все это выглядело странно – четыре корабля за шесть месяцев. Особенно теперь, когда на судах стали использовать новое современное оборудование, позволяющее успешнее справляться с трудностями навигации. Так по какой же причине произошли все эти аварии?

Дейдре убрала со лба растрепавшуюся на ветру прядь волос и положила руки на деревянные перила. С третьего этажа отеля было видно море, несущее волны с белыми пенистыми шапками и разбивающее их об ослепительно белый песок северного побережья острова Нью-Провиденс.

Хантер был прав относительно легкой одежды. Кажется, он слишком часто бывает прав. Раньше Дейдре не замечала этого, потому что все время думала о предстоящем расследовании и не обращала внимания на замечания своего спутника. Дейдре неожиданно вздрогнула. Кто-то пытается уничтожить ее семью. Несмотря на жару и успокаивающую красоту местных пейзажей, она вдруг почувствовала, что по спине пробежал холодок. Перед ней стояла вполне определенная цель, и забывать об этом не стоило. От этого расследования зависели ее жизнь и ее будущее.

Она вошла в комнату и снова окунулась в приятную прохладу. Белые кружевные занавески на окнах слегка подрагивали от прикосновений полуденного бриза. Откуда-то издалека доносились крики матросов, разносчиков газет и торговцев фруктами.

Но Дейдре пока не была готова выйти на улицу и вступить в этот незнакомый и опасный мир. Ей хотелось прежде немного отдохнуть и принять ванну после долгой дороги из Нового Орлеана. Возможно, она даже немного почитает свою любимую книгу о правах женщин, с которой никогда не расставалась. Хотя теперь ее больше интересовала практика, чем теория.

И сегодня же она начнет исполнять свою роль. Роль «женщины Хантера». Кроме того, кажется, сегодня кое-что и прояснится. Без сомнения, Хантер уже успел навести справки… А о правах женщин она почитает позже. У нее будет на это время.

Удовлетворенно улыбнувшись, Дейдре вошла в свою прохладную белую спальню.

Спрятавшись в тени казуарины, Хантер наблюдал за стоявшей на балконе Дейдре. Когда девушка скрылась в комнате, он раздраженно стукнул кулаком по стволу дерева. Боль пронзила руку. Ему нельзя поддаваться ее очарованию. Но в той одежде, что он купил на свои деньги, Дейдре выглядела еще соблазнительнее. Похоже, под той зеленой сорочкой на ней ничего не было.

Хантер нетерпеливо переступал с ноги на ногу. Ему надо было идти по своим делам, но сначала он хотел убедиться в том, что Дейдре устроилась в номере и никуда не собиралась выходить. Никогда не знаешь, чего от нее ожидать. Впрочем, судя по тому, что сейчас Дейдре расхаживала по номеру в нижнем белье, можно было сделать вывод: она никуда не собиралась. Что ж, все идет по его плану.

Отель «Королева Виктория» был самым подходящим местом, куда можно было поселить Дейдре. Здесь у леди Кэролайн и ее брата Хейворда работали свои люди, которые могли присмотреть за девушкой. Кроме того, его, Хантера, тут тоже хорошо знали. И знали о его связи с леди Кэролайн. А ссориться с семьей Грейвз вряд ли кому-то захотелось бы.

Что ж, сделал вывод Хантер, Дейдре устроилась в номере. Он старался не думать о ее соблазнительном наряде. И от этого его желание только усиливалось. Да, он хотел ее и, похоже, был готов нарушить ту клятву, которую дал сам себе, – не иметь дела с высокомерными богачками. Он нарушит слово, Хантер уже знал это. Чтобы как-то оправдать свою слабость, он сказал себе, что это будет его местью всем тем женщинам, которые унижали его.

Постояв еще немного под деревом, Хантер бросил последний взгляд на балкон номера Дейдре, пересек парк и зашагал по Уэст-Хилл-стрит, что находилась в южной части города. Там, в пышных зарослях казуарины, он оставил свою лошадь.

Хантер сел в седло и направился вниз по улице. Затем на перекрестке свернул на дорогу, бегущую вдоль залива. Эта дорога подходила прямо к плантации Нью-Грейвз. Там-то и жила леди Кэролайн.

Двигаясь вдоль берега, Хантер наслаждался великолепным морским пейзажем, неспешным скольжением волн и густым запахом водорослей. Хотя роскошная, броская красота местного ландшафта не могла не вызывать восхищения, Хантер тем не менее отдавал предпочтение безыскусной простоте пурпурных гор южной Аризоны и ее засушливой земле со скудной растительностью. Здесь ему всегда не хватало сухого, звенящего от зноя воздуха и прохладных озерец снега в горах. Но у него никогда не было своего дома. То есть того места, которое он мог бы назвать своим домом. Его больше привлекала кочевая жизнь, чем семейная.

Вскоре дорога стала каменистой и вдалеке уже появилась пальмовая аллея, ведущая прямо к плантации Нью-Грейвз.

Конечно, плантацией в прямом смысле этого слова Нью-Грейвз назвать было нельзя. Здесь коралловые рифы покрывал лишь тонкий слой плодородной почвы. Но этот факт не был известен лоялистам, которые после Войны за независимость привезли своих рабов на Багамы с намерением выращивать здесь хлопок и сахарный тростник. Британское правительство передало эти земли лоялистам, а позже поспособствовало освобождению рабов, но, к сожалению, радужным надеждам переселенцев не было суждено сбыться. И сейчас разбросанные вдоль побережья особняки в колониальном стиле служили неприятным напоминанием о несбывшихся мечтах.

12
{"b":"1848","o":1}