ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да. И еще за то, чтобы я участвовал в деле наравне с тобой в качестве твоего компаньона. Почему ты ушла без меня?

– Я хотела доказать себе, что могу узнать что-то сама.

– Именно поэтому я сначала отправился к старой Нейт. Я знал, что ты захочешь задать ей свои вопросы. Это она послала тебя к Салли?

– Она предупредила, что от него нужно держаться подальше.

– Рад слышать это. – Хантер взял Дейдре за руку. – Позволь мне самому разобраться с ним.

– Но…

Хантер приставил палец к губам Дейдре.

– Мне тоже удалось кое-что узнать. Почему бы нам не отправиться на пикник? Мы отдохнем на острове и обменяемся информацией. Ну что? Идет?

Глубоко вздохнув, Дейдре посмотрела на Хантера и почувствовала, как внутри у нее начинает разгораться желание. Этому мужчине почти невозможно сопротивляться, да она и не хотела этого больше.

– Хорошо.

Хантер удовлетворенно улыбнулся – он выиграл этот бой. Прежде ему никогда не приходилось проигрывать, но прежде ему и не встречались такие женщины, как Дейдре. Хантер питал отвращение к испорченным, богатым девушкам. Но Дейдре решительно отказывалась исполнять роль избалованной богачки, да и вообще какую-либо роль. Она была сама собой. Она была действительно той самой независимой женщиной, образ которой так сильно привлекал ее. И это пугало Хантера. Сможет ли независимая женщина, суфражистка разделить свою жизнь с мужчиной? Отдать ему свое сердце? Или просто она станет для него тем самым ветром, который освежает, воскрешает к жизни, снимает усталость, дарит любовь, счастье, иллюзии, надежды, а затем уносится прочь, к новым берегам и открытиям? Свежий ветер…

Но может быть, ему удастся разжечь пламя страсти в ее маленьком отважном сердечке, может, эта страсть захватит и ее так же, как она поглотила его, Хантера, без остатка, без надежды на спасение.

Глава 10

Хантер выводил небольшой шлюп из главной гавани Нассо. Дейдре сидела рядом с корзинкой с припасами для пикника и любовалась видом островов Нью-Провиденс и Хог. Их суденышко держало курс к западной оконечности острова Хог, туда, где высился маяк. Хантер хорошо знал эту местность.

Он указал рукой на маяк:

– Его заложили в 1816 году. Для строительства использовали известняк, который добывался здесь же, в карьерах.

Дейдре согласно кивнула. Она смотрела на это сооружение и спрашивала себя, не тот ли самый это маяк, который сыграл зловещую роль в истории с кораблями «Кларк шиппинг».

– Здесь так тихо. Даже трудно себе представить, что эти воды таят в себе такую опасность.

Хантер рассмеялся:

– Местные жители могли бы много интересного рассказать тебе. Например, об урагане 1866 года, когда в гавань Нассо врывались волны высотой в шестьдесят футов. Они доставали до галереи маяка.

– Что бы там ни говорили, в это трудно поверить.

Дейдре смотрела, как умело управляет шлюпкой Хантер, и откровенно любовалась его крепкими руками, уверенно державшими штурвал. От него исходило ощущение силы и надежности. Дейдре снова почувствовала, как внутри ее просыпается желание. Одно его присутствие пробуждало в ней желание. И Дейдре хорошо знала, что не сможет ни в чем отказать этому мужчине. У нее не было сил сопротивляться…

Да разве хочет она сопротивляться? Нет. Но должна ли она сопротивляться? Да. Ей не следовало сейчас вовлекаться в какие-либо любовные отношения с мужчиной. Ведь она выполняет такое важное и ответственное задание. Кроме всего прочего, Хантер не подходил ей. Но страсть затмевала ее рассудок. Дейдре пыталась обмануть самое себя, думая, что ее страсть проистекает лишь из желания попробовать в жизни все. Ведь именно так положено вести себя свободной, независимой женщине. Но в глубине души она хорошо знала, что ее желание, ее чувство к Хантеру не имеют никакого отношения ни к эмансипации, ни к каким-либо другим новомодными идеям.

Дейдре сняла широкополую соломенную шляпу, купленную перед поездкой у местного торговца, и стала ею обмахиваться. Тот жар, что жег ее тело, источало сердце Дейдре, а вовсе не знойное солнце Багамских островов. Хантер. Он обещал научить ее всему тому, что она захочет узнать. Он говорил, что прикоснется к ней, если только она сама этого захочет. А она хотела этого. Хотела с того самого мгновения, как только увидела его.

Лодка приблизилась к западной оконечности острова Хог. Хантер показал рукой на полоску белого песка, окантованную крупными, роскошными казуаринами, ветви которых напоминали перья птиц, и сказал:

– Мы плывем туда.

– Вот здорово! – радостно воскликнула Дейдре. Хантер направил шлюп к берегу и приспустил паруса.

Затем он снял сапоги, закатал брюки до колен и спрыгнул в воду. Размотав веревку, прикрученную к носовой части шлюпа, он вытянул лодку на берег, затем повернулся к Дейдре, заглянул в глаза и протянул руки ей навстречу.

Она отлично понимала, что он хочет помочь ей спуститься, но вместо того, чтобы прыгнуть в его объятия, вручила Хантеру корзину с едой и самостоятельно выбралась из лодки. Оказавшись на берегу, Дейдре подняла голову и посмотрела на Хантера.

– Ты все хочешь делать сама. Ты не позволяешь никому ничего для тебя сделать. Так? – Хантер нахмурился.

Дейдре вдруг почувствовала, что ведет себя как ребенок, и ей стало немного стыдно. Зачем ей надо было портить Хантеру настроение?

– Когда мне потребуется помощь, я попрошу о ней.

Покачав головой, Хантер отвернулся и направился к самому большому дереву, отбрасывающему густую тень. Войдя в тень, он посмотрел через плечо назад.

Залитая солнечным светом, Дейдре все еще стояла у кромки воды и смотрела на море. Сняв шляпу, она вытащила из прически шпильки и тряхнула головой. Волосы золотистыми ручейками рассыпались у нее по спине и плечам. Солнечный свет осыпал их бриллиантовыми искрами.

У Хантера перехватило дыхание. Ему захотелось немедленно подбежать к ней и зарыться лицом в эту пушистую, солнечную гриву. Если он сделает так, она, вероятно, снова оттолкнет его. Но вдруг внезапно его пронзил гнев. Ему надоело делать вокруг нее книксены. Она уже превратилась в нечто большее, чем просто работа. Похоже, он забыл, что хотел отомстить в ее лице всем взбалмошным богачкам. Да, эта девушка стала его наказанием, его бедой. Но ведь он знал, что так все и будет, как только увидел Дейдре.

Хантер, не зная, как излить свой гнев, с силой шлепнул корзинку на песок, затем торопливо расстегнул рубашку, снял ее и швырнул в траву. Подбежав к воде с той стороны от шлюпа, где Дейдре не могла его видеть, он сбросил с себя брюки и через секунду уже плыл в прохладной воде.

Дейдре в растерянности оглянулась назад, увидела рубашку Хантера, валяющуюся на траве, корзинку, боком зарывшуюся в песок, и брюки у кромки воды. Что это? Какая-то игра? Или просто наглость и невоспитанность?

Хантер не постеснялся показать ей свое обнаженное тело. Ну, может, не все тело, а только часть тела. Спину, собственно говоря. Нои того достаточно. Вполне достаточно для того, чтобы… чтобы она снова ощутила в себе желание. И это желание было еще более жгучим, чем все то, что она испытывала прежде. Почему это он вдруг решил поплавать? А как же их пикник? Неужели он так разозлился на нее, что даже не захотел ничего ей объяснять? Назад-то он хоть собирается плыть? Дейдре с беспокойством посмотрела на шлюп. Как, черт возьми, им управлять? Она не имеет ни малейшего понятия об этом. Может, Хантер ждет, что она присоединится к нему?

Плавать Дейдре умела, но у нее не было с собой купального костюма. Дейдре почувствовала, как сильно припекает солнце и каким горячим был песок. Она начала расстегивать блузку. Оставалось только надеяться, что позже ей не придется пожалеть о своем решении. Но как бы там ни было, она не позволит Хантеру бросить ее здесь и переменить их планы. К тому же ей и самой очень хотелось поплавать. Когда она раздевалась, ее пальцы дрожали. То, что она делала, было просто ужасным. И если у нее нет пока избирательного права, у нее есть право немного поплавать голой в океане.

25
{"b":"1848","o":1}