ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда-то он дал клятву держаться подальше от надутых богачек. Он не позволял женщинам вмешиваться в свою жизнь. Но теперь, когда у него появилась Дейдре, ему захотелось заботиться о ней, защищать ее. Чтобы сохранить ее… для себя.

Хантер молча выругался, вспомнив, куда они ехали. Он ведет себя как полный идиот. Ему лучше остановиться прямо сейчас. Ведь он работает на леди Кэролайн. Если он передаст в ее руки Дейдре, то получит и золото, и женщину, которая знает, как доставить мужчине удовольствие. Но ему хотелось как-нибудь так выйти из положения, чтобы получить все то, что ему было обещано, и при этом сохранить жизнь ни в чем не повинной девушки.

Раньше ему не приходили в голову подобные филантропические идеи. Он угонял скот с ранчо Бар-Джей, на ранчо Джармонов занимался вредительством и выполнял другие задания леди Кэролайн. Но он никогда не причинял вреда женщинам, даже если они были богатые и избалованные. Это не входило в его планы и сейчас.

Хантер снова выругался. От мыслей о деньгах и мести лучше не становилось. Нежданно-негаданно Дейдре пробудила в нем те чувства, к которым он оказался совершенно не готов. Хотя Хантера и беспокоила судьба девушки, ему тем не менее ничего другого не оставалось, как вести себя с ней так, будто она ничего для него не значила. Дейдре – это работа, и не более того.

Хантер искоса взглянул на Дейдре. Она нарядилась специально для него. Хантер и не думал, что так растрогается по этому поводу. В нем снова проснулось желание. Почему Дейдре решила сегодня вечером доставить ему удовольствие? Никогда еще он не хотел ее так сильно, как в эту минуту. Но ему нельзя показать этого леди Кэролайн.

Дейдре не замечала взгляда Хантера, потому что была поглощена собственными чувствами. С одной стороны, она испытывала разочарование, с другой – предвкушала удовольствие. И еще ее мучило любопытство. Сейчас ехать лунной ночью в карете с Хантером было восхитительно. Но что за встреча ждала ее впереди? Как она выйдет из такого сложного положения? Ко всему прочему оставаться рядом с Хантером слишком долго тоже не следовало – его присутствие привносило сумятицу в ее и без того путаные мысли. И очень скоро ей действительно придется с ним расстаться…

Но думать об этом Дейдре не хотелось. Ей предстоит проделать большую и сложную работу, а Грейвзы, возможно, могут дать ей ключик к разгадке тайны.

Дейдре погладила бахрому темно-зеленой шелковой шали, которую Хантер купил для нее в их первую ночь в Нассо. Ей нравился этот рисунок из птиц и цветов.

Да, разумеется, этой ночью она хотела доставить ему удовольствие. Поэтому надела ту одежду, которую он для нее купил: поверх красного нижнего белья и черных кружевных чулок – алое атласное платье, отороченное узкой темно-зеленой тесьмой в виде сплетенной косы. Это был последний писк моды. Низкое декольте изящно подчеркивало пышную грудь, а черная бархатная ленточка с крошечным рубиновым кулоном вокруг шеи оттеняла белизну кожи.

Дейдре улыбнулась про себя. Ее подруги-суфражистки из Нью-Йорка вряд ли бы узнали ее сейчас, если бы увидели. Собственно говоря, ей и самой с трудом верилось, что эта красивая девушка с копной золотистых волос в огненном платье она сама. Но, тщательно рассмотрев себя в зеркале перед тем, как выйти к Хантеру, Дейдре решила, что не ошиблась в выборе наряда.

Когда карета свернула на дорогу, ведущую к плантации Нью-Грейвз, Хантер осторожно пожал Дейдре руку.

– Тебе непременно понравится дом. Леди Кэролайн привозила со всего света фарфор, серебро, хрусталь, она собрала целую коллекцию произведений искусства.

– Я и не подозревала, что плантаторы на Нью-Провиденс имеют такие высокие доходы.

– Насколько мне известно, их доходы не так высоки.

– Тогда…

– Не спрашивай меня, где они берут деньги. Возможно, у них есть какие-то вложения или это деньги ее бывшего мужа.

– Или деньги, заработанные на кораблекрушениях? – потрясенная неожиданно пришедшей ей в голову мыслью, прошептала Дейдре.

Хантер осторожно погладил Дейдре по руке.

– Не позволяй разыгрываться своему воображению. Скоро тебе во всех и каждом будут мерещиться злоумышленники.

Дейдре ничего не сказала, но почувствовала, как по телу пробежал внезапный холодок. Плотнее запахнув одной рукой на себе шаль, она прижалась к Хантеру. Карета остановилась у парадного крыльца, и Хантер, протянув Дейдре руку, помог ей спуститься на землю.

– Такой красивой я тебя еще никогда не видел, – проговорил он с улыбкой.

– Разве ты можешь сказать что-нибудь другое? Ведь одежду выбирал ты.

– Одежда сама по себе ничего не значит. Все зависит от того, кто в нее одет. Но я бы предпочел увидеть тебя вообще без одежды.

Дейдре залилась стыдливым румянцем.

– Я уже сожалею о том, что мы приехали сюда, а не провели вечер вдвоем.

– Да, я тоже уже пожалел об этом.

Когда Хантер повел Дейдре к входу, он отметил про себя, что кучер заехал за дом. Слуги отнесут их вещи в приготовленные для них спальни. Хантеру совсем не нравилось то обстоятельство, что они с Дейдре будут ночевать в разных комнатах. Скорее всего он даже не сможет наблюдать за ее дверью или коридором. Ни в коем случае нельзя отпускать никаких комментариев по этому поводу при леди Кэролайн. Еще надо постараться не бросать на Дейдре восхищенные взгляды, что тоже было непросто для Хантера.

Как только Дейдре с Хантером поднялись по ступеням", массивная деревянная дверь бесшумно распахнулась перед ними.

В серебристо-желтом прямоугольнике дверного проема возник силуэт маленькой хрупкой женщины.

– Наконец-то, Хантер. Где же ты так долго слонялся, негодный мальчишка? Хейворд и я места не находили себе от волнения и гнева, – проговорила хрипловатым голосом леди Кэролайн.

– Гнева? – переспросил Хантер. Дейдре притихла у него за спиной.

– Разумеется. Ты же знаешь, как я злюсь, когда мне начинает казаться, что ты хочешь от меня сбежать. Тогда я очень сержусь и становлюсь просто невыносимой.

– Мы плавали с Дейдре на остров Хог, – объяснил Хантер.

– Что ты говоришь! В самом деле? Если бы я знала, то не торопилась бы присылать приглашение на обед. Ведь ясно же, что обед в Пальметто не идет ни в какое сравнение с ленчем на острове Ход. – В голосе леди Кэролайн слышался откровенный сарказм.

– Мне сегодня неслыханно повезло. – Хантер принужденно рассмеялся. – Я не упустил ни того ни другого. – Он сделал шаг вперед. – Леди Кэролайн, мне бы хотелось познакомить вас с Дейдре Кларк-Джармон.

– Ах, очень приятно, – ангельским голоском проворковала леди Кэролайн и, сделав шаг к Хантеру, вдруг прижалась к нему, а потом снова отошла назад и удовлетворенно улыбнулась.

Хантер нервно закашлял.

– Дейдре, это леди Кэролайн Грейвз-Сент-Джон. Пахнуло ароматом французских духов, которые Дейдре уже встречались, но название их не запомнилось. Она вдруг почувствовала, что внутри ее поднимается волна гнева. Бесцеремонность и высокомерие леди Кэролайн производили тягостное впечатление. Казалось, Хантер тоже потерял дар речи. Дейдре плотнее сжала губы, чтобы не дать гневу и ревности прорваться наружу.

– Пожалуйста, называйте меня леди Кэролайн. Так меня зовут все мои друзья. Но что же мы стоим здесь? Проходите скорее в дом. Мне хотелось бы, Хантер, получше разглядеть твою юную приятельницу.

Дейдре едва сдержалась, чтобы не сказать что-нибудь резкое. Она глубоко вздохнула, пытаясь немного успокоиться, и затем последовала в холл за леди Кэролайн. Хантер шел за ними следом. Ему хотелось взять Дейдре за руку, но он не позволил себе этого сделать. Дейдре с тоской вспомнила о том, как хорошо им было на острове Хог. Если леди Кэролайн снова будет дразнить ее, то она расскажет о том, как они с Хантером купались обнаженные в океане. Эта женщина должна знать свое место.

– И как вам понравился пикник, моя дорогая? – Леди Кэролайн остановилась и внимательно посмотрела на Дейдре.

Внешность леди Кэролайн поражала своей необычностью. По ее фигуре невозможно было догадаться о том, сколько ей лет. Возраст этой женщины выдавали лишь глаза. Их выражение говорило о том, что она познала в этой жизни все, что только можно было познать. Но молодое тело леди Кэролайн тем не менее еще продолжало желать любви и манило обещаниями райских наслаждений.

28
{"b":"1848","o":1}