ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дейдре позавидовала ее царственной манере держаться, ее самоуверенности, граничащей с дерзостью. Она хотела бы быть такой же. Независимой и свободной. И она, Дейдре, была на полпути к этому. Перед ее глазами вдруг снова предстало видение – Хантер, загорелый, обнаженный, выходит из воды. Дейдре вспыхнула, вспомнив о том, что леди Кэролайн задала ей вопрос о пикнике.

– О, это было превосходно. Я никогда не делала такого раньше.

– Не делала чего? – Брови леди Кэролайн удивленно поползли вверх.

– Она никогда раньше не была на пикнике. – Хантер неуверенно переступил с ноги на ногу. Как ему хотелось бы оказаться сейчас где-нибудь в другом месте. – А где же Хейворд?

– Он будет здесь с минуты на минуту. У него возникло какое-то неотложное дело. Ну, ты знаешь, как это у него бывает. – Леди Кэролайн снова посмотрела на Дейдре: – Вы еще так молоды.

– Я уже достаточно взрослая.

– Ах, разумеется. – Холодный напряженный взгляд леди Кэролайн снова остановился на Хантере. Все трое вошли в гостиную. – Девушки с такими внешними данными, как у вас, быстро выходят замуж. Полагаю, вы уже с кем-нибудь обручены?

– Нет. – Оглядевшись, Дейдре отметила про себя, что мебель в комнате была очень дорогой. Затем она вновь взглянула на леди Кэролайн. – Я суфражистка. Надеюсь найти себе работу по душе, стать независимой и построить жизнь по своему усмотрению.

– Бренди? – Леди Кэролайн наполнила вином три тяжелых хрустальных бокала и два из них передала своим гостям. Затем она села на диван, похлопала рукой по месту рядом с собой и бросила выразительный взгляд на Хантера.

Он устроился на стуле, стоявшем около дивана. Дейдре быстро села рядом с ним на второй стул.

Леди Кэролайн сделала вид, что не заметила этого молчаливого сопротивления. Лишь на мгновение ее брови сердито сошлись на переносице, но она тут же опять превратилась в «Мисс Сама Доброжелательность».

– Но зачем же вам надо работать? Найдется немало мужчин, которые на коленях будут предлагать вам руку и сердце.

– Я считаю, что женщины должны иметь избирательное право, хорошо оплачиваемую работу и право распоряжаться своей жизнью по собственному усмотрению. Мне не хочется, чтобы мужчина контролировал каждый мой шаг. Я хочу видеть в своем муже прежде всего товарища, равного мне во всем.

Леди Кэролайн снисходительно улыбнулась и пригубила бренди. Одна бретелька соскользнула с ее плеча. Слегка наклонившись к Хантеру, леди Кэролайн улыбнулась и словно ненароком продемонстрировала соблазнительную ложбинку между пышных грудей.

– Я догадалась, чем ты занимался на пикнике, Хантер. Надеюсь, ты хорошо усвоил, за что борются суфражистки?

Дейдре вся внутренне напряглась.

– Полагаю, вы не суфражистка, – проговорила она. От тяжелого, пряного аромата духов леди Кэролайн ее начало подташнивать.

– Нет. Избирательное право не поможет мне получить то, чего я хочу. Да и зачем мне равные права с мужчинами, если я всегда находилась в более выгодном положении по сравнению с ними? – Леди Кэролайн бросила томный взгляд на Хантера. – Разве ты думаешь по-другому?

Хантер промолчал. Он нервно огляделся, словно ища путь к бегству, затем отпил немного вина. Да, вечер обещал быть долгим.

– Но скажите, что делать тем женщинам, которые не живут в роскоши, как вы? – Дейдре чувствовала себя оскорбленной тем тоном, которым с ней разговаривала леди Кэролайн. Ее снисходительность, ироничность и высоко-мерие заставили Дейдре с еще большим пылом отстаивать свои идеи. – Что делать тем женщинам, которых мужья отправляют в сумасшедший дом, чтобы получить право единолично распоряжаться имуществом и детьми? Тем женщинам, которых избивают до смерти их мужья и отцы? И что…

– Дорогая, я пригласила вас на обед, а не на собрание суфражисток. – Леди Кэролайн слегка приподняла бровь. – И вот еще что… Думаю, вам будет это интересно. Хочу поделиться с вами своим опытом и некоторыми знаниями о мужчинах. Во-первых, им нельзя отдавать ни свои деньги, ни свою любовь, ни свои тайны, ни свое тело. Во-вторых, они всегда забирают у вас столько, сколько в их силах забрать, а взамен не отдают почти ничего. В-третьих, одаривая женщину призрачным и весьма сомнительным счастьем, потом они заставляют ее плакать.

– Но…

– Короче говоря, больше я никогда в своей жизни ничего не попрошу у мужчины и ни секунды не буду его ждать. Хотя иногда, разумеется, у меня нет-нет да возникнут те или иные желания. Я потратила слишком много времени на мужчин, и все для того, чтобы однажды чуть не остаться на улице. Нет, я никогда не стану суфражисткой и не стану просить мужчин дать мне право голоса или что бы то ни было еще. Мне это не нужно. Мой возраст и опыт позволяют мне брать то, что мне нравится. И поверьте, я никогда не упущу то, что принадлежит мне.

Хантер поднял вверх свой бокал и одним глотком осушил его.

– Отлично сказано, леди Кэролайн.

– Я знала, что ты сможешь оценить мои слова, хотя твоя юная наивная приятельница вряд ли в состоянии это сделать.

– Я предпочитаю добиваться равноправия для всех женщин, а не только комфортной жизни для себя лично. Думаю, обязательно настанет тот день, когда женщины получат избирательные права, да и другие права. И в Америке, и в Англии.

– Может быть, может быть. – Леди Кэролайн допила свой бренди. – Но боюсь, никто из нас не доживет до того замечательного дня.

– До чего никто из нас не доживет? – спросил, входя в комнату, Хейворд Грейвз. Он, как обычно, был в белом костюме, но брюки на коленях почему-то оказались запачканы землей, а редкие волосы взъерошены. Увидев Дейдре, он застыл на месте – казалось, перед ним появилось самое настоящее привидение.

Глава 12

– Она очень похожа на свою мать. Правда? – Леди Кэролайн встала с дивана, налила бренди в еще один бокал и передала его Хейворду. – Это Дейдре Кларк-Джармон.

Хейворд молча опустился в плетеное кресло, не сводя с Дейдре глаз.

– Я видела вас в библиотеке, – улыбнулась ему Дейдре.

– Она дочь Александры? Мне следовало сразу догадаться. Однажды именно здесь, в этой комнате, мы принимали Александру.

Дейдре сделала недоуменное лицо.

– Вы знаете мою маму?

– И вашего отца, капитана Джейка. О, он являлся во снах не одной женщине, – заметила леди Кэролайн, снова наполняя бокалы.

– Дочь Александры… – Хейворд потряс головой. – Вы такая же красивая. Тогда в библиотеке мне следовало бы сразу догадаться, кто вы, нотам вы выглядели по-другому. Как поживает Александра?

– Прекрасно, – ответила Дейдре и почувствовала какую-то неуловимую перемену. Повеяло опасностью. Ее родители никогда даже не упоминали об этих людях. – Откуда вы знаете моего отца?

– Спросите об этом Кэролайн. Ваш отец был ее другом. – Хейворд продолжал пристально рассматривать Дейдре.

– Я познакомилась с ним, когда шла война между Севером и Югом. Он бежал в Нассо, здесь тогда было безопасно.

Хейворд захихикал:

– И ты стала той самой гаванью, которая укрыла его и его корабль.

Леди Кэролайн бросила на брата высокомерный взгляд:

– Когда Джейк бывал на Багамах, то принадлежал только мне.

Дейдре никогда и мысли не допускала, что у отца могла быть какая-то другая женщина, кроме ее матери. Неужели эти люди говорят правду? Дейдре сделала глоток бренди, чтобы успокоиться.

– Никогда не забуду тот бал, что устроили в честь спасшихся беглецов, – произнесла леди Кэролайн, блеснув глазами. – Его организовали в отеле «Королева Виктория». Три сотни человек! Шампанское лилось рекой. Джейк и я были самой красивой парой. И центром внимания. Я никогда в жизни не забуду эту ночь.

– Я тоже там присутствовал. – Хейворд плеснул еще бренди в свой бокал. – Но разумеется, разве я мог сравниться с капитаном Джейком! Мне тоже никогда не забыть той ночи. Деньги, как и шампанское, текли нескончаемым потоком. Туда пришли скупщики хлопка, дельцы, продававшие оружие и обмундирование, офицеры-южане, шпионы-северяне и самые красивые, самые восхитительные в мире женщины.

29
{"b":"1848","o":1}