ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мне кажется, это стонет мой желудок.

– И правда, отличая еда. – Хантер скосил глаза на тарелку Дейдре. – Вы собираетесь все доесть?

– Нет, – вздохнув, с трудом произнесла Дейдре, хотя ей очень хотелось сказать «да».

Хантер ловко поддел вилкой остатки ее мяса и отправил к себе в тарелку. Затем он отрезал ножом кусочек с той стороны, с которой отрезала и Дейдре. Можно сказать, он почти коснулся ее губ. Положив мясо в рот, Хантер посмотрел на Дейдре долгим взглядом.

Она смущенно вспыхнула и отвернулась. Ей было неприятно возникшее вдруг между ними чувство близости.

Хантер продолжал жевать и смотреть на Дейдре, на ее пылающие щеки. Возможно, она не такая уж и недотрога, какой пыталась предстать в его глазах?

– Спасибо.

– Было бы жаль, если бы еда пропала…

– Пока вы со мной, об этом не стоит беспокоиться.

– Я не пробуду на ранчо долго.

– Нет? И куда же вы собираетесь?

Дейдре провела пальцем по краю своего стакана с водой.

– Я должна кое-что обсудить со своими родителями. Глаза Хантера сузились, превратившись в две щелочки.

– Это, должно быть, нечто очень важное?

– Да, – ответила Дейдре и опустила голову. Хантер понимающе кивнул.

– Хотите десерт?

– Нет, благодарю.

– Пойдемте немного прогуляемся. – Хантер положил на стол деньги. – Надо слегка растрясти наш ужин.

– Я очень устала. Думаю, мне…

– Но вы ведь так давно не были здесь. Хантер отодвинул стул, и Дейдре встала.

– Нет, но…

– Так как мы уезжаем завтра рано утром, то лучше вам освежить свои воспоминания детства сейчас.

Они вышли из кафе в вестибюль, и Дейдре, взглянув на своего спутника, нахмурилась.

Насмешливо улыбнувшись, Хантер взял ее за руку и повел к центральным дверям, ведущим на улицу.

– Пока вы не добрались до ранчо, я должен о вас заботиться. Поэтому моя обязанность – прогулять вас перед сном.

Дейдре выдернула руку, Хантер открыл дверь и слегка, по-шутовски, склонил голову.

– Спасибо, спасибо, – быстро пробормотала Дейдре и вышла на улицу, намеренно сделав вид, что не замечает его фривольностей. Очень скоро она будет уже на ранчо, и этот человек оставит ее в покое. Она забудет о нем. Хотя Хантер и вызывал у Дейдре неприязнь, однако в нем было что-то притягательное, магнетическое, отчего ее тянуло к этому человеку против собственной воли. Он ничем не напоминал Саймона, был его полной противоположностью. Вспомнив о своем друге, Дейдре улыбнулась.

– Вам нравится ночь?

Хантер смотрел ей в лицо. Очевидно, он по-своему истолковал ее улыбку. Дейдре огляделась и глубоко вздохнула:

– Да, Техас – это особенное место. Замечательное. И люди здесь хорошие, приветливые. Мне всегда хотелось вернуться сюда. Впрочем, я скучала и по дому в Луизиане, и по дому в Нью-Йорке. Видите ли, получается, что у меня просто нет дома как такового.

– У вас гораздо больше всяких домов, чем у большинства людей, – заметил Хантер, неспешно шагая по тротуару.

– Вы не понимаете. У моей матери есть родовой дом, она владелица судоходной компании в Нью-Йорке. Мой отец унаследовал ранчо своего дяди и плантации отца в Луизиане. А я просто их дочь.

Хантер остановился и посмотрел на девушку:

– Вы странная девочка.

– Молодая женщина. Мне уже девятнадцать.

– А мне двадцать шесть.

– И у вас нет собственного дома?

– Я бродяга. Иду туда, где есть для меня работа.

– И семьи тоже нет?

– Те, кто есть, не стоят того, чтобы о них упоминали.

– Значит, вы совершенно свободны. Можете делать все, что захотите. И когда захотите. И как захотите. Вы, вероятно, даже не понимаете, насколько вы счастливы.

– Человек никогда не свободен, потому что он раб своего желудка.

Девушка взглянула на своего спутника так, словно впервые его видела. Похоже, он не просто бродяга…

– Но вы свободны в выборе работы.

– И тем не менее я все-таки вынужден работать.

– Я женщина. Знаете ли вы, какую работу могут предложить мне и сколько за нее платят?

– Но вам не нужно работать. Вы свободны. Дейдре нахмурилась:

– Работают абсолютно все. Просто у всех разная работа. Вы ведь понимаете, что я завишу от своих родителей, и я женщина. Мой выбор ограничен. К тому же я даже не имею права голоса. Я не могу голосовать на выборах.

– А зачем вам голосовать? – Хантер запустил руку в свои густые волосы. – Такой женщине, как вы, и так дадут все, чего только она пожелает. Поверьте мне, вам не нужно работать. К тому же у вас богатые родители. Что ни говори, вас ждет легкая жизнь.

Дейдре почувствовала себя оскорбленной.

– Вы говорите глупости. Я совсем не такая, как вы обо мне подумали. – Она резко повернулась и направилась к гостинице. Через минуту она услышала за спиной громкий топот, но не остановилась и не оглянулась.

Хантер догнал ее, схватил за плечо и грубо повернул к себе.

– Вы просто дура, мисс Заносчивость и Высокомерие.

– Я никогда не стану торговать своим телом.

– Очень жаль. Я был бы первым в очереди, кто хотел бы его купить. – Хантер посмотрел на губы Дейдре, затем в глаза.

Она вдруг поняла, что он хочет поцеловать ее, и испытала нечто похожее на шок. Сначала ей даже захотелось, чтобы его мягкие, чувственные губы прикоснулись к ее губам. Но, испугавшись собственных чувств и мыслей, она быстро отвернулась в сторону.

– Я хочу быстрее вернуться в свою комнату. С меня достаточно ваших оскорблений.

– Думаешь, слишком хороша для наемного ковбоя? – В его черных, бездонных глазах появились зловещие огоньки. – Вы легко можете вскружить голову кому угодно и хорошо знаете об этом. Если бы вы не были такой тупой, то восприняли бы мои слова как комплимент. – Хантер подбоченился. – Голосовать! Вы могли бы провести свою жизнь, занимаясь более приятными вещами.

– К счастью, это мне выбирать, как проводить свою жизнь. – Дейдре сжала руки в кулаки. – Если вы перестанете приставать ко мне, то обещаю не говорить своим родителям о вашем грубом, отвратительном и бесцеремонном поведении.

– О, я так благодарен, – саркастически произнес Хантер.

– Разумеется, вы должны быть благодарны. Вы же не хотите быть врагом семьи Кларк-Джармонов.

– Думаю, они тоже вряд ли захотели бы иметь такого врага, как я. Если бы я захотел «пристать» к вам, то сделал бы это не задумываясь. И никакие угрозы меня бы не остановили. Но похоже, от Ледяной Принцессы толка не будет.

Дейдре тряхнула головой.

– Я не собираюсь опускаться до вашего уровня понимания жизни. Спокойной ночи. Поблагодарить вас за приятный вечер, к сожалению, не могу. – Она решительно зашагала к отелю.

Хантер снова догнал Дейдре, взял за руку и просунул себе под локоть.

– Нравится вам это или нет, но я несу ответственность за вашу жизнь до тех пор, пока не доставлю вас на ранчо Бар-Джей.

Глава 2

– Вашим родителям не на что будет пожаловаться, – проговорил Хантер, стегнув мулов по спине вожжами. – Я доставил вас домой в целости и сохранности.

Дейдре увидела вдалеке красную черепичную крышу асиенды Бар-Джей. Дом. Или по крайней мере дом ее родителей. Дейдре посмотрела на Хантера. По дороге на ранчо он не произнес ни слова, Дейдре тоже хранила молчание. Он должен был в безопасности доставить ее к родителям. Но так ли уж безопасно для нее оказалось знакомство с этим мужчиной? Дейдре чувствовала, что за тот небольшой промежуток времени, который прошел с момента их встречи, с ней что-то произошло – она все время думала о своем спутнике. И это ей не нравилось.

Они проехали под аркой ворот, на которой было написано: «Ранчо Бар-Джей». Когда мулы остановились, Хантер взглянул на Дейдре:

– В следующий раз, когда вы вздумаете нанести нам визит, возьмите на пару чемоданов поменьше. Пожалейте животных и мою спину.

Дейдре ничего не ответила и даже не взглянула на Хантера, но это замечание вызвало у нее неприятное чувство. В основном во всех этих чемоданах лежали подарки из Нью-Йорка для родителей – вещи, которые нельзя было купить в Техасе. Но Дейдре ничего не стала объяснять своему спутнику. Пусть как хочет, так и думает, решила она про себя.

3
{"b":"1848","o":1}