ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Помнишь, я в самом начале сказал тебе, что ты слишком неопытна, что не знаешь жизни. И это может быть опасно для тебя самой и для других. – Хантер снова попытался завладеть рукой Дейдре, но она резко отдернула ее. – Мир враждебен и холоден. В нем нет места ни доверию, ни доброте, ни вере. Здесь каждый сам за себя. Даже честность и порядочность продаются и покупаются.

– Нет. Не все так плохо.

– Я работаю теперь на твоих родителей, Дейдре. Я свяжусь со старой Нейт и сделаю все, что в моих силах, чтобы остановить бандитов.

– Не нужно! Ты уволен! Я вернусь в Нью-Йорк и объясню дирекции компании, что происходит. Корабли «Кларк шиппинг» будут плавать по другому маршруту. Я объясню все и родителям. А о леди Кэролайн и ее брате я позабочусь сама, как только смогу.

– Я помогу тебе. Я хочу… Дейдре ударила Хантера по щеке.

– Ты уволен! Ты слышишь меня? У-в-о-л-е-н! Держись подальше от моей семьи. – Дейдре привстала и похлопала извозчика по спине. – Остановитесь, пожалуйста. – Она спрыгнула на тротуар и посмотрела на Хантера. – Я уплываю на первом же корабле. А ты больше никогда мне не попадайся.

– Дейдре, нет! – Хантер быстро расплатился с кучером и бросился за девушкой.

Энергичной походкой она шла по улице к отелю «Королева Виктория».

Хантер схватил ее за руку и резко повернул к себе:

– Как ты можешь вести себя так после всего того, что с нами произошло? После того, что мы пережили? Ты помнишь пикник? А шторм? Ты помнишь, как мы целовались?

– Я не хочу ничего вспоминать, потому что ты лгал мне каждую минуту. Лжец!

Дейдре отвернулась и снова решительно зашагала по улице.

Хантер опять догнал ее.

– Дейдре, но ведь я представить не мог, что встречу тебя и что эта встреча изменит всю мою жизнь. Уверяю тебя, я не знал, что леди Кэролайн и ее брат топят корабли и убивают людей. Иначе я бы никогда не стал работать на нее. Я думал, что она просто хочет отомстить людям, которые несправедливо обошлись с ней. Это можно понять. Но я не подозревал, что она так далеко зашла.

Дейдре остановилась.

– Я не хочу больше слышать эти жалкие оправдания. Убирайся! – гневно проговорила она и, бегом поднявшись по ступенькам, ведущим к парадному крыльцу, исчезла за входной дверью.

Хантер бросился за ней вдогонку. Он просто обязан объясниться с ней еще раз, и она должна понять его.

Войдя в вестибюль отеля, Хантер увидел, что Дейдре разговаривает с портье. Она кивнула головой, затем посмотрела в сторону и, увидев Хантера, вспыхнула.

– Я уже забронировала для себя место на корабле, который отходит сегодня, – проговорила она ледяным тоном, подойдя к Хантеру. – Слуги из отеля запакуют мои вещи и отошлют их на корабль. Я уезжаю. Благодарю тебя за помощь. Ты спас меня и корабль «Кларк шиппинг». Я прослежу, чтобы ты получил за это соответствующее вознаграждение. Деньги тебе вышлют на адрес Гостиницы. Прощай. – Дейдре повернулась и спокойно пошла по вестибюлю.

– Дейдре! – не выдержав, крикнул Хантер и снова побежал за ней.

Она вышла на улицу и села в поджидавший ее экипаж. Через мгновение карета тронулась. Он должен догнать ее. Должен объяснить ей. Он… Хантер остановился.

Что, черт возьми, он делает? Разве мог он рассчитывать на то, что богатые люди примут его в свой мир? Ответ очевиден. Он понял это еще будучи ребенком. Его воспитали как джентльмена, а потом выставили на улицу, чтобы он добывал себе кусок хлеба. И теперь произошло то же самое. Дейдре не захотела понять его. Она просто повернулась к нему спиной. Что ж, она получила то, что хотела. Она получила его. Когда ей что-то надоедает или мешает, она это просто выбрасывает. Теперь она выбросила его, Хантера. А он не может приблизиться к ее миру, не может встать вровень с ней. Впрочем, для чего это ему? Он знает, на что способны женщины, подобные Дейдре. Глупо было думать, что у них какие-то чувства друг к другу. Это лишь работа. Для них обоих.

Хантер вернулся в отель. Как бы там ни было, он закончит свою работу на Нью-Провиденс. И старая Нейт поможет ему. А потом он вернется в Штаты. Его уже тошнит от Багам. Вряд ли когда-нибудь еще ему захочется увидеть эти бирюзовые воды и белые пески. Даже слово «пикник» стало казаться Хантеру каким-то оскорбительным.

Оглянувшись назад, он стал подниматься по ступенькам. Как же ему хотелось снова увидеть Дейдре. Но нет, думать об этом не стоит. У него есть работа, и он должен ее выполнить. Он должен остановить бандитов. А потом он будет жить так, как и жил до всей этой истории.

Для такого человека, как он, Хантер, с твердой рукой и без сердца, всегда найдется работенка. И ничего другого ему теперь не нужно.

Часть третья

РАДУГА В ОБЛАКАХ

Глава 17

– Ты стала какой-то другой с тех пор, как вернулась. – Саймон Гейнсвилл дохнул на стекла очков и стал тщательно тереть их носовым платком. – Абсолютно другой… Это касается и твоей одежды, и твоей манеры вести себя.

– Я действительно стала другой. – Дейдре Кларк-Джармон с нежностью посмотрела на своего друга. Он был высоким, угловатым, со светлыми волосами. Его крупные серые глаза казались слишком большими для такого узкого лица. Саймон все понимал сразу и так, как надо. И это понимание отражалось в его внимательном и слегка напряженном взгляде. Иногда у Дейдре возникало ощущение, что он видит все насквозь и что от него ничего нельзя скрыть. Его одежда, что бы он ни надел, всегда сидела на нем слегка мешковато и выглядела немного помятой, словно он проспал в ней всю ночь.

– Думаю, ты просто еще не отошла от своих приключений, – медленно проговорил Саймон.

Дейдре пожала плечами и огляделась. Они сидели в популярном французском ресторане. Дейдре всегда нравились уютная обстановка и кухня этого заведения, поэтому она предложила Саймону встретиться именно здесь. Обычно Саймону было все равно, что есть и где, и он мог отправиться куда угодно. Его доходы не позволяли ему бывать в подобных ресторанах, и, направляясь в это заведение с Дейдре, он знал, что их счет будет оплачивать она. Такое положение вещей Саймону не слишком нравилось, но отказывать Дейдре он тоже не любил.

– Дейдре, ты совсем ничего не ешь. Ты не станешь возражать, если я доем твое мясо?

Дейдре подвинула Саймону свою тарелку.

– Ты что-то похудел. Наверное, ничего не ешь в последнее время. Ты должен есть и не забывать об этом, Саймон.

Деньги у Саймона никогда не водились, и он постоянно был голоден. Кроме того, его работа репортера в газете не предполагала в течение дня пышных застолий или хотя бы некоторой регулярности в питании. В основном его обед и ужин состояли из наспех проглоченных бутербродов.

Теперь, вооружившись вилкой и ножом, он с удовлетворением рассматривал антрекот на тарелке Дейдре.

– Теперь я уж быстро верну себе былую форму. Ты снова здесь, в Нью-Йорке, и сможешь позаботиться обо мне. – Он засмеялся, обнажив длинные белые зубы.

Дейдре сдержанно улыбнулась. Должен же был это кто-нибудь делать. Когда Саймон писал очередную статью или отправлялся куда-нибудь по заданию редакции, то совершенно забывал обо всем на свете. В том числе и о себе самом и своих потребностях. Дейдре вздохнула. Рядом с ним она всегда чувствовала себя кем-то вроде няньки.

– Ну что, ты мне позволишь написать об этих кровожадных пиратах Карибского моря? Это отличный материал.

– Не знаю, Саймон. Мне бы пока этого не хотелось. Кто знает, может, мне придется вернуться туда.

Саймон торопливо отложил вилку.

– На этот раз ты поедешь только со мной. Одну туда я тебя не отпущу.

Дейдре выразительно приподняла одну бровь. Она вдруг поймала себя на мысли, что начинает подражать манерам леди Кэролайн.

– Хочешь сказать, что я не могу позаботиться о себе сама? – высокомерным тоном спросила она.

– Да нет же, я не об этом. Хотя, разумеется, место опасное. Если я буду писать об этом статью, то мне бы хотелось собственными глазами увидеть те места. Это отличная идея! Итак, когда ты едешь туда?

41
{"b":"1848","o":1}