ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шарлотта энергично затрясла головой.

– Если бы вам разрешили сделать все по-своему, то, вероятно, вы вообще решили бы перевозить грузы по суше.

– А что, это неплохая идея. Я уже думала об этом и сама. Неплохо бы поделиться этими соображениями и с матерью. Я скоро ее увижу и поговорю об этом. У меня такое впечатление, что ей хочется принимать более активное участие в делах компании.

Шарлотта заговорщицки понизила голос:

– Пожалуйста, не говорите никому об этом. Кузены и так переполошились из-за вашего появления здесь и гибели кораблей на Багамах. Если ваша матушка захочет что-то изменить, то пусть уж лучше сама скажет об этом.

Дейдре сокрушенно вздохнула:

– Это все потому, что мы женщины. Так ведь? Если нам и дадут право голоса, вряд ли это откроет нам путь в бизнес и политику.

– Разумеется. Мужчинам не нужна конкуренция в лице женщин.

– Это правда. Но теперь женщины хотя бы могут получить образование. – Дейдре наклонилась к Шарлотте поближе. – Я еще не успела сказать вам, что собираюсь идти учиться в колледж? В Вассар, Смит или Рэдклифф.

– Дейдре! Это замечательно. Как бы мне тоже хотелось учиться! – восторженно произнесла Шарлотта. – Но я должна работать. Кроме меня, моим родителям некому помочь. Я единственный кормилец в семье с тех пор, как заболел мой отец.

– Я знаю. Но вы можете посещать Корнелл, здесь, в Нью-Йорке. Он открыт и для мужчин, и для женщин.

– Я должна работать.

– Но всегда можно что-нибудь придумать. Можно иногда раньше уходить с работы или позже приходить. Я бы помогла вам с деньгами.

– Нет. – Шарлотта нахмурилась. – Я не принимаю подаяние.

– Можно взглянуть на это по-другому. Назовем это ссудой. Компания «Кларк шиппинг» отправляет вас на учебу, чтобы потом иметь в штате квалифицированного специалиста.

Шарлотта озадаченно посмотрела на Дейдре:

– Разве это возможно? Я имею в виду не только деньги, но и скользящий график работы.

– Не знаю. Не говорите пока никому ничего. Сначала мне нужно обсудить все с матерью. Кроме того, надо взглянуть на расписание занятий в Корнелле и узнать, какие формы обучения у них существуют.

– О, благодарю вас. Это просто Замечательно. Если бы не вы, я бы никогда не смогла пойти учиться.

– Вы хороший и добросовестный работник, Шарлотта. Если вы получите образование, то, думаю, смогли бы справляться и с другой работой.

Глаза Шарлотты внезапно погрустнели.

– Но я женщина. Вряд ли мужчины позволят мне заниматься тем же, чем занимаются сами.

– Не думайте пока об этом. Подумайте лучше о том, как привлечь в компанию «Кларк шиппинг» женщин и какую работу им можно будет предоставить.

– И когда же у нас появятся новые работницы?

– Не торопите события, Шарлотта. Мне сначала нужно поговорить обо всем с матерью. Конечно, могут потребоваться месяцы на то, чтобы произвести необходимые изменения, но перемены назрели.

– Перемены? – послышался густой бас.

От неожиданности Дейдре подпрыгнула на стуле. Обернувшись, она увидела одного из кузенов Кларк, Уинчела, Уилтона или Уильяма. Кузен, как и его брат, был невысокого роста, с уже наметившимся животиком. В его темных вьющихся волосах поблескивали серебряные нити.

– Мистер Кларк, чем я могу быть вам полезна? – Шарлотта поднялась с места.

Судя по одежде Уинчела, Уилтона или Уильяма и подобострастному голосу Шарлоты, он был здесь главным.

– Вы, юные леди, слишком громко обсуждаете свои дела. Вас слышно отовсюду, даже через стену.

Дейдре подумала о том, что их разговор можно было услышать лишь в том случае, если специально подслушивать у двери.

– Я не хотела мешать ничьей работе, – лучезарно улыбнулась Дейдре. – В компанию моей матери я заглянула только на минутку.

Щеки мистера Кларка сделались пунцовыми.

– Вы что-нибудь хотели? Я могу вам чем-то помочь?

– Благодарю вас, мне ничего не нужно. – Дейдре поднялась со стула. – Шарлотта, у меня есть лишний билет на сегодняшний вечер. Это женское фортепианное трио. Они исполняют Клару Шуман и Фанни Мендельсон. Не хотели бы вы отправиться вместе со мной?

– Да, с удовольствием, – ответила Шарлотта.

– Отлично. Мы с Саймоном заедем за вами в семь вечера. Глаза Шарлотты расширились от удивления.

– С Саймоном? Я бы не хотела мешать.

– Так вы хотите пойти, Шарлотта?

– Да, но…

– Отлично. Поговорим позже.

Дейдре, улыбаясь, обошла кузена Кларка и направилась к двери. На пороге она остановилась, оглянулась, посмотрела ему прямо в глаза и запела популярный мотивчик. Какое удовольствие она испытает, когда разворошит их затхлый мирок!

Глава 19

– Ты не надела булавку. – Саймон снял свои очки и начал тереть стекла большим клетчатым носовым платком. – Тебе она не понравилась?

– Дело не в том, понравилась ли она мне или нет. – Дейдре вошла в гостиную. С одной стороны, ей совершенно не хотелось выяснять никакие отношения, но с другой – она не намеревалась откладывать этот разговор. Ей хотелось побыстрее освободиться от каких бы то ни было обязательств перед Саймоном и идти дальше своей дорогой.

– Ты, вероятно, сердишься на меня из-за прошлого вечера. Признаю, я был не в себе. Прости меня, пожалуйста, за это. Ведь именно поэтому я и послал тебе булавку. Просто хотел извиниться перед тобой. У меня и в мыслях не было сделать тебе больно.

Дейдре подошла к столику из красного дерева, взяла в руки бархатную зеленую коробочку, затем обернулась к Саймону и протянула ему его подарок.

– Я не могу принять это, потому что не хочу выходить за тебя замуж.

Саймон снова надел очки и неуклюже осел в большое кресло. В нем он как-то вдруг съежился и сделался совсем маленьким и беспомощным.

– Ты сердишься на меня. Ты думаешь, что для меня суфражистское движение – это только абстрактная идея, а на практике я самый обычный деспот и собственник. Ты полагаешь, что я, как и все мужчины, хочу от женщины только одного… А получив это, пойду своей дорогой. Но это неправда. Это совсем не так. Поверь. Я свято верю в идеалы суфражизма. Я собираюсь бороться за права жен-шин.

Дейдре протянула руку:

– Я не сомневаюсь в том, что ты веришь в идеалы суфражизма. Я знаю, что ты действительно хочешь помогать людям. Ты хороший репортер. У тебя прекрасное будущее. И ты, конечно же, не деспот и не собственник.

– Но тогда в чем же дело?

Дейдре села на стул напротив Саймона.

– Я люблю тебя, Саймон, но только как друга. Я с удовольствием буду бороться с тобой за права женщин, но я не Сьюзен Энтони и не собираюсь посвящать всю свою жизнь этой борьбе. Меня привлекает и многое другое. Я хочу учиться в колледже, работать в компании моей матери, помогать ей, помогать женщинам так, как считаю нужным, чем-то конкретным и вполне осязаемым.

– Но ты можешь делать это все вместе со мной. Я не собираюсь останавливать тебя или контролировать твои действия.

– Именно это ты и пытался сделать вчера вечером. Ты контролируешь меня с тех пор, как я вернулась с Багам. Ты постоянно давишь на меня.

– Но как ты можешь говорить это? – Серые глаза Саймона от удивления расширились и стали просто огромными под стеклами очков. – Ведь я ничего такого никогда не делал…

Дейдре грустно улыбнулась:

– Дело все в том, что ты слишком занят своими теориями и идеями. Другие люди просто не существуют для тебя. Ты не видишь в них личностей.

– Но это звучит просто оскорбительно! – Саймон вскочил на ноги и заметался по комнате. – Я всегда с уважением относился к твоим желаниям. И всегда разделял твои интересы. Именно на общности интересов и основывается брак! Чего же тебе еще надо?

– Я хочу большего. Кроме того, я вообще сомневаюсь, что когда-нибудь выйду замуж. – Дейдре приблизилась к Саймону. – Не превращай наши отношения в пытку. Я хочу сохранить нашу дружбу. И сожалею о том, что не оправдала твоих надежд. Но я не могу выйти за тебя замуж. У меня своя жизнь, и я намерена ее прожить так, как мне того захочется.

47
{"b":"1848","o":1}