ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она никогда не думала, что способна испытывать такое сильное чувство. Дейдре и не подозревала, что может хотеть чего-то или кого-то так мучительно. Она протянула Хантеру руку, и он, взяв ее, прижал к своим губам, горячим и сухим. Этот жар мгновенно передался Дейдре, пронзив с головы до ног. На лбу у нее выступили крохотные бисеринки пота.

– Вы знаете этого мужчину? Вы знаете этого мужчину? – где-то вдалеке, словно эхо, вибрировал голос Сэма, который никак не мог пробиться к ее сознанию.

– Да, – наконец ответила Дейдре.

– Мод сказала мне, где можно найти Дейдре. Это она послала меня сюда, – проговорил Хантер. – Она была уверена, что Дейдре обрадуется. Я очень торопился, боялся пропустить вас.

– Ах вот как, – немного успокоившись, произнес Сэм. – Ну раз это Мод вас послала, тогда все в порядке.

– Вы пришли на концерт? – озадаченно спросила Шарлотта. – Сегодня выступает фортепианное женское трио.

– Будут исполнять Клару Шуман и Фанни Мендельсон. – Дейдре старалась придать своему голосу твердость и естественность.

– Я пришел не для того, чтобы слушать музыку. Я пришел за тобой, Дейдре. – Низкий, хрипловатый голос Хантера завораживал, заставлял забыть обо всем на свете.

Дейдре вздрогнула и вдруг заметила, что Хантер все еще продолжал держать ее за руку. Смутившись, она отдернула руку и посмотрела на Шарлотту.

– Теперь я все понимаю. – Шарлотта обняла Дейдре. – Вы должны были сказать мне об этом раньше.

– Но я оставила Хантера на Багамах.

Хантер взял Дейдре под локоть.

– Идем, Дейдре. Время не ждет.

Дейдре ни секунды не колебалась. Она повернулась к Сэму и решительным тоном произнесла:

– Сэм, вы подождете Шарлоту и потом довезете ее до дома. – Сэм утвердительно кивнул головой, и Дейдре повернулась к Шарлотте: – Ах, простите меня, пожалуйся. Но мне нужно срочно поговорить с Хантером. Надеюсь, концерт вам понравится.

– Не волнуйтесь, Дейдре. Все в порядке. И спасибо за билет. – Шарлотта посмотрела на Хантера и улыбнулась ему: – Меня зовут Шарлотта Айкенз. Дейдре моя подруга. Я тоже суфражистка.

– Что ж, очень приятно. – Хантер приветливо улыбнулся. – А теперь с вашего позволения мы вас покинем.

Он повел Дейдре вниз по ступенькам. Чуть подальше, с другой стороны церкви, их уже ждала карета. Хантер дал указания кучеру и сел рядом с Дейдре.

Теперь, когда они наконец остались одни, Дейдре не знала, что сказать. Ее тело горело, словно в лихорадке, а сердце оглушительно колотилось. Ей хотелось петь, танцевать, обнимать Хантера, целовать его, чувствовать его внутри себя.

Она была несказанно рада видеть его. Но нет, ей нужно успокоиться, нужно учиться контролировать свои эмоции.

– Я думал, ты меня не заметишь, – проговорил наконец Хантер низким голосом.

– Ты удивил меня.

– Я думал, что так будет лучше.

– Ты получил деньги, которые я посылала?

– Да. Я отдал их старой Нейт. Она добавила их к тем деньгам, которые ты выслала ей. Скорее всего старая Нейт захочет сделать на них ремонт в «Приюте контрабандиста». Но клиенты противятся этому.

Дейдре сразу представила себе посетителей «Приюта контрабандиста», матросов и мелких уличных торговцев. Они не хотели никаких изменений.

– Я скучаю по ней. А как поживает Имоджин?

– Имоджин просила поблагодарить тебя. Теперь она сможет заказать много новых книг. Почему же ты ничего не спрашиваешь о леди Кэролайн?

Дейдре напряглась. Что, если Хантер начал снова работать на эту ужасную женщину? И снова делит с ней постель? О, эти мысли кажутся почти невыносимыми. Лучше не думать об этом.

– Надеюсь, корабли больше не тонут.

– Капитан и его команда вышли из дела.

– Правда? – с удивлением воскликнула Дейдре.

– Ты думала, я не сдержу своего слова?

– Я не хотела обидеть тебя. Просто не думала, что такое вообще возможно…

– Старая Нейт пользуется гораздо большим влиянием, чем мы ожидали. Я совсем немного ей помог.

– В таком случае корабли «Кларк шиппинг» могут спокойно следовать прежним маршрутом? Им ничто не угрожает теперь?

– Так и есть. Но я бы немного подождал, прежде чем отправлять суда на Багамы. Старая Нейт ведь может умереть.

– Что?!

– Такое может случиться, как это ни прискорбно. Я не хотел оставлять ее одну, но она сказала мне… Ну, ты можешь догадаться, что именно она сказала. К тому же она не одинока, у нее есть верные друзья, которые всегда готовы прийти ей на помощь.

– Но если существует хотя бы малейшая угроза ее жизни…

– Такая угроза существует всегда. И для всех. Мы, например, можем зайти за угол дома, в котором живем, и встретиться там со смертью. Нельзя свою жизнь полностью от всего обезопасить. – Хантер посмотрел на кучера, сердито хлеставшего лошадей поводьями. – Но я не об этом хотел поговорить с тобой.

– Ты хотел сообщить мне о бандитах?

– И да и нет. – Хантер выразительно посмотрел на Дейдре. – Ты не довела до конца одно очень важное дело.

Дейдре недоуменно смотрела в бархатные глаза Хантера и молчала.

– Я привез с собой…

Дейдре поспешно отвернулась, с силой впившись пальцами в сиденье.

– Думаю, мне лучше вернуться домой. Не уверена, что готова сейчас к этому.

– Я и везу тебя домой. Собираюсь запереть тебя в комнате и держать там до тех пор, пока мы не уладим некоторые проблемы.

Дейдре внутренне задрожала от гнева.

– Как ты смеешь со мной так разговаривать? Мы говорим о моем доме, моей жизни и моем деле. Не кажется ли тебе, что ты слишком много на себя берешь?

– Нет. Я беру на себя столько, сколько смогу вынести.

– По-моему, тебе не помешало бы сходить на собрание суфражисток.

– Я не против, если ты меня туда отведешь. Не могу сказать, что я много об этом знаю, но мне будет приятно находиться в одной комнате с таким количеством женщин. —

Хантер засмеялся. – Давай заключим сделку: ты пригласишь меня домой и мы спокойно поговорим, а я пойду с тобой на собрание суфражисток и выкажу им такое уважение, на какое только способен. Что ты на это скажешь?

Дейдре совсем не хотелось сейчас о чем-то разговаривать. Еще меньше ей хотелось идти на какие-либо собрания. Она просто хотела уложить Хантера в постель и заняться с ним любовью.

– Так, значит, ты согласен отправиться на собрание суфражисток?

– Дейдре, все, что важно для тебя, важно и для меня. Мне остается только надеяться, что ко мне ты будешь относиться так же.

Дейдре нервно облизнула губы.

– Я… я голодна.

Запрокинув голову назад, Хантер рассмеялся:

– Я вообще умираю от голода. Со мной это началось с тех пор, как ты уехала с Багам.

– О! – Дейдре вспыхнула от смущения. – Я говорила о еде.

– Найдется у вас в доме пара бифштексов или нам лучше отправиться в ресторан? Конечно, я бы предпочел остаться с тобой наедине, но если мне нужно терпеть рядом с тобой кого-то еще, что ж, я готов.

– Я что-то так проголодалась, что парой бифштексов вряд ли ограничусь.

Хантер снова засмеялся:

– Вот теперь я узнаю тебя.

– Что я такого сказала? Только то, что я очень голодна. Идем ко мне домой. Мод обещала приготовить к моему возвращению что-то особенное.

– Боюсь, я уже это съел. Мод успела меня покормить.

– Черт возьми! – Дейдре ткнула Хантера кулачком в плечо. Он перехватил руку и посмотрел ей в глаза. – Хорошо, мы поговорим, но обещай, что обязательно пойдешь со мной на собрание суфражисток.

– Хорошо, можешь считать, что я дал слово.

– Но сначала мы все-таки поедим.

– Как только я тебя увидел, мне сразу стало немного легче, но мой голод утолить не так просто. Учти это.

Дейдре отвернулась в сторону, будучи не в силах больше выносить зовущий взгляд Хантера. Ей не хотелось тратить время на разговоры. Она мечтала побыстрее сорвать с себя платье и прижаться к Хантеру всем телом. Она с трудом подавила в себе поднимающийся из груди стон. Вероятно, такое всегда происходит с женщинами, когда они обретают независимость. Неудивительно, что мужчины боятся давать женщинам избирательное право. Кто знает, куда это может завести?..

49
{"b":"1848","o":1}