ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мне всегда тебя мало.

Часть четвертая

ЦВЕТЫ В ПУСТЫНЕ

Глава 22

Хантер сам правил лошадьми, запряженными в купленную в Тусоне коляску. Сзади к коляске были привязаны две оседланные лошади, а багажный отсек доверху заполняла поклажа: чемоданы с одеждой, одеяла, корзинки с едой, фляжки с водой. Хантер позаботился и о безопасности, прихватив с собой два ружья, два пистолета, два ножа и ящик патронов.

На нем были черные брюки, черная рубашка и черный кожаный жилет, который он увез с Багам и надевал теперь на удачу. На голову Хантер водрузил черную широкополую шляпу, а на ноги натянул черные ковбойские сапоги. Костюм довершал черный кожаный ремень с большой серебряной пряжкой, инкрустированной бирюзой. Кроме того, у него на боку в кобуре покоился револьвер сорок пятого калибра – совсем не бесполезная вещь для путешествия по Дикому Западу.

Сидя рядом с Хантером, Дейдре любовалась серебристо-дымчатыми долинами и пурпурными горами. Хантер очень тщательно подготовился к этой поездке. Ему не хотелось обращаться к обитателям ранчо Раймундо даже за какой-нибудь мелочью. Он не предупредил отца о своем приезде и не поставил Дейдре в известность о том, что они остановятся в старом доме его матери, а не на асиенде. Хантеру не хотелось останавливаться на ранчо. Он надеялся снова увидеть свой дом и побывать на могиле матери.

По мере приближения к ранчо Раймундо прошлое настойчивее овладевало Хантером. Когда он уезжал несколько лет назад, Викторо и его парни продолжали перегонять скот через мексиканскую границу. Джеронимо все еще промышлял в горах. Апачи уже тогда сдавали свои последние позиции, и мать перед смертью просила его не уходить к ним. Апачи были обречены на поражение и гибель.

И неизбежное произошло в 1886 году. Хантер был тогда далеко от родных мест, но расстояние не смягчило боль. Красные дьяволы. Краснокожие. Читатели газет и журналов не понимали, что у них на глазах гибла великая цивилизация, гордые, сильные люди были приговорены к смерти. Слишком многие хотели завладеть тем, что принадлежало индейцам. Белые уничтожали апачей разными способами, в ход шло все – от пули до спиртного.

Апачей переселили в резервации. Хантер знал, что многих его друзей уже нет в живых. Но если б они и остались живы, то ему вряд ли бы захотелось увидеть, в каком жалком и униженном положении они оказались.

Но апачи должны выстоять, несмотря ни на что. Как ему хочется помочь своим друзьям. Скорее всего Дейдре тоже не останется равнодушной к проблемам этих людей. Ведь она стремится помогать всегда и всем.

Хантер посмотрел на свою спутницу. Дейдре продолжала обозревать пейзажи южной Аризоны. Она выросла на ранчо своих родителей, поэтому хорошо знала, что нужно надеть в такое путешествие. На ней была темно-зеленая юбка из хлопчатобумажной ткани и полосатая блузка с длинными рукавами. На ноги она надела ковбойские сапоги, на голову – широкополую шляпу, на руки – хлопчатобумажные перчатки. Дейдре знала, каким беспощадным бывает южное солнце.

Хантер гордился ею. Он вдруг подумал о том, что эта девушка очень сильно напоминала его самого. Она сказала ему в ресторане отеля «Три реки», что больше всего на свете хотела бы поселиться где-нибудь в собственном доме, где она будет чувствовать себя абсолютно свободной. Он хотел того же. Очень хотел. И теперь в нем теплилась надежда, что, может быть, Дейдре захочет поселиться в его доме вместе с ним.

А Дейдре думала о том, что ее ждало на ранчо Раймундо. Она хотела помочь Хантеру отомстить за мать, за ее безвременную смерть. Он намеревался что-то доказать своему отцу, для него это было важным. И еще Дейдре просто нравилось быть рядом с Хантером. Теперь она хорошо знала его, и в самое ближайшее время ей предстояло узнать его еще лучше. Но после этого им будет гораздо труднее расстаться. Если бы он хотел жениться на ней, то сделал бы ей предложение еще до этой поездки. Возможно, все дело в его гордости. Он боялся ее отказа. Но как бы там ни было, она решила ехать на ранчо в Аризону, и этим все сказано.

Дейдре посмотрела на Хантера. Четкий, почти скульптурный профиль, прямой нос с горбинкой, твердый подбородок, упрямо выдвинутый вперед. Дейдре подумала, что она напоминает сама себе мотылька, бездумно летящего на свет пламени. Разве теперь она вынесет разлуку с Хантером? Она боялась своих чувств и упорно не хотела называть это любовью. Они из разных миров. К тому же у нее много разных планов на будущее. Да и о Хантере ей известно далеко не все. Ко всему прочему, вместо того чтобы предложить ей руку и сердце, он попросил ее сыграть перед своими родственниками роль его жены. Но с другой стороны, разумно ли выходить за него замуж?

Хантер берег ее от нежелательной беременности. Но ведь скоро придет время, когда ей захочется завести ребенка. И вполне вероятно, что Хантер станет возражать против этого, боясь, что из-за беременности ее жизнь подвергнется опасности. И захочет ли она сама рисковать жизнью ради того, чтобы завести ребенка? И как быть с замужеством? А с независимостью? Что ждет ее в будущем, если она свяжет свою жизнь с Хантером? Останется ли он с ней после возвращения из Аризоны?

Дейдре досадливо покачала головой. Она слишком забегает вперед. Не лучше ли просто наслаждаться обществом Хантера? Он помог ей на Багамах, теперь она поможет ему.

Хантер переложил поводья в правую руку, а левой обнял Дейдре за талию.

– Тебе нравится Аризона?

– Здесь очень красиво. Но мне казалось, что она будет похожа на юг Техаса.

– Но там нет гор.

– Да, в Техасе нет гор. Как они великолепны там, на горизонте. Они кажутся пурпурными, а их вершины такие острые.

– Они достигают восьми – десяти тысяч футов в высоту. И вполне пригодны для того, чтобы там жить. Это родные места апачей. И апачи хорошо знают, где найти в горах воду, какие кактусы съедобны и как охотиться. Апачей здесь, правда, почти не осталось. Многих убили солдаты, а те, кто уцелел в этой бойне, теперь насильно переселены на северо-восток Аризоны в резервацию.

– Ты знаешь кого-нибудь из них?

– Да. Вернее, знал. Моя мать была наполовину ирландка, наполовину индианка. В ней текла кровь апачей. Ее звали Флора Маккаскар. Ее мать, моя бабушка, умерла очень рано, а ее отец не захотел или не смог позаботиться о своей дочери. Он передал ее в руки миссионеров-католиков. Мать много работала, образования у нее не было, но к шестнадцати годам она превратилась в настоящую красавицу. Тогда-то мой отец и заметил ее.

– Как они встретились?

– Он испанский католик и финансировал местных миссионеров. Однажды ему случилось приехать в их поселение, и там-то он и увидел мою мать. Как она рассказывала позже, они с первого взгляда полюбили друг друга. Но она тогда была так молода. Отцы-миссионеры позволили моему отцу за определенную плату забрать мою мать с собой на ранчо Раймундо. Предполагалось, что она станет работать там служанкой. Но это продлилось недолго. Отец поселил ее в доме на берегу реки Санта-Круз, рядом с тополиной рощей.

– Она была счастлива?

– Надеюсь, да. Она радовалась, когда отец приезжал к ней. Но это случалось не так часто. Обычно он проводил время на ранчо, в Мехико или со своей законной семьей. Но мать всегда ждала. Разумеется, она хотела большего, но у нее никого не было, и ей некуда было идти. Она просила меня не возвращаться к апачам, но среди них у меня тем не менее было много друзей. Я у них многому научился.

– Как все это грустно.

– Да, конечно. Но в детстве мне здесь хватало, развлечений. А мать привыкла к одиночеству с детства. – Хантер снял шляпу и провел рукой по волосам. – Ее похоронили рядом с поселением миссионеров. Я обязательно побываю на ее могиле.

– Я пойду с тобой.

Хантер настороженно взглянул на Дейдре:

– Ты уверена, что хочешь этого?

– Да. – Она сжала его руку, а затем кивнула головой в сторону реки, которую с двух сторон облепляли маленькие, простого вида домишки. – Это там поселение миссионеров?

54
{"b":"1848","o":1}