ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хантер спешился и подошел к своей спутнице. Помог ей спуститься на землю, а потом снял с лошадей седла и отпустил поводья. Его движения были резкими и какими-то механическими. Заметно было, что он едва сдерживает в себе гнев. Впервые за время их знакомства Дейдре почувствовала, что сейчас между ними выросла непреодолимая преграда.

Дейдре подошла к Хантеру и попыталась помочь ему с лошадьми, но он покачал головой и показал рукой на воду. Вероятно, он предлагал ей попить. Дейдре ощутила себя ненужной, отвергнутой.

Она отвернулась от Хантера, подошла к озерцу, встала на колени и стала жадно пить воду. Она оказалась прохладной и очень приятной на вкус. Почувствовав себя лучше, Дейдре решила поправить свою прическу. Неожиданно она обнаружила, что потеряла шляпу. Затем, оглядев свой наряд, Дейдре пришла в ужас. Тот портной, который сшил это платье, никогда бы не узнал в этом грязном, оборванном рубище свое творение. Дейдре вдруг почувствовала непреодолимое желание немедленно избавиться от грязной одежды, порванных чулок и тугого корсета. И начала быстро раздеваться.

Сняв с себя всю одежду и почувствовав прилив радостного настроения и бодрости, Дейдре оглянулась на Хантера. Он поил лошадей и вытирал их взмыленные бока травой. Затем достал фляжку и стал из нее пить. Вытерев губы рукавом, он внимательно посмотрел на Дейдре. Через мгновение Хантер рывком сбросил с себя рубашку, затем брюки. Он стоял в лунном свете, словно скульптурное изваяние, напоминая скорее своих воинственных предков из племени апачей, чем потомка испанского гранда. Подойдя к краю озерца, Хантер нырнул в воду.

Дейдре почувствовала дрожь в теле. Она скрутила волосы в узел на затылке и тоже вошла в воду.

Через мгновение Хантер оказался рядом с ней. Он не сводил с Дейдре жадного взгляда. Она присела в воде и поплыла. Это было просто восхитительно. Ноющие от усталости мышцы расслабились, приятная прохлада обволокла разгоряченную, растертую кожу. В это мгновение Дейдре подумала о том, что не много потеряет, если уже никогда больше не вернется в цивилизованный мир. Особенно на ранчо Раймундо.

Посмотрев на звездное небо, Дейдре снова ощутила страх. Чтобы смыть с себя это неприятное чувство, она нырнула в воду с головой. Вынырнув на поверхность, снова огляделась. Но ничего такого особенного, чем могло бы объясниться ее странное состояние, Дейдре не обнаружила. Тем не менее страх не отступал. Он даже усилился. Начал перерастать в панику, в ужас.

– Здесь раньше апачи брали воду, – проговорил Хантер, нарушив тишину.

– Здесь красиво.

– И пахнет кровью. Дейдре испуганно вздрогнула:

– Что ты хочешь этим сказать?

– Американские солдаты вырезали в каньоне пятьдесят индийских воинов, а потом пришли сюда и прикончили женщин, детей и стариков.

– Ужасно, – прошептала Дейдре. Теперь понятно, откуда этот страх. Вероятно, дух племени апачей все еще обитает в этом ущелье.

– Не бойся. Это дела давно минувших дней. Белые получили то, что хотели.

– Но неужели нельзя было как-то по-другому разрешить этот спор?..

– Всегда можно что-то придумать. – Глаза Хантера блеснули. – Вся проблема лишь в том, что люди не любят делиться.

– Хантер – Дейдре протянула руку и коснулась его лица. Хантер казался таким далеким, таким чужим. Как ей вернуть прежнего Хантера, ее Хантера? – Я знаю, это ужасно, ужасно…

– Бессмысленная смерть всегда ужасна.

– Я говорила о твоей семье.

– Ты осуждаешь меня за то, что я сделал?

– Но что ты сделал?

– Ты бы на моем месте не стала рассказывать Альберто об Ане Карлоте и Фелипе. Ты слишком благородна, слишком прекрасна, слишком возвышенна. Ты хочешь помогать, ты боишься сделать другим больно. Но я не мог позволить им говорить такие вещи о моей матери. Она была чище их, лучше их всех, вместе взятых. Она была виновата лишь в том, что родилась полукровкой, что рано лишилась родителей. Это несправедливо. Несправедливо.

У Дейдре защипало от слез глаза, и она нежно коснулась рукой щеки Хантера.

– Я горжусь тобой. Ты правильно поступил. Ты только защищался. Ты защищал свою мать и себя. Я хочу помогать другим. Я хочу исправлять то, что уже давно нуждается в исправлении. Я хочу иметь право голоса для того, чтобы что-то изменить в этой стране. Но я, Хантер, как и ты, вступилась бы за свою семью. Я обязательно стала бы защищать своих близких.

– Я хотел сделать им как можно больнее.

– Да, но это только после того, как они прижали тебя и твоего отца к стенке. Ты должен был защищаться.

– Черт возьми, Дейдре! – Рука Хантера легла Дейдре на плечо.

Он начал целовать ее с такой страстью, что у Дейдре закружилась голова. Из груди вырвался тихий стон, и она обвила Хантера руками за шею. Хантер подхватил Дейдре на руки и отнес к берегу. Опустив свою драгоценную ношу на траву, он стал ласкать ее.

– Ты моя, Дейдре. Ты принадлежишь только мне.

От бывшего джентльмена не осталось и следа – Хантер превратился в древнего воина-завоевателя. Он поднял голову и посмотрел в лицо Дейдре.

Дейдре вздрогнула. Она смотрела на Хантера и не узнавала этого мужчину. Потом она протянула руку и осторожно дотронулась до его плеча. О нет, она знала его, знала этого человека.

– Хантер. Мой победитель Хантер.

Глубоко войдя в нее, Хантер на мгновение замер. Дейдре ощущала себя единым целым с этим человеком, со всей вселенной, с космосом.

– Моя женщина. – Его руки легли Дейдре на грудь. – Я не допущу, чтобы с нами случилось то же, что и с моим отцом. Никогда!

– О Хантер…

– Никогда! Ты принадлежишь мне, Дейдре, и только мне. Помни об этом.

Хантер стал двигаться быстрее и резче.

У Дейдре от напряжения сбилось дыхание. Она обхватила руками его голову и снова застонала. Неожиданно Хантер остановился.

– Скажи мне! – Его лицо вдруг исказилось.

– Что?

Он тяжело дышал.

– Скажи, что ты моя, что ты принадлежишь мне.

– О! – простонала Дейдре. Она плохо понимала, чего хотел сейчас от нее Хантер. – Пожалуйста, не поступай так со мной. Прошу тебя. – Дейдре потянулась к Хантеру, сгорая от желания быстрее достичь удовлетворения своей страсти. – Поцелуй меня.

– Нет. Скажи мне. – Хантер снова стал двигать бедрами, а затем опять остановился. Лоб Дейдре покрылся каплями пота, ногти впились в плечи Хантера. Ей не хотелось сейчас давать ему никаких обещаний и клятв.

– Я твоя… сейчас… пока.

– Черт возьми!

Хантер, словно обезумев от страсти, стал покрывать ее тело поцелуями. Он совершенно потерял над собой контроль.

– Ты моя, и рано или поздно ты признаешь это.

Когда Хантер достиг наслаждения, он застонал и опустился на землю рядом с Дейдре. Их близость была для Дейдре бесценным даром, блаженством, радостью. Сейчас ее наполняло невероятное, неземное счастье.

Внезапно Дейдре подумала о том, что сейчас они не предохранялись, а значит… Значит, она может забеременеть. Хантер больше не хотел защищать ее.

Дейдре села и посмотрела на Хантера. Почему он так вел себя? Что это еще за собственнические инстинкты? Он хочет обладать ею точно так же, как лошадью и как асиендой? Она снова погрузилась в воду, чтобы смыть свои тревожные мысли и освободиться от Хантера.

Через мгновение Дейдре услышала плеск воды у себя за спиной – Хантер пошел за ней.

Он снова обнял ее за талию, а когда Дейдре попыталась увернуться, еще сильнее прижал к себе.

– Прости. – Он глубоко вздохнул. – Я попытался взять то, что мне не принадлежит. Я хотел, чтобы ты зачала ребенка… – Хантер выпустил Дейдре и вышел из воды. На берегу он остановился и посмотрел на небо, его руки сжались в кулаки.

Глядя на него, Дейдре почувствовала, как ее снова начинает охватывать страх. Неужели между ними все кончено? А что, если она действительно уже беременна? Что тогда делать? И если это так, надо ли об этом ставить в известность Хантера? Выходить ли за него замуж? Или лучше расстаться с ним? Господи, сколько вопросов!

65
{"b":"1848","o":1}