ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дейдре вышла из озера.

– Хантер!

Он быстро обернулся на звук ее голоса и, подойдя, взял пальцами прядь волос и прижал к своим губам.

– Ты сводишь меня с ума. Ты ведь знаешь, как я тебя люблю. И при этом я так с тобой обошелся…

Дейдре прижала палец к его губам и счастливо улыбнулась. Нет, еще ничего не кончено.

– Ты всегда хорошо со мной обходился. Но я не член твоей семьи.

– Разве у меня есть семья? У меня ничего и никого нет. Я не могу тебе ничего предложить. Разве это не ужасно – жить так, как жил мой отец?

Дейдре слегка пожала плечами.

– Но ведь ты знаешь, что они с Аной Карлотой женились только для того, чтобы объединить капиталы двух семей.

– Да.

– Тогда как можно осуждать их за то, что они искали любви и человеческого тепла? Искали везде, где только могли найти.

Хантер покачал головой.

– Если хоть кто-то попытается прикоснуться к тебе, я убью его.

– Значит, ты наполовину дикарь? – Дейдре положила руку Хантера себе на грудь. – Давай заниматься любовью, Хантер. Давай больше никогда не будем ссориться.

– Со мной, Дейдре, не выйдет половинчатых отношений. Ты стала частью меня самого, моей плотью и кровью. Я хочу жениться на тебе, хочу, чтобы ты принадлежала только мне. Хочу заботиться о тебе, и чтобы никто больше не прикасался к тебе. И мне даже не слишком нужен ребенок. Он может встать между нами, или его появление на свет подвергнет твою жизнь опасности.

Дейдре прижалась к Хантеру и сразу же почувствовала, как его тело отозвалось на ее прикосновение.

– Не дразни меня.

– Я не дразню.

– Ты, кажется, не понимаешь меня. Я не всегда веду себя как джентльмен. У меня частенько это не получается. Я не могу всегда быть добрым. Я эгоист, и то, что принадлежит мне, я никогда никому не отдам. Я, вероятно, редко буду с тобой соглашаться. Черт возьми, я мужчина, а ты – женщина. Мы разные. Нам нужны в жизни разные вещи.

Дейдре лишь улыбнулась в ответ. Ей нравилось, что Хантер испытывал страсть к ней, ей нравилось, что он ревновал ее. Но в основе его отношения к ней лежал не разум, а лишь эмоции и животные инстинкты. И это немного огорчало.

– Ты могла бы выбрать для себя кого-нибудь и получше. Например, как его там… Саймона Гейнсвилла.

Дейдре покачала головой, взяла пальцами прядь своих волос и пощекотала ею грудь Хантера.

Он запрокинул голову вверх и издал боевой клич апачей. Дейдре отдернула руку, ее глаза расширились от удивления. Хантер рассмеялся:

– Черт возьми, женщина! Тебя ничем не испугаешь!

– Меня пугают собственные чувства. Иногда. – Дейдре озорно блеснула глазами.

– И что же ты чувствуешь? – хрипловатым голосом спросил Хантер.

– Мне кажется, я люблю тебя.

– Кажется?

– Это невозможно знать наверняка. Такого со мной раньше никогда не случалось. Ведь это может быстро пройти… – прошептала Дейдре.

– Пройти! – Хантер поднял ее на руки и закружил. – Как это возможно? И что же делать? Может, собрать тысячу подписей под петицией и отправить ее в конгресс, чтобы' приняли закон, который разрешил бы Дейдре Кларк-Джар-мон любить Хантера? Просто любить и ни о чем не думать.

– Возможно, такая публичность и ни к чему, – засмеялась Дейдре.

Хантер остановился и поставил Дейдре на землю.

– Это не смешно.

– Знаю. – Она погладила его по щеке. – Я хочу быть с тобой. Всегда. Я хочу, чтобы ты трогал меня. Хочу ощущать тебя внутри себя. Хочу думать о тебе. Мне хочется сделать тебя счастливым. Но, Хантер, как же быть с другой моей мечтой? Я хочу учиться в колледже, работать в компании Кларк-Джармонов, помогать своей семье и основать благотворительное общество имени Флоры Маккаскар. – Дейдре глубоко вздохнула. – Разве на все сразу хватит сил?

– Я готов сделать для тебя все, что угодно. Даже перестрелять всех конгрессменов, чтобы ты получила право голоса. Ты будешь и учиться, и работать, и делать все, что захочешь. И я буду с тобой. Что бы ни происходило, как бы ни сложилась наша жизнь, я буду с тобой.

Взгляд Дейдре затуманился от слез. Ее веки закрылись. Хантер дрожащими губами прижался к губам Дейдре. Она снова обняла его, словно пыталась найти защиту и утешение в тепле его тела.

Хантер уложил ее на траву, Дейдре не сопротивлялась. Она знала, что они будут любить друг друга, что в их жизни будет счастье. Что они обязательно будут вместе.

Глава 27

Хантер поднялся и открыл окно в комнате отца на асиенде. Внизу, во внутреннем дворике, Дейдре взбивала и укладывала подушки в кресло отца, в котором он собирался сейчас устроиться. Потом она стала читать вслух книгу, а Альберто внимательно слушал. Похоже, это был памфлет «Защита прав женщины», Хантер узнал красный переплет. Через несколько минут Дейдре остановилась и они с Альберто начали обсуждать прочитанный абзац.

Похоже, Дейдре и отец поладили и теперь наслаждались обществом друг друга. По идее Хантер должен был бы радоваться этому обстоятельству, но почему-то это не вызывало у него восторга. Он снова окинул взглядом дворик. Все осталось прежним и в то же время было уже другим. Как много прошло времени, сколько лет… Детские воспоминания еще живы, но в детстве люди часто воспринимают окружающую обстановку не такой, каковой она является на самом деле. Все видится словно сквозь пелену. Ярким, нарядным, беззаботным. Люди тоже меняются, когда на них направляется эта волшебная линза. Но когда вырастаешь…

Мыслями Хантер опять вернулся к Дейдре. Он посмотрел на нее. Дейдре смеялась и выглядела оживленной. Хантер ревновал ее. Ревновал к собственному отцу. Они вернулись на асиенду три дня назад. С тех пор Хантер не прикасался к ней.

Но вовсе не потому, что больше не хотел ее. Просто тогда, в ущелье, Хантер потерял контроль над собой и теперь боялся, что это может снова повториться. Он твердил себе, убеждал себя, объяснял, что ревность только унижает его и Дейдре. Хантер прекрасно понимал это, но в то же время он вздрагивал, если Дейдре заговаривала с кем-то еще, кому-то улыбалась. Тогда у него мгновенно портилось настроение, он становился грубым, циничным и высокомерным. А теперь эта дружба с его отцом… Сам он был всегда лишен этого.

Но если бы Дейдре и Альберто не подружились, Хантер бы тоже огорчился. Он тряхнул головой и зашагал по комнате. Совершенно очевидно, что ему придется делить внимание Дейдре с другими людьми, иначе он ее потеряет. Она была не из тех женщин, которую можно было запереть в золотой клетке, да, собственно говоря, он и не хотел этого делать. Он любил ее.

Да, это была любовь. Хантер и не предполагал, что может испытывать подобные чувства. Он прятался от этой самой любви долгое время, но после скандала в семье отца понял, что ему нужно в жизни. Дейдре. Ему нужна Дейдре. И он сделает все, чтобы добиться ее любви. Но только он не будет действовать силой, не будет ломать ее планы.

Может быть, ей все же лучше уехать на ранчо Бар-Джей к родителям? А он будет заниматься благотворительным обществом имени Флоры Маккаскар вместе с отцом. А Альберто он как-нибудь объяснит отъезд Дейдре. Обвинит во всем себя.

Но хватит ли у него сил отказаться от Дейдре? Отослать ее? Даже если это пойдет ей во благо?

– Хантер! – Дейдре увидела его в окне и помахала ему рукой.

На ней было простое белое хлопчатобумажное платье в тонкую зеленую полоску. Волосы она закрутила в высокий пучок, из которого кое-где выбивались кудряшки-спирали. Дейдре походила на богиню. Золотую Богиню. И Хантер хотел ее. От этого ощущения было нелегко избавиться. Но он попытается.

– Иди сюда. Альберто хочет поговорить с тобой, – крикнула Дейдре. – Я тоже без тебя скучаю.

– Сейчас спущусь. – Хантер почувствовал, что в груди болезненно защемило, как только Дейдре отвернулась.

С тех пор как они с Дейдре вернулись на асиенду, никаких разговоров о семейных делах больше никто не заводил. Все старательно избегали встреч друг с другом. Ана Карлота, Фелипе и Елена просто ждали, что Альберто каким-то образом разрешит эту ситуацию и жизнь на асиенде вернется в старое русло. Все будет по-прежнему, если, конечно, члены семьи смогут и дальше благополучно разыгрывать этот спектакль.

66
{"b":"1848","o":1}