ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Что ж, он ждал слишком многого, подумал Хантер. Люди просто не хотят меняться. С того дня, как он бросил вызов Фелипе, отступать было некуда. Впрочем, он никогда не был дружен с Еленой и Фелипе. Ведь он бастард, и законные дети Альберто не хотели с ним знаться. Но теперь Хантер понимал, что их отношения объяснялись не только этим. Большую роль здесь играли финансовые соображения. Фелипе и Елена видели в Хантере угрозу своему благополучию и достатку.

Какое-то внутреннее чутье им подсказывало, что Альберто очень любил Флору и ее сына. И они боялись, что настанет день и Хантер заявит о своих правах. Отнимет у них то, что они хотели получить сами. Отсюда и проистекала их ненависть. Сводный брат никогда их особенно не интересовал. Даже, скорее, наоборот. И вот теперь он вдруг внезапно появился и нарушил их планы. Впрочем, ни Ана Карлота, ни Фелипе не были связаны с ним кровными узами. Только Елена. Но она сделала свой выбор. Елена боялась потерять деньги Альберто. А ему, Хантеру, терять было просто нечего. Кроме своей матери. И еще Дейдре. Он мог потерять ее теперь.

Хантер бросил взгляд на Дейдре и Альберто. О, ему было что терять. Страх парализовал его. Ему надо отпустить их обоих, тогда его не будет мучить это ожидание потери. Он найдет в себе силы идти по жизни в одиночку. Но… он не хотел одиночества. Он был сыт по горло этим одиночеством.

Дейдре кивнула ему, и у Хантера от напряжения выступил на лбу пот. Он изобразил на лице некое подобие улыбки, отошел от окна и спустился по лестнице во внутренний дворик.

– Присядь рядом с нами. – Дейдре взяла Хантера за руку и потянула к себе.

Он сел на чугунную скамью. Нервное напряжение давало о себе знать – Хантера бросало то в холод, то в жар. Но Альберто выглядел отлично, гораздо лучше, чем в тот день, когда они встретились с ним впервые. Правда, печать усталости еще не исчезла с его лица, а под глазами легли фиолетовые тени.

Альберто улыбнулся сыну.

– Я много думал последние три дня и пришел к определенному решению. И твоя очаровательная жена помогла принять мне это решение, совершенно о том не подозревая.

Дейдре сжала Хантеру руку.

– Не в моей власти изменить прошлое, – Альберто слегка покашлял, – но я могу изменить будущее. Жаль, конечно, что о Фелипе я узнал так неожиданно. Если бы кто-то подготовил меня к этому, мне бы, возможно, не было так больно.

– Но разве ты кому-нибудь поверил бы? Альберто нахмурился:

– Вы правы, но давайте исходить из того, что мне уже все известно. Хочу сказать, что я любил Фелипе и воспитывал его как своего сына, и ничто этого не изменит. Я считаю, что моих денег хватит на всех. – Оглядевшись, Альберто снова взглянул на Хантера: – Фелипе будет управлять ранчо. Он всю жизнь готовился к этому. А с меня хватит. Я сыт этим по горло. Теперь пришло время заняться кое-чем другим. Своих скаковых лошадей я отдам Елене. Но они будут принадлежать не ее мужу, а именно ей. Ана Карлота была мне хорошей женой. Пусть и не во всем. Я отдам ей дом в Мехико и положу на ее счет такую сумму, которая позволит ей безбедно существовать всю оставшуюся часть жизни. Ты, Хантер, мой единственный сын, моя кровь и плоть. И это накладывает на тебя определенную ответственность. Вопрос в том, готов ли ты взять ее на себя. Я думаю, что еще несколько лет назад тебе следовало пойти учиться в колледж.

– Но он может и сейчас пойти учиться. – Дейдре сжала руку Хантера. – Почему бы ему не отправиться в Гарвард? А я в то же самое время могу поехать в Рэдклифф.

Хантер с изумлением смотрел то на отца, то на Дейдре и молчал. Учиться в Гарварде? Дейдре тоже будет учиться. И рядом с ним. Почему он так беспокоится?

– Отлично! – Альберто наклонился вперед. – Я буду рад, если ты поедешь в Гарвард. Все расходы я беру на себя. Пока я жив, ответственность за семью, за наш род не будет слишком сильно давить на твои плечи. И все вместе мы сможем поддерживать благотворительное общество имени Флоры Маккаскар. Пройдет всего несколько лет, и вы вернетесь ко мне в Аризону.

– Что ты об этом думаешь, Хантер? – Дейдре снова сжала его руку.

– Я не знаю, – неуверенно проговорил Хантер. В его голове уже давно зрел план. С того самого дня, когда они покинули Нью-Йорк. А здесь, в Аризоне, его план стал приобретать вполне реальные очертания. Его заботила только Дейдре. Она была его целью, его мечтой.

Брови Альберто съехались вместе.

– Сынок, я постараюсь изъясняться понятнее. Фелипе может управлять ранчо Раймундо, но его дети никогда не унаследуют его. В нем нет ни капли крови рода Раймундо. А в тебе она есть. Ты следующий гранд, ты займешь мое место, а твои дети унаследуют ранчо. И я уверен, что вы с Дейдре сможете позаботиться о нем. – Хантер собрался что-то сказать в ответ, но Альберто поднял руку и остановил его. – Дело еще и в том, что Фелипе слишком мягок и недальновиден. Ему требуется руководство, жесткая рука. К тому же вы знаете, что у него нет детей. А у вас с Дейдре, уверен, будут сильные, здоровые дети, способные продолжить наш род Раймундо. Это все, что я хотел сказать.

Дейдре не могла больше обманывать Альберто.

– Но мы не… – начала она.

– Фелипе и Елена никогда не смогут принять меня, – прервал ее Хантер.

– Им придется принять тебя, или они ничего не получат. – В голосе Альберто послышались металлические нотки. – Поверь мне, эта перемена только украсит их скучную, однообразную жизнь. Они сделают все, чтобы удержаться в своем положении.

Хантер кивнул, а Дейдре прикусила губу, чтобы не закричать во всеуслышание, что они не женаты. Но это касалось только Хантера, к ней эта проблема не имела отношения. И тем не менее ей не хотелось обманывать Альберто.

– Ну что, сын? Ты готов принять мое предложение? – Альберто с беспокойством смотрел на Хантера.

Хантер кашлянул.

– Меня воспитывали не как гринда. Я научился ценить в жизни другие вещи. Дейдре открыла мне глаза на многое.

Дело не в том, что я боюсь ответственности. Мне кажется, я не самый удачный выбор для такой роли. У Елены есть дети, и они могли бы унаследовать ранчо.

– Нет. – Альберто нахмурился. – Ты и Дейдре. Это мой выбор. Поверьте мне, я знаю лучше. И ты не просто мой сын. Ты сын Флоры. Сын той женщины, которую я любил всю жизнь.

Хантер взглянул на Дейдре. Он знал, о чем она думала. Они не женаты. Хантер снова взглянул на Альберто:

– Захотел бы ты передать мне свой титул и ранчо, если б я не был женат на Дейдре?

Лицо Альберто стало смертельно бледным. Он впился взглядом в Дейдре. Она вспыхнула:

– Хантер помог мне и моей семье в одном деле. Так мы встретились. Он спас мне жизнь. И мы стали близки.

Альберто закрыл глаза и покачал головой. Потом он снова посмотрел на Хантера:

– Я не понимаю. Вы ведь любите друг друга. Это видно невооруженным глазом. Хотите сказать мне, что вы не женаты?

– Да, – тихо ответил Хантер. – Я не знал, как меня здесь встретят. Хотел произвести впечатление на семью, в которой все смотрели на меня сверху вниз. И еще я хотел отомстить за мать. Я знал, что Дейдре произведет впечатление даже на Ану Карлоту. Не думал, что все зайдет так далеко.

Альберто сидел неподвижно и молчал. Потом он вдруг засмеялся. Дейдре и Хантер с удивлением посмотрели на него.

Альберто смеялся все громче и громче, у него на глазах даже выступили слезы.

– А что я мог еще ожидать от своего сына? Кровь апачей, грандов, ирландцев – все перемешалось в одном адском котле. А ты, Дейдре, дочь владельца ранчо Бар-Джей в Техасе, еще та штучка! Крепкий орешек с Запада. Чего можно было еще ожидать от таких! – Палец Альберто уперся в грудь Хантера. – Я хочу, чтобы ты стал следующим грандом, а она – матерью моих внуков. Женись на ней, пока она не успела сбежать. Другой такой не найдешь.

– На мне не так просто жениться. У меня есть цели. Я не собираюсь прожить всю жизнь на ранчо Раймундо.

Дейдре подняла вверх глаза. Показалось ли ей, что на территорию ранчо въехал какой-то всадник? Почему-то Дейдре вдруг стало страшно, у нее по спине пробежал холодок. Но было трудно догадаться, что же именно происходило за пределами этого наполненного спокойствием мирка – внутреннего дворика, спрятавшегося за толстыми каменными стенами. Что ж, стоит ли ей об этом беспокоиться? Ведь к ней это не имело ни малейшего отношения.

67
{"b":"1848","o":1}