ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Классический полтергейст, — заключил Дятлов.

Но Галкин строго посмотрел на него, и тот замолк.

— А что было слышно из комнаты вашего отца?

— Поначалу немного. Стонал он громко. А часам к двенадцати и там чертовщина началась. И поросячье хрюканье оттуда доносилось, и бычье мычанье, и собачий лай. А потом Варя ко мне подходит и говорит, что мол, в голове голос деда слышит. И просит он ее, чтобы она к нему пришла. Что подарочек у него для Вари есть. И что, в конце концов, она обязана исполнить его последнее желание.

— Какое же это было желание, Варя? — моментом переключился на девушку майор.

— Воды он просил, — ответила та. — Хотел, чтобы я ему воды колодезной принесла.

— Ишь ты, хитрец какой, — вставила хозяйка дома, — она ему водицы, а он ее в ведьмицы.

— Что же дальше?

Варя ненадолго задумалась.

— А потом угрожать стал.

— Угрожать?

— Да. Говорил, что если ему не помогу, будет ко мне после смерти наведываться.

— Господи! — почти прокричала Полина Сергеевна. — Что же ты мне, Варюшка, этого раньше-то не сказала?

— Мама, да откуда же я могла знать, что так оно и будет?

Галкин со Стрижом переглянулись.

— Ну, вот мы и подошли к главному, — успокаивающим голосом произнес майор. — С этого места я попрошу вас рассказывать очень подробно. Не пропускать никаких мелочей. Итак, что произошло потом?

— Часа в два ночи голос деда в моей голове замолчал, — как ни в чем не бывало поведала Варя, — да и во всем доме сразу как-то тихо стало.

— Правильно, — перехватила эстафету ее мать, — все успокоилось. Прямо вот так сразу.

— А что же вы?

— Я потихоньку к двери в его комнату подошла и слушаю… А там все тихо.

— Вы стали заходить к нему?

— Ой, что вы! Я после всего, что там было, ни за какие коврижки бы туда не зашла. Да еще чтобы ночью? Ни-ни!

Мы ждали продолжения истории.

— Утром пошли в сельский совет, а потом к Сметаниным. Их сын — Сережа, сторожем на кладбище работает. Ну и за дополнительную плату с похоронами помогает. Он и еще несколько мужиков, вон и Николай тоже, — при этом она кивнула на безмолвно сидящего хозяина дома, — пошли к отцу в дом. Сережа нам и сообщил, что отец умер и уже окоченеть успел. А еще…

— А еще? — тут же подхватил Галкин.

— Сказал, что запах там плохой был. Словно покойник уже несколько суток там лежал. Да вон Николай подтвердить может.

Все взглянули на Николая.

— Что говорить, — смущаясь всеобщего внимания, пробурчал тот, — воняло там и вправду страшно. Будто из скотомогильника на живодерне.

— Так, — остановил их прения Галкин, — с этим мы выяснили. Что же было дальше?

Со слов Полины Сергеевны, похоронили колдуна уже на следующий день. Из-за смрада, стоящего в доме, поминок там проводить не стали. Да и без этого вряд ли кто-то пошел в дом умершего колдуна. Помогла опять же Катерина Васильевна. Она договорилась с председателем сельсовета, и на это мероприятие семье покойника выделили помещение в сельском клубе. Первую ночь Полина Сергеевна с дочерью провели спокойно. А на следующую случилось вот что. В тот день женщины разбирали вещи в шкафу, комоде, на полках и этажерках. Они и не заметили, как засиделись допоздна. Когда время перевалило за полночь, где-то перед домом громко завыла и тут же заскулила собака. Обе женщины как по команде вздрогнули. В эту самую минуту закрытая на крючок входная дверь распахнулась, и в дом вошел мертвый колдун…

Голос Полины Сергеевны задрожал так сильно, что она даже прекратила рассказ. В эти минуты на женщин было страшно смотреть. Они словно бы заново переживали кошмар той памятной ночи. Остальные сидели не двигаясь, чтобы ненароком не напугать их еще больше. Продолжать взялась Варя:

— Вы понимаете, мы в первые мгновения словно окаменели. А когда он стал к нам приближаться, кинулись в другую комнату. Там мама открыла окно, и мы выбрались на улицу. С тех пор мы здесь.

— Как он выглядел? — задал вопрос капитан Стриж.

— Будто и не умирал вовсе, — тут же ответила девушка, — вот только этот ужасный запах разложения…

— Я так понимаю, что в тот дом вы больше не заходили, — предположил Галкин.

Полина Сергеевна быстро замотала головой.

— Я там на следующий день снова была, — не глядя на мать, сказала Варя.

— Да как же это, Варюшка? Когда ты успела? — на глазах побледнела женщина.

— Когда в магазин ходила, мама. На обратном пути я туда зашла.

— И что же? — Майор весь подался вперед.

— А ничего. В доме было пусто. Только все ящики из комода были вынуты и на полу валялись.

— Хм, — задумчиво произнес Галкин, — Я надеюсь, что вы, Полина Сергеевна, и вы, Варя, понимаете, что мы здесь не для того, чтобы устраивать охоту на ведьм.

После всего услышанного я с трудом сдержал улыбку. Она была бы здесь совершенно не кстати. Однако игра слов понравилась мне.

— То есть, — продолжал майор, — мы не можем, да и не хотим обещать, что после нашего посещения здесь все станет на свои места. Наша задача заключается в том, чтобы изучить природу этого — не спорю — странного и чрезвычайно редкого явления. Но, повторяю, изгонять нечистую силу не входит в наши обязанности.

— Что же нам делать? — растеряно спросила женщина.

— Давайте так, Полина Сергеевна, мы сегодня отправимся на место… происшествия и посмотрим на все, так сказать, собственными глазами. А дальше… Короче, дальше будем думать.

Около одиннадцати вечера мы снова оказались на улице. Было тихо. А из черноты ночного неба одна за одной возникали редкие снежинки. Они не торопясь опускались к земле, тонким слоем покрывая обтянутую брезентом аппаратуру. Мне на плечо опустилась чья-то рука. Я обернулся и встретился глазами с майором Галкиным.

— Готов? — негромко спросил он.

— К чему, товарищ майор?

— Будь предельно внимательным. Постарайся запомнить все. А… зарисовывать будешь после, — ушел от ответа Галкин.

Глава 2

В доме было темно, холодно и очень тихо. Кто-то из наших щелкнул выключателем. Стало светло, но уюта не прибавилось.

— Устанавливайте аппаратуру! — скомандовал Галкин.

— Странно, — произнес капитан Стриж, — в доме отсутствуют всякие звуки. Словно со смертью колдуна внутренняя жизнь этого человеческого жилища тут же остановилась.

— Простите, товарищ капитан, — отреагировал я, — что вы имеете в виду под внутренней жизнью дома?

Стриж улыбнулся:

— А ты вот прислушайся… Ни тебе мышиной возни под печкой, ни сверчка. Даже часов не слышно. Разве это не странно?

— Что ж здесь странного? — отозвался я. — Мышей нет. Сверчок замерз, поди, в доме-то уже, наверное, сколько дней не топили. А часы просто стали.

Сказав это, я приблизился к настенным ходикам и подтянул провисшую почти до пола цепочку, с увесистой гирькой на конце. И… часы пошли.

Все, как по команде, почему-то сначала уставились на ходики, а потом на меня. Словно я совершил некое святотатство. В возникшей паузе отчетливо слышался механический отсчет времени. Но не прошло и пяти минут, как часы сами по себе остановились. Я уже было снова занес руку, чтобы потянуть за цепочку, но голос майора меня остановил:

— Отставить! — громко произнес Галкин.

Я недоуменно посмотрел на майора.

— Капитан Стриж, рядовой Майзингер, — глядя мне прямо в глаза выговорил тот, — следуйте за мной! Остальным даю десять минут на проверку приборов.

— Это, видимо, та самая кровать и есть, — кивнул капитану Галкин, когда мы переступили порог соседней комнаты.

— Похоже на то, — согласился Стриж, остановившись в двух шагах от старинной металлической кровати.

Я стоял несколько в стороне от моих начальников и с интересом наблюдал за их несложными действиями. Оба присели на корточки и теперь рассматривали что-то на полу. Потом они переглянулись. Стриж расположил большой палец руки у основания кроватной ножки, и оттопырив указательный, что-то быстро измерил.

9
{"b":"18489","o":1}