ЛитМир - Электронная Библиотека

Джейн Арчер

Пленительные мечты

Часть первая

Глава 1

– Простите, мэм, не хотите ли снять на ночь «слишком высокого» техасца?

Рейвен Каннингем закружилась перед Слейтом Слейтоном, который действительно был намного выше ее. Однажды она назвала его слишком высоким, желая поддеть, и теперь это превратилось в своеобразную игру. Девушка смерила его взглядом, делая вид, что обдумывает предложение.

– Какова ваша цена, мистер?

– Для вас могу сделать скидку.

Рейвен и Слейт познакомились несколько месяцев назад. В то время частный детектив Рейвен Каннингем работала под прикрытием, выдавая себя за девушку легкого поведения, и Слейт попытался снять ее на ночь. Она приняла его за одинокого ковбоя из Техаса, который ищет развлечений, но вскоре выяснилось, что Слейт – техасский рейнджер и тоже работает под прикрытием.

Продолжая подыгрывать Слейту, Рейвен принялась внимательно разглядывать его. Ростом более шести футов, Слейтон был необыкновенно красив: густые темные волосы, скуластое, чисто выбритое лицо с крупным носом, полные чувственные губы, прикосновение которых, как знала Рейвен по опыту, было способно разжечь огонь страсти в ее душе. Рейвен окинула взглядом его высокие стройные ноги и широкую грудь. Слейт был в темно-синей рубашке, брюках из выцветшей хлопчатобумажной ткани с широким кожаным ремнем, на котором красовалась тяжелая серебряная пряжка, и черных ковбойских ботинках.

– Я только что сошла с поезда, прибывшего из Канзаса, и у меня денег куры не клюют, – сказала Рейвен, войдя в роль. – А вы, похоже, из тех мужчин, с которыми можно неплохо поразвлечься.

– Могу гарантировать это, мэм. – Слейт улыбнулся, показав при этом ровные белые зубы. – Ну, раз у вас денег куры не клюют, то, может быть, отдадите мне свой золотой?

Рейвен дотронулась до висевшей у нее на груди золотой монеты с вмятиной. Это был подарок Слейта, который он сделал ей вскоре после их знакомства в Топике. Позже монета спасла Рейвен жизнь: в нее попала предназначавшаяся ей пуля. И Слейт купил для монеты золотую цепочку. Теперь Рейвен носила ее не снимая, как талисман. Может быть, Слейту тоже нужна была монета, приносящая счастье?

Улыбаясь, Рейвен достала из своей сумочки золотой и вложила его в руку Слейта, стараясь, чтобы ласковое прикосновение ее пальцев к его ладони длилось подольше, а потом отошла в сторону.

– А теперь могу я проводить вас в ваш номер? – спросил Слейт.

– Конечно, но помните: вы должны оставаться со мной всю ночь.

– Если я вам понравлюсь?

– В таком случае вы останетесь у меня еще дольше.

– Отлично. Я это запомню.

Рейвен взяла Слейта под руку и, обернувшись, бросила взгляд на искрящуюся на солнце реку Сан-Антонио, которая протекала в центре города. Приближался вечер. Они целый день гуляли вдоль реки и теперь направлялись в центральную часть Сан-Антонио, любуясь лучами заходящего солнца, которые окрашивали город в розоватые тона. Шагая по деревянному тротуару, Рейвен рассматривала витрины магазинов и улыбалась, радуясь жизни. Она сжимала руку Слейта, думая о предстоящей ночи. Рейвен отметила, что в архитектуре Сан-Антонио причудливо переплелись испанские, техасские и американские мотивы. Старинные каменные здания и глинобитные дома соседствовали здесь с новыми кирпичными и деревянными строениями. Рейвен нравилось в этом городе все, особенно сердечность его жителей. И, тем не менее, она скучала по Чикаго, где выросла и откуда уехала несколько месяцев назад.

Они находились недалеко от гостиницы «Сан-Антонио», в которой снимали номер со дня приезда в этот город, когда Слейт внезапно остановился.

– Подожди меня здесь, Рейвен, – бросил он своей спутнице и быстро направился в небольшой магазинчик, расположенный по соседству с гостиницей. Озадаченная Рейвен проводила его взглядом. Через минуту Слейт вернулся и вручил ей кулек с мятными леденцовыми палочками.

– Ты никогда ничего не забываешь, верно, Слейт?

– Во всяком случае, ничего более или менее, важного, – ответил он и, взяв леденец из кулька, стал с наслаждением посасывать его.

Рейвен, тайком наблюдавшая за Слейтом, вспомнила, что в Топике у них был один леденец на двоих. Тогда в ней впервые проснулось теплое чувство к Слейту, и теперь волна нежности вновь захлестнула ее. Она не могла объяснить своих эмоций, но присутствие Слейта всегда заставляло ее мечтать о ласках.

Леденец похрустывал у нее на зубах, и, чувствуя его мятный привкус, Рейвен вспоминала свою первую встречу со Слейтом, историю убийства отца и жениха и ограбление на железной дороге, которое и привело к их гибели. Ведя расследование, она использовала покупку леденцов как предлог для того, чтобы расспрашивать владельцев магазинчиков об убийце своих родственников, индейце из племени команчи по имени Джек, и Луисе Сентано, организаторе преступления. Рейвен следовала за преступниками по пятам на всем протяжении своего пути от Канзаса до Техаса и чуть не погибла от бандитской пули. Справедливость, в конце концов, восторжествовала, а в ходе расследования Рейвен сблизилась со Слейтом.

Остановившись перед гостиницей, они доели леденцы, глядя друг на друга и улыбаясь в предвкушении предстоящей ночи, сулившей им столько наслаждений, а затем вошли в вестибюль.

Навстречу им торопливым шагом вышла Маргарита с каким-то листком в руке.

– Ну, наконец-то, вы вернулись! Рейвен, тебе телеграмма. Ты должна немедленно прочитать ее.

– Надеюсь, в ней нет плохих известий, – сказала Рейвен. – После всего пережитого мне очень хочется немного расслабиться и отдохнуть.

– По крайней мере, вам это удалось сегодня, – заметила Маргарита.

– Только благодаря тебе. Спасибо за то, что пригласила нас. Мы замечательно провели время, Сан-Антонио просто очарователен, – сказала Рейвен и погрузилась в чтение телеграммы.

– Неужели телеграммы продолжают прибывать и репортеры еще не утратили к нам интереса? – спросил Слейт.

Маргарита кивнула.

– Думаю, вся эта шумиха скоро утихнет, но, как ты понимаешь, публикация ваших портретов на первых страницах газет после этой перестрелки с индейцем Джеком и Сентано привлекает внимание репортеров и, конечно, потенциальных клиентов.

– Я рад слышать о том, что многие желают обратиться к услугам детективного агентства «Каннингем и Слейтон», но сейчас нам хотелось бы поменьше огласки, – сказал Слейт. – Как ты смотришь на то, чтобы взять на себя управление делами агентства на время нашего медового месяца?

– Думаю, прежде чем строить планы на будущее, вам надо поговорить о том, что сообщается в телеграмме.

Слейт с тревогой посмотрел на Рейвен, но не заметил в ее облике ничего необычного. Она была, как всегда, прекрасна в своем простом светло-сером платье из хлопчатобумажной ткани, украшенном спереди крошечными черными пуговицами. Ее пепельного цвета волосы были зачесаны наверх и собраны в аккуратный пучок. Над темными глазами двумя изящными арками выгибались тонкие брови. У нее был прямой нос с узкой переносицей, высокие скулы и полные алые губы. И хотя Слейт временами поддразнивал ее за небольшой рост, составлявший пять футов два дюйма, на самом деле считал его идеальным для женщины.

Почувствовав на себе пристальный взгляд Слейта, Рейвен подняла голову. Но, судя по выражению глаз, она была сейчас далеко, уйдя в свои мысли.

– Что случилось, Рейвен? – спросил Слейт.

– Я должна отправиться на Индейскую территорию.

– На Индейскую территорию? – с изумлением переспросил Слейт.

– Да. Как скоро мы сможем туда добраться?

– Мы?

В голосе Слейта послышались стальные нотки.

– Ну да. Ты, надеюсь, поедешь со мной?

– Меньше всего на свете я хотел бы, чтобы ты оказалась среди индейцев. Там нет места для белых, в особенности для красивой белой женщины.

– Но я не белая женщина, Слейт. Я наполовину кайова. Скажи, Маргарита, туда ходят поезда?

1
{"b":"1849","o":1}