ЛитМир - Электронная Библиотека

– У вас великолепные кони, – сказала, наконец, Рейвен, оставив свои мысли при себе.

– Ты можешь разглядеть среди них свою лошадь?

– Нет. Их здесь слишком много.

– Вон она, видишь? – сказал Быстрый Орел, указывая на одно из дремлющих животных.

– У тебя зоркие глаза.

– Да. Я далеко вижу, но мне, наверное, удается отчетливее различать прошлое, нежели будущее. Я не знаю, должны ли кайова следовать примеру Куаны и войти в мир белых или мы все же сможем сохранить нашу культуру в неизменном виде?

– Перышко за то, чтобы сохранить обычаи предков.

– Да. Она хорошая кайова. Но мы больше не живем в замкнутом мире. Возможно, я ошибаюсь, но постепенно прихожу к мысли, что если кайова хотят выжить, то должны соединить в себе оба мира, как это делаешь ты.

– Я пытаюсь это делать, – заметила Рейвен, – но это трудно. Миры, о которых ты говоришь, очень несхожи.

– Как ты думаешь, мы могли бы соединить обе культуры?

– Что ты имеешь в виду?

– От тебя, конечно, не укрылось, что я испытываю к тебе особый интерес.

– Этот интерес основан лишь на том, что я не такая, как се остальные женщины в деревне.

– Нет, дело в другом. С того самого момента, когда я впервые увидел тебя, я понял, что ты особенная, что ты очень важна для кайова... и для меня.

– Но я помолвлена со Слейтом.

– Однако вы не женаты.

– Нет, но собираемся сыграть свадьбу.

– В таком случае ты считаешься свободной. Я тоже не женат. Моя первая жена умерла во время родов. Я долго не женился после ее смерти. За моим вигвамом присматривали сестры. Но у меня на сердце так одиноко. Мне нужна женщина. Такая, как ты.

– Но...

– Пожалуйста, не отвергай меня сразу. Дай мне шанс. Кайова должны построить новый мир. Ты могла бы стать его частью, помогая созидать новую жизнь. Наши дети стали бы вождями в этом новом мире. Нам нужны твои знания обычаев белых, чтобы войти в будущее, но мы можем воспринять эти знания лишь от тебя, потому что в твоих жилах течет кровь кайова. Ты не станешь отрицать, что могла бы многое сделать для созидания нового мира кайова.

– Твои слова потрясли меня, Быстрый Орел, но ты пытаешься взвалить на мои плечи бремя огромной ответственности. Я согласилась заняться поисками Тайми. Думаю, что справлюсь с расследованием и помогу кайова. Но я не знаю, что могла бы сделать помимо этого, чем еще я могла бы принести пользу моему народу.

– Для нас благотворно само твое присутствие. Но если в твоем сердце нет никаких чувств ко мне, ты не должна оставаться со мной. Как ты думаешь, ты могла бы заботиться обо мне?

– Все это слишком неожиданно, Быстрый Орел.

– Нет. Ты с самого начала знала о моих истинных чувствах к тебе.

– Ты заставляешь меня ощущать себя скорее каким-то трофеем, нежели женщиной из плоти и крови.

– Прости. Я этого не хотел. Но ты больше чем женщина. Ты можешь стать матерью нового народа.

Рейвен охватила дрожь.

– Тебе холодно? – спросил Быстрый Орел и обнял ее за плечи крепкой рукой.

– Нет. Я не знаю, что тебе ответить.

– Тебе вовсе не надо отвечать мне сейчас. Поразмысли над тем, что я сказал, занимаясь поисками Тайми.

– Хорошо, но не забывай, что я помолвлена со Слейтом.

– Я знаю, что должен доказать свое право быть твоим мужем, пусть даже мой отец – вождь кайова и у меня много лошадей. И ты убедишься на деле в том, что я доблестный и отважный воин.

– Тебе нет никакой необходимости доказывать это.

– Нет, есть. Я хочу, чтобы ты знала, что я достоин тебя. И что я хочу тебя.

Он дотронулся до ее подбородка загрубевшими пальцами и, приподняв лицо Рейвен, долго смотрел пристальным взором в ее глаза, а затем склонился над ней и поцеловал в губы.

Сила слов, чувств и желаний Быстрого Орла завораживали Рейвен. Ее тянуло к нему, и она ответила на его поцелуй, увлеченная его мечтами о будущем кайова. Внезапно ей действительно захотелось стать частью своего народа с помощью сына вождя.

Его губы были теплыми и напряженными, возбуждение Быстрого Орла передалось Рейвен, она понимала его чувства. Желание физической близости, которое охватило индейца, было связано с его страстным стремлением соединить их культуры, их будущее, их мечты, чтобы сохранить наследие кайова. И поэтому Рейвен неудержимо влекло к Быстрому Орлу, ей вдруг захотелось более смелых ласк.

Но внезапно ее охватила дрожь. Рейвен не была уверена, ее ли это эмоции или, может быть, чувства Быстрого Орла каким-то образом передались ей. Что этот человек сделал с ней? Может быть, те желания, которые она испытывала, были не ее собственными, а внушенными сыном вождя? И как же быть со Слейтом? Может быть, их взаимная страсть была тоже только страстью Слейта? Неужели она утрачивала собственную волю, как только дело касалось ее отношений с мужчинами? И их желания становились ее желаниями?

Ужаснувшись этой мысли, Рейвен поняла, что не в силах унять сильную дрожь. Ее разум и чувства сопротивлялись ласкам Быстрого Орла, и в конце концов Рейвен прервала поцелуй, опасаясь, что он станет еще более страстным, хотя ощущала, как ее тело пронзил огонь желания. Она находилась в полном смятении чувств, не зная, как в действительности относится к Быстрому Орлу и можно ли доверить свои переживания Слейту.

Быстрый Орел почувствовал перемену и внимательно вгляделся в ее глаза.

– Я очень хочу тебя, Рейвен Лунное Дитя, но я мужчина и умею держать свои чувства в узде. Если бы сейчас были другие времена и ты принадлежала бы к народу кайова, я предложил бы твоему отцу множество лошадей, больше, чем кто-либо другой мог бы предложить, и мы поженились бы. А в нынешних обстоятельствах я буду добиваться тебя, завоевывать так, как это сделал бы бледнолицый мужчина.

– Пожалуйста, не надо, Быстрый Орел, – сказала Рейвен, стараясь оттолкнуть его от себя.

– От твоих прикосновений во мне разгорается страсть, – сказал Быстрый Орел.

Она хотела было отдернуть руки, но он перехватил их и прижал к своей обнаженной, почти лишенной волос груди. Рейвен ощущала учащенное биение его сердца. Она не хотела обижать Быстрого Орла, но и не хотела, чтобы он причинял ей страдания. В конце концов она выпалила первое, что пришло ей в голову:

– У тебя так мало волос на теле. Ты их удаляешь?

– Мы не такие волосатые, как бледнолицые, – смеясь, ответил он. – Мужчину из племени кайова, который не выщипал всех волосков на своем лице, считают лишенным достоинства.

– А это больно?

– Воин не считается с болью.

– Я тоже не считаюсь с ней. Но я не хочу страдать больше, чем это необходимо.

– Если бы ты была моей женщиной, я позаботился бы о том, чтобы ты никогда не чувствовала боли.

– Я сама могу позаботиться о себе, Быстрый Орел.

– Я никогда не сомневался в том, что у тебя мужественное сердце, но порой нам необходимо участие другого человека.

– Это правда, – неохотно согласилась Рейвен, втайне радуясь тому, что он сменил тему разговора и тем самым разрядил обстановку. – А теперь мне пора вернуться в свой вигвам. Завтра утром я отправляюсь в путь. Мы начнем наши поиски с Агентства по делам кайова, которое расположено в Анадарко. Может быть, по дороге в деревню ты расскажешь мне об этом агентстве?

– Хорошо, я сообщу тебе все, что знаю. Я рад, что поговорил с тобой. – Обернувшись к табуну, он долго вглядывался в даль, о чем-то размышляя, а затем снова обратился к Рейвен: – Как бы далеко ты ни была от нас, ты навсегда останешься в моем сердце, и я буду курить, прося богов, чтобы ты вернулась целой и невредимой.

Часть вторая

Глава 8

На следующий день рано утром Рейвен и Слейт выехали из лагеря кайова, держа путь в северном направлении. Они скакали бок о бок на Белом Ветре и Черной Плясунье. Индейцы снарядили их наилучшим образом, дав в дорогу все необходимое – от искусно изготовленных седел и одеял до сушеной говядины и свежей воды. Слейт и Рейвен упаковали свои вещи в седельные сумки кайова, и если бы не одежда, этих двух всадников вполне можно было бы принять за выходцев из индейского племени.

17
{"b":"1849","o":1}