ЛитМир - Электронная Библиотека

– На поезде ты сможешь добраться только до северного Техаса, а дальше тебе придется воспользоваться дилижансом, – ответила Маргарита.

– Ну что ж, так я и сделаю.

– Рейвен, что за причуды? – спросил Слейт резким тоном.

– На, прочти это!

Она подала ему телеграмму. Он долго молча читал, а затем скомкал бланк с телеграфным текстом.

– Это вовсе не означает, что ты должна ехать к индейцам.

– Как ты можешь такое говорить?

– Я хочу сказать, что, если у племени кайова внезапно возникли проблемы и им потребовалась твоя помощь, это вовсе не означает, что ты должна мчаться к ним сломя голову.

– Но я только что узнала, что мои родственники живы. Брат моей матери уже стар и очень болен. Он хочет увидеться со мной перед смертью.

– Возможно, это всего лишь хитрая уловка, – возразил ей Слейт.

– Но зачем им прибегать к хитростям? Какую выгоду они могут извлечь из обмана?

– Кто знает? Ты детектив и сама можешь привести множество причин, заставляющих индейцев поступать подобным образом.

– Слейт, дело вовсе не в этом. После смерти отца и жениха от руки команчи Джека я думала, что осиротела... осталась одна на свете. А теперь вдруг выясняется, что я не...

– Мне это понятно, – прервал ее Слейт, – но мне казалось, что отныне я – твоя семья.

– И это действительно так. Я ведь говорю сейчас о другом... Неужели ты не можешь понять меня?

– Нет, не могу. Индеец Джек убил и моих близких, но я ведь не бегу из-за этого на Индейскую территорию, чтобы отыскать там какого-то давно потерянного родственника.

– Да, но ведь тебя не связывает с индейцами кровное родство, как меня, – парировала Рейвен. В ее голосе слышалось нетерпение.

– Ты никогда прежде не проявляла интереса к своим индейским корням.

– Я многого не знала, Слейт. Я рассказывала тебе, что моя мать умерла при родах и вскоре отец увез меня в Чикаго. Болезненно переживая невосполнимую утрату любимой женщины, он редко заговаривал о маме и ее родне. А я не пыталась расспрашивать его. Тогда это не имело для меня большого значения, у меня был он, жених и агентство. Но теперь я осталась одна, и племени кайова нужна моя помощь.

– Все это выглядит чертовски подозрительным. Откуда они узнали, что Рейвен Каннингем – это увезенный от них двадцать пять лет назад младенец, в жилах которого течет кровь кайова?

– Ты же читал телеграмму. Если бы не публикации в прессе, кайова не смогли бы разыскать меня. Я нужна им, Слейт, и я отправлюсь на их зов. Мне очень хочется, чтобы ты поехал со мной.

– Ты мне тоже нужна, Рейвен. Мы же собирались пожениться, – не уступал Слейт.

– Мы и поженимся, Слейт, но только позже, – промолвила Рейвен и нежно погладила его, по руке.

– Ты хочешь сказать, что собираешься отправиться на Индейскую территорию еще до свадьбы?

– Да! Вспомни, в телеграмме говорится, что проблема, с которой столкнулось племя, должна быть решена этим летом, до праздника Пляски солнца, а лето уже в разгаре.

– А что это за праздник? Что ты вообще знаешь о нем? – с сарказмом спросил Слейт.

– Ничего, – ответила Рейвен, – но наверняка узнаю.

– И ты отправилась бы туда, даже если бы я не смог сопровождать тебя?

Рейвен заколебалась, но, в конце концов, ответила твердым тоном:

– Да, если так случилось бы.

– Послушай, Рейвен, – снова заговорил Слейт. – Я готов поехать с тобой, но прежде давай поженимся, устроим медовый месяц, поставим наше агентство на ноги, а затем уже отправимся к кайова.

– У нас нет на это времени, Слейт.

– В таком случае давай поженимся завтра.

– Нет. Я не хочу так скоропалительно выходить замуж. Я мечтаю о настоящей свадьбе, красивом наряде, гостях, среди которых будут все мои друзья. Мы можем пожениться, когда вернемся.

– Если нам суждено будет вернуться, – мрачно заметил Слейт.

– Если ты не хочешь ехать со мной, я отправлюсь одна, – заявила Рейвен.

– Черт возьми, да ни за что на свете я не отпущу тебя одну! Но, честно говоря, у меня нет никакого желания ехать туда прямо сейчас. Мне бы очень хотелось, чтобы мы вместе с Сэди и Тедом отправились в путешествие на фирменном поезде «Монтесума», сыграли двойную свадьбу и отпраздновали бы двойной медовый месяц в курортом местечке Монтесума в Нью-Мексико. А затем вместе уладили бы все проблемы.

– Я знаю, наши друзья хотят, чтобы мы поехали с ними, Слейт, но мне кажется, им нужно побыть сейчас наедине, после того как нам всем пришлось так много потрудиться, преследуя Джека и Сентано. Кроме того, если мы поедем в свадебное путешествие все вместе, репортеры не дадут нам житья и испортят медовый месяц.

– Я так не думаю. Сэди, служащая «Харви», и Тед, специальный представитель железной дороги «Атчисон, Топика и Санта-Фе», найдут управу на репортеров и заставят их держаться подальше.

– Рейвен совершенно права, – вмешалась Маргарита, стараясь разрядить обстановку. – Но мне очень не хочется, чтобы вы ехали к индейцам. Это слишком опасно, и я боюсь, что с вами что-нибудь случится.

– Я знаю, Маргарита, но мне нужно ехать, – промолвила Рейвен. – Ты согласна вести дела агентства во время нашего отсутствия?

– Но только не в Чикаго, я туда не поеду, – твердо заявила Маргарита. – Я и так слишком долго жила за пределами Техаса и теперь хочу побыть дома.

– Если бы ты согласилась перевести агентство из Чикаго в Сан-Антонио, это решило бы все проблемы, – заметил Слейт.

– Я это знаю, – сказала Рейвен, – но мой отец основал Национальное детективное агентство «Каннингем» в Чикаго, и мне кажется, оно должно там и оставаться – даже после того, как ты стал моим деловым партнером.

– Ты заставляешь меня пожалеть о том, что я не остался техасским рейнджером, – заявил Слейт.

– Если хочешь, можешь им оставаться, – резко сказала Рейвен. – Я не твоя собственность, и ты не можешь мне приказывать.

– Рейвен, я и не пытаюсь навязать тебе свою волю. – В голосе Слейта звучала тревога. – Я просто очень обеспокоен тем, что ты решила немедленно ехать, срываешь все наши планы и ведешь себя так, как будто я для тебя ничего не значу.

– Слейт, если Маргарита сумеет управлять агентством, мы сможем поехать вместе, а вернувшись, поженимся. Разве это плохо?

– Ну, хорошо, – ответил Слейт, помолчав. – Если это действительно имеет для тебя такое большое значение, давай поедем. Но предупреждаю: я глаз с тебя не спущу.

Рейвен улыбнулась.

– Все будет хорошо, Слейт, вот увидишь. Тед и Сэди вернутся как раз к нашей свадьбе.

– В городе проживает несколько бывших техасских рейнджеров. Думаю, они не откажутся взять на себя проведение расследований, пока вы будете в отъезде, – заявила Маргарита.

– Прекрасная идея, – похвалил ее Слейт.

– Спасибо, Маргарита. – Рейвен пожала руку подруге. – А теперь, пока мы будем собираться в дорогу, не могла бы ты купить нам билеты на поезд?

– Хорошо. Надеюсь, ты будешь осторожна, Рейвен. Хотя ты и наполовину кайова, но выросла вдали от индейцев. У них совсем другая культура. Это загнанные в угол люди, они могут быть безжалостны.

– Я знаю, но, несмотря на это, я одна из них и хочу вернуться к своим корням.

Глава 2

Когда Рейвен вышла из почтовой кареты в Медисин-Лодже, городке на Индейской территории, ее встретил сильный горячий ветер, под порывами которого юбка облепила ноги. Красная пыль сразу же покрыла лицо, на котором от жары выступили капельки пота. Рейвен сразу почувствовала, что оказалась вдали от цивилизации. По сравнению с западными городками, которые она видела в Канзасе и Ныо-Мексико, Медисин-Лодж был настоящей дырой.

В этом маленьком городе была одна-единственная центральная улица, вдоль которой стояли несколько грубо сколоченных деревянных зданий вперемежку с белыми полотняными палатками. От этой, главной, улицы отходили проулки, в которых тоже были разбиты палатки, росли сады, виднелись курятники с цыплятами и загоны для крупного рогатого скота. Если бы не близость Чисхолмской дороги и Форт-Силла, этого города вообще бы не было. Рейвен огляделась по сторонам, и ее поразила пустота пространства, окружавшего городок. Рядом с Медисин-Лоджем не было ни ферм, ни других поселений. Ничего, кроме бесконечных просторов.

2
{"b":"1849","o":1}