ЛитМир - Электронная Библиотека

– Прекрасно. Я заплачу, – поспешно сказала Рейвен. – Меня зовут Рейвен Каннингем, а это – Слейт Слейтон. Мы только что прибыли сюда на дилижансе из Техаса.

Мамаша Райт еще раз окинула Рейвен и Слейта внимательным взглядом.

– Зачем вы приехали в Медисин-Лодж? Здесь нет ничего примечательного, кроме индейцев.

– Именно поэтому мы и... – начала было Рейвен, но Слейт не дал ей договорить.

– Мы были бы очень признательны, если бы вы показали нам наши комнаты. Нам хотелось бы отдохнуть после тяжелой дороги, – сказал он.

– Разумеется, – согласилась мамаша Райт. – Но я беру деньги вперед. Вы будете обедать?

– Да, – ответил Слейт и прошел вслед за мамашей Райт к конторке.

Пока он платил за ночлег и обед, Рейвен огляделась по сторонам, думая о том, что хотя все в этом помещении выцвело от времени, оно все же сохранило следы прежнего очарования и изящества. К тому же здесь было очень чисто. На одной из стен красовались приколотые к обоям объявления. Чтобы скоротать время, Рейвен подошла поближе. Красочная афиша сообщала о проведении скачек и ярмарки в Медисин-Лодже.

– Слейт, посмотри-ка на это! – воскликнула Рейвен, указывая на афишу.

– «Объездчик лошадей Джоунс», – прочитал подошедший к ней Слейт.

– Да, этот парень собирается устроить настоящее представление, – сказала мамаша Райт. – Мы все живем в ожидании этого праздника. Он состоится в Медисин-Лодже через семнадцать дней. Мы рассчитываем заработать хорошие деньги, которых нам хватит на несколько лет безбедной жизни. Этот Джоунс приезжал сюда и говорил, что хочет сделать рекламу своему товару – лошадям, а скачки – лучшее средство для этого. Он развесил афиши по всей Индейской территории, в Канзасе, Нью-Мексико и Техасе. Это будет грандиозное событие в нашей жизни, такого мы еще не видели. Думаю, вам стоит побывать на нашем празднике, если это, конечно, не нарушит ваши планы.

– Возможно, мы приедем на скачки, – сказал Слейт. – Объездчик Джоунс хорошо известен в Техасе как один из лучших коннозаводчиков. Мне довелось несколько раз видеть скачки, в которых принимали участие его лошади. Но я никогда не слышал, что он устраивает их и на Индейской территории.

– Да, он делает это впервые, – подтвердила мамаша Райт, – и это только начало. Если вы хотите забронировать номер на время скачек, то лучше это сделать прямо сейчас, заплатив наличными.

– К этому времени, возможно, мы уже уладим свои дела, Слейт, и нам захочется развлечься и посмотреть скачки, – сказала Рейвен. – Почему бы нам действительно не забронировать номер?

– Хорошо, – согласился Слейт.

– Подойдите сюда, сэр, – сказала мамаша Райт, снова приглашая Слейта к своей конторке.

Заплатив за номер, он повернулся к Рейвен.

– А теперь нам пора отдохнуть.

– Да, но прежде я хочу поесть и принять ванну.

– Сейчас я все устрою, – заверила ее мамаша Райт. – У нас здесь нет особого комфорта, но чистое постельное белье и плотный обед я вам гарантирую.

– О большем мы и не мечтаем, – сказал Слейт.

И они поднялись вслед за мамашей Райт по узкой лестнице на второй этаж.

– Вы будете жить в соседних номерах, но, пожалуйста, ведите себя прилично, – предупредила их хозяйка пансиона, вручив постояльцам ключи. – А теперь я пойду и приготовлю ванну для вас.

Когда она ушла, Слейт и Рейвен заглянули в обе комнаты. Номера были обставлены совершенно одинаково: в каждом стояли покрашенная белой краской железная кровать с матрасом и пестрым стеганым одеялом, стул и умывальник с фарфоровым белым тазом.

Войдя в одну из комнат, они тихо закрыли за собой дверь.

– Какая чудесная кровать, – заметила Рейвен и тут же опустилась на нее. Пружины заскрипели, и Рейвен засмеялась. – Какая мягкая и удобная! Я хочу улечься на нее и проспать целую неделю.

– Если мы постараемся, то уместимся на ней вдвоем, – задумчиво сказал Слейт и поставил саквояж Рейвен на стул.

– Ты думаешь? А что на это скажет мамаша Райт? Держу пари, ночью она будет подслушивать у дверей наших комнат, чтобы убедиться, что мы спим порознь.

– В таком случае мы должны вести себя очень-очень тихо, – сказал Слейт и, сев на постель рядом с Рейвен, обнял ее. – Мы так давно не оставались наедине, что мне ужасно хочется вновь пережить минуты близости с тобой.

– О, Слейт, – сказала Рейвен, обнимая его за талию и кладя голову ему на плечо, – мне тоже не хватает твоей ласки. Может быть, нам все же следовало остаться в Сан-Антонио? Там мы находились бы в полной безопасности и могли бы сыграть свадьбу. Наверное, я зря настояла на нашем отъезде.

Слейт поцеловал ее в лоб.

– Ты знаешь, я не хотел отпускать тебя сюда, Рейвен, и все же я думаю, мы не смогли бы жить дальше, не выяснив, что же на самом деле значит для тебя племя кайова. Ты сама сказала, что постоянно задаешь себе этот вопрос, и он, в конечном счете, мог бы испортить наши отношения, а я не хочу этого.

– Я тоже, Слейт, но я только сейчас начала понимать всю серьезность последствий принятого мной решения.

– Теперь уже поздно говорить об этом. Мы здесь. Я с тобой и постараюсь сделать так, чтобы с нами ничего не случилось.

– Я знаю, это тебе удастся, Слейт, и ты совершенно прав: если бы я отказалась от этой поездки, меня постоянно мучили бы сомнения.

– А теперь, когда этот вопрос улажен, я, пожалуй, отнесу свой саквояж в другой номер, а затем спущусь к мамаше Райт и спрошу, скоро ли будет готова горячая вода для тебя. Я тоже хочу принять ванну, и пока хозяйка будет готовить ее, схожу в салун, чтобы пропустить стаканчик-другой и узнать местные новости. К тому времени, когда я вернусь, ты уже накупаешься и переоденешься к обеду. Как тебе нравится такой план?

– Прекрасно. Но не задерживайся в салуне. Я буду скучать без тебя.

– Я тоже.

Слейт нежно поцеловал Рейвен, а затем встал и, взяв свой саквояж, тихо открыл дверь. Выглянув в коридор, он обернулся к Рейвен и помахал ей рукой, а затем вышел из комнаты и бесшумно закрыл за собой дверь.

Через некоторое время, когда Рейвен уже сидела в ванне и дремала, в замке ее комнаты тихо повернулся ключ и дверь медленно распахнулась. Рейвен была совершенно голой, по пояс в остывающей воде, которая не покрывала ее пышную грудь с розовыми сосками. Мокрые волосы были собраны в пучок, лицо покрывали капельки влаги. В комнате стоял запах лаванды.

Слейт с подносом в руках на мгновение застыл на пороге, очарованный красотой Рейвен, а затем вошел в комнату и тихо закрыл за собой дверь. Услышав щелчок замка, Рейвен открыла сонные глаза и улыбнулась Слейту.

Он уже успел принять ванну. Его темные волосы еще не высохли, рубашка прилипала к влажной коже. При виде обнаженной Рейвен у Слейта загорелись глаза, и он, совсем забыв о еде, приблизился к ней. Но от аромата горячей пищи аппетит Рейвен разгорелся не меньше, чем ее страсть при виде Слейта. Она жадно потянулась к подносу, когда Слейт остановился, подойдя вплотную к ванне, и отщипнула кусочек свежеиспеченной, еще теплой сдобы. Отправив его в рот, Рейвен ощутила восхитительный аромат ежевики.

Поставив поднос на кровать, Слейт взял полотенце и протянул его Рейвен.

– Думаю, мамаша Райт была бы потрясена, увидев эту сцену, – заметила Рейвен и, бросив на Слейта дразнящий взгляд, встала.

– Если мамаша Райт ни о чем не узнает, то и не переживет потрясения, – сказал Слейт, заворачивая Рейвен в полотенце и помогая ей выйти из ванны.

– Ты возбудил во мне аппетит не только к еде, Слейт, – промолвила Рейвен, позволяя Слейту растереть себя махровым полотенцем.

Его прикосновения возбуждали ее, она чувствовала, как начинает гореть ее тело.

Он поцеловал ее обнаженное плечо, сначала слегка укусив его, а затем нежно пощекотал кожу языком.

– Ты на вкус лучше любого блюда, которое мамаша Райт могла бы поставить на этот поднос.

Обняв Слейта за шею, Рейвен склонила его голову и поцеловала в губы. Сняв с нее полотенце, Слейт прижал к себе ее влажное тело. Лаская Рейвен своими сильными руками, он ощущал мягкую шелковистость ее кожи, округлость ягодиц, упругость спины. Погрузив пальцы в ее густые волосы, он крепко прижал ее губы к своим, стремясь продлить поцелуй.

4
{"b":"1849","o":1}