ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как ты можешь спрашивать об этом после сегодняшней ночи? Неужели у тебя возникли какие-то сомнения по этому поводу?

Она слегка покраснела.

– Нет, но я беспокоюсь о тебе.

– Спасибо. Со мной будет все хорошо, если мы поскорее унесем отсюда ноги. А если это не удастся, боюсь, нам обоим несдобровать.

Рейвен кивнула и, быстро собрав остатки еды, положила их в седельную сумку. Натягивая брюки, Слейт не сводил глаз с Рейвен, которая тоже начала одеваться. Когда она стала застегивать блузку, он остановил ее на мгновение и поцеловал грудь.

– А я полагала, что мы находимся в опасности и очень спешим, – шутливо заметила Рейвен, чувствуя, что в душе вновь разгорается огонь желания.

– Ты заставляешь меня позабыть обо всем на свете. Если бы ты постоянно была рядом, не знаю, сумел бы я дожить до своего нынешнего возраста.

Рейвен засмеялась. Пока она одевалась, Слейт свернул простыню и одеяло и, положив сверток на спину Черной Плясуньи, привязал его к седлу. Затем он опустился на колени и снова приложил ухо к земле.

– Скоро мы увидим этих всадников, – сказал он.

Сев на лошадей, они двинулись в сторону Медисин-Лоджа, озаряемые лучами восходящего солнца. Ясное небо было ярко-голубого цвета и обещало знойный день, но пока утренний ветерок приятно овевал путников прохладой. Если бы не внезапное появление неизвестных всадников, Рейвен и Слейт не спешили бы возвращаться в город.

Обернувшись, Слейт махнул Рейвен рукой, показывая на запад. Рейвен увидела облако пыли, которое быстро приближалось.

– Вот и наши всадники, – сказал Слейт, проверяя револьверы, которые носил в кобурах, висевших на поясе. Убедившись, что его оружие находится в боевой готовности, он взглянул в сторону Медисин-Лоджа.

– Как ты думаешь, нам удастся добраться до города раньше, чем они догонят нас? – спросила Рейвен.

– Да, если мы пришпорим коней.

– Но почему мы не несемся вскачь?

– Мне не хочется, чтобы эти люди подумали, будто мы убегаем от них.

– Когда же я начну лучше понимать законы Запада? Мне казалось, нам надо бежать от этих незнакомцев.

– Возможно, нам действительно следовало бы спасаться бегством, а быть может, это послужило бы сигналом для всадников к преследованию, поскольку они подумали бы, что мы в чем-то виновны или мы та самая дичь, на которую они охотятся.

– И тогда они бросились бы вслед за нами, – сделала вывод Рейвен.

– Да, или застрелили бы нас.

– Да, теперь я понимаю, что нам не стоит гнать лошадей.

– Ты, наверное, и не предполагала, что облако пыли на горизонте может принести с собой столько вопросов и сомнений, не так ли?

– Конечно, нет. А если бы я была одна, то даже не заметила бы, что кто-то приближается ко мне. Эти люди наверняка застали бы меня врасплох. Но что же нам теперь делать, Слейт?

– Внутренний голос подсказывает мне, что следует добраться до окраин Медисин-Лоджа, а потом остановиться и дождаться тех, кто скачет за нами. Возможно, нам было бы полезно узнать, кто это такие. А оправданием тому, что мы так рано находились в прерии и проявили интерес к незнакомцам, может служить расследование, которое мы сейчас ведем. Что ты думаешь по этому поводу?

– Мне бы очень хотелось убежать от тех, кто находится за нашей спиной, но я все же последую твоему совету.

Когда на горизонте появился Медисин-Лодж, Рейвен и Слейт остановились и развернули коней. Белый Ветер и Черная Плясунья сделали несколько шагов навстречу надвигающемуся на них облаку пыли, в котором уже вырисовались кони и всадники, но Рейвен и Слейт сдержали их прыть, натянув поводья.

Не сводя глаз с приближающегося отряда, Рейвен почувствовала, как ее сердце учащенно забилось. Она спрашивала себя, не приведет ли эта встреча к ссоре и перестрелке. Ей вновь на ум пришла мысль о том, что она плохо знает законы Запада, и ход событий кажется ей непредсказуемым.

Когда всадники приблизились, Рейвен заметила, что это были индейцы. Они прекрасно управлялись с верховыми лошадьми, не пользовались седлами, и их мустанги были раскрашены. Рейвен подумала, что вряд ли сможет когда-нибудь научиться вот так лихо скакать без седла, даже если будет тренироваться всю оставшуюся жизнь.

И тут внезапно у нее перехватило дыхание. Во главе отряда, состоявшего примерно из дюжины воинов, мчался Быстрый Орел. Неужели кайова ступили на тропу войны? Неужели он не смог удержать молодых воинов от их желания силой вернуть Тайми? Рейвен пришла в такой ужас, что едва держалась в седле. А всадники тем временем быстро приближались. Быстрый Орел на скаку поднял руку, как будто приветствуя их, и Рейвен помахала ему в ответ. Но она не знала, говорил ли его жест о дружелюбии или предупреждал об опасности. Рейвен бросила тревожный взгляд на Слейта.

– Похоже, Быстрый Орел устал ждать тебя и явился сам, – заметил тот.

– Перестань, Слейт! Может быть, кайова вышли на тропу войны?

– Нет, у них не боевая раскраска, – возразил Слейт. – Но как знать? Мы, во всяком случае, пока в безопасности.

– Не представляю, что могло случиться? Какие неприятности нас ждут?

– Быстрый Орел – сам по себе большая неприятность, – мрачно заметил Слейт.

– Он старается помочь расследованию, Слейт, – с упреком сказала Рейвен.

– И заполучить тебя.

– Я не хочу, чтобы ты был к нему столь суров.

– До сих пор я относился к нему довольно мягко.

Слейт посмотрел на Рейвен, но та даже не повернула головы в его сторону, хотя чувствовала на себе его пристальный взгляд. Рейвен и Слейт молча ждали, их напряжение росло по мере того, как кайова приближались. У Рейвен было такое чувство, как будто невидимая сила снова оторвала ее от Слейта и теперь неудержимо влекла к соплеменникам, к Быстрому Орлу, который, как она могла заметить даже на таком значительном расстоянии, не сводил с нее прищуренных от яркого утреннего солнца глаз. Его жгучий взгляд, казалось, пронизывал ее насквозь.

Рейвен била дрожь, хотя стояла жара. Как удавалось другому мужчине оказывать на нее такое сильное воздействие, когда рядом с ней находился Слейт? Нет, это был не просто «другой мужчина», это был Быстрый Орел, будущий вождь ее народа, человек, став женой которого она могла выполнить свое высокое предназначение. Что посоветовала бы ей мать, если бы была жива: вернуться к своему племени, чтобы помочь ему обрести будущее, или остаться с мужчиной, которого Рейвен любила? И еще один вопрос мучил Рейвен: сможет ли она когда-нибудь полюбить Быстрого Орла так, как любила Слейта? Рейвен сомневалась в этом, несмотря на то что ее неудержимо влекло к индейцу.

Она посмотрела на Слейта, ища у него поддержки, но заметила, что тот все больше отдаляется от нее: то, что было между ними ночью, таяло, словно утренний туман на восходе солнца. Действительность вновь вступала в свои права, и Рейвен вспомнила о своем долге перед кайова. Она твердо сказала себе, что прежде всего должна сосредоточиться на поисках Тайми, опираясь в расследовании на помощь Быстрого Орла. Ей необходимо было спасти дядю. Как могла она заниматься любовью со Слейтом, когда ее ждали важные срочные дела?

Но тут кайова, наконец, подъехали к ним. Некоторое время они молча рассматривали друг друга, не делая попыток заговорить. Перышко тоже была в отряде, и Рейвен подумала о том, что вряд ли это военная вылазка, если, конечно, кайова не привлекают к участию в военных действиях мужественных женщин.

– Мы не ожидали так скоро снова увидеть вас, – наконец сказала Рейвен, нарушив молчание. – Как чувствует себя дядя?

– Бегущий Медведь слабеет с каждым днем, – ответила Перышко, и у Рейвен упало сердце. – Он просил передать тебе слова любви и привета.

– Спасибо, но я надеялась, что его состояние улучшится, – сказала Рейвен.

– Этого не произойдет, пока вы не найдете Тайми. – В голосе Перышка звучала печаль.

– Как идет расследование? – спросил Быстрый Орел, устремив взгляд своих темных глаз на Рейвен.

– Не так успешно, как нам хотелось бы, – ответила она. – А вы узнали что-нибудь, что могло бы помочь нам?

44
{"b":"1849","o":1}