ЛитМир - Электронная Библиотека

Может быть, она обманывала себя? Может быть, ей всю жизнь суждено находиться между двумя мирами, не принадлежа, по существу, ни к одному из них? А что, если она сможет стать частью обоих? Хотя в настоящее время эта мысль казалась Рейвен невероятной. Она чувствовала себя отверженной. Спешившись, она подошла к Перышку.

– Что это у тебя? – спросила индианка, с восхищением глядя на чудесные шпоры, которые Рейвен держала в руках.

– Это подарок от владельцев ранчо за то, что я помогла им сегодня утром.

– Великолепные шпоры! – воскликнула Перышко, дотрагиваясь до них. – Я вижу, они ценят тебя так же высоко, как и кайова.

Рейвен кивнула, хотя сомневалась в том, что это соответствует действительности. Тщательно уложив шпоры в седельную сумку, она взглянула на Слейта и Тора.

– До скорого, – сказала Рейвен, обращаясь к своим спутникам. – Попытайтесь выяснить, знают ли владельцы ранчо что-нибудь о тех людях, которые дали молодежи оружие и виски, хорошо?

Рейвен последовала за Перышком, ведя под уздцы Белого Ветра. Пока они шли через лагерь владельцев ранчо, она кивала и улыбалась тем, кто попадался ей навстречу, однако чувствовала себя внутренне опустошенной, как будто только что утратила нечто очень важное и не знала, как это вернуть... Более того, она представления не имела, что именно потеряла...

Как только они оказались за пределами лагеря, Перышко взяла руку Рейвен и крепко сжала ее.

– Рейвен, кайова, команчи и апачи – все благодарны тебе за то, что ты сделала сегодня утром. Это был отважный поступок, совершенный мужественной женщиной. У тебя сердце истинной кайова.

– Спасибо, но, честно говоря, я не сделала ничего особенного.

Перышко остановилась и нахмурилась.

– Не сделала ничего особенного? Ты представить себе не можешь, что делает с нами, с нашими племенами виски, скольких из нас оно убило или страшно искалечило.

– Я начинаю это понемногу понимать. Но откуда у молодежи появилось спиртное?

– Они дали клятву, что никому не скажут об этом. Кроме спиртного, молодые воины получили также оружие. Если бы ты не остановила перестрелку, не знаю, что произошло бы с кайова – ведь американское правительство могло бы забрать у нас землю, урезать поставки продовольствия, забрать всех мужчин и отправить их в дальний путь, туда, где находится Флорида и где большинство из них наверняка умерли бы.

– Я не знала... или не понимала, как много значил для вас мой поступок. Я только чувствовала, что должна что-то сделать. Тор сказал, что я единственный человек, которого молодые люди станут слушать, но у меня так болела голова, что я с трудом понимала, что говорю.

– Ты все делала правильно, не сомневайся в этом. А теперь мы можем начинать подготовку к празднику Пляски солнца.

– Но ведь я еще не нашла Тайми!

– Твой дядя видел, что ты найдешь его вовремя. Пойдем быстрее. У меня есть для тебя сюрприз.

Когда они дошли до индейского лагеря, и Перышко остановилась, вокруг сразу же воцарилась тишина. Рейвен, ведя Белого Ветра под уздцы, выступила вперед. Все обитателя лагеря замерли, прекратив свои занятия и обратив взоры к девушке. Оглядевшись вокруг в поисках знакомых лиц, она увидела несколько больших вигвамов, на которых яркими красками были изображены подвиги воинов кайова. В таких вигвамах, очевидно, жили знатные представители племени. Перед ними на кострах готовилась говядина и толпились люди... Все они повернули головы в ее сторону.

Рейвен догадалась, что это не был, строго говоря, лагерь кайова. Здесь находились также индейцы из племен команчи и апачи. Когда от одной из групп отделился Быстрый Орел, Рейвен охватил страх. Он быстро направился к ней, на его губах играла улыбка.

– Быстрый Орел тоже здесь, – сказала Перышко. – Кроме того, в лагерь приехало несколько знатных индейцев, которые очень хотят познакомиться с тобой. Позволь, я уведу Белого Ветра. Увидимся позже.

Кивнув, Рейвен передала Перышку поводья своей лошади, а затем обернулась к Быстрому Орлу.

– Наконец-то ты приехала, – промолвил он, устремляя на нее жгучий взгляд своих карих глаз.

– Да, я прибыла в ваш лагерь, – сказала Рейвен, не зная, о чем с ним говорить.

В этот момент Рейвен думала о Слейте и обо всем, что их связывало. Ей нельзя было вновь позволить Быстрому Орлу увлечь себя в сети, из которых она вряд ли смогла бы вырваться во второй раз.

– Я могу чем-нибудь помочь вам во время встречи? – спросила она.

– Ты уже сделала более чем достаточно. Я хочу поблагодарить тебя от себя лично за то, что ты остановила перестрелку сегодня утром.

– Спасибо, но, честно говоря, я всего лишь сказала несколько слов. У меня страшно болела голова, и я едва соображала, что делаю.

– Если ты останешься в племени кайова, то тебя, без сомнения, ждет слава могущественной колдуньи. Очевидно, эти способности перешли к тебе по наследству.

– Я вовсе не могущественна, Быстрый Орел, и ты об этом прекрасно знаешь. Ведь мне до сих пор так и не удалось найти Тайми.

– Но никто не сомневается в том, что ты это сделаешь. А теперь мне надо представить тебя нашим союзникам. К счастью, мы встретили команчей и апачей недалеко от Форт-Силла – они тоже приехали за продуктами, – и мы смогли быстро заручиться их согласием на участие в этой встрече. Они жаждут познакомиться с тобой, человеком, оказывающим кайова мощную поддержку.

Услышав его последние слова, Рейвен не смогла удержаться от смеха. Мысль о том, что она «оказывала мощную поддержку» кайова, забавляла ее. Быстрый Орел оставался все таким же серьезным. Положив руку ей на плечо, он повел Рейвен к союзникам кайова. Сквозь тонкую ткань блузки она ощущала тепло, исходившее от его ладони. Внимание всех присутствующих было приковано к Рейвен, и она чувствовала себя не в своей тарелке: ее смущало почтительное молчание индейцев. Рейвен не понимала, чем могло быть вызвано это почтение. Могла ли она принести хоть какую-нибудь пользу кайова и их союзникам?

Прежде чем Быстрый Орел успел представить ее, из толпы вышел жилистый кривоногий мужчина, ростом не намного выше самой Рейвен, и направился к ней странной походкой человека, который, по-видимому, прекрасно держался в седле, но чувствовал себя неуютно, передвигаясь пешком. Остановившись напротив Рейвен и сняв шляпу с головы, он смерил ее взглядом с головы до ног, а затем выплюнул табак, который жевал, и промолвил:

– Так, значит, вот вы какая, воспитывавшаяся у бледнолицых женщина, которая вызывает восхищение у вождя Дикого Мустанга, но никак не может найти пропавшее Тайми.

Вперед выступил вождь Дикий Мустанг.

– Добро пожаловать, Рейвен Лунное Дитя, дочь племени кайова. Мы рады видеть тебя снова.

– Я тоже рада видеть вас снова, Дикий Мустанг.

– А этот завистник, среди родни которого нет такой прославленной женщины, как ты, – продолжал вождь, – объездчик Джоунс, добрый друг кайова, команчей и апачей.

– Я много слышала о вас, мистер Джоунс, – вежливо сказала Рейвен.

– Называйте меня просто объездчик. Меня так все зовут.

– В таком случае называйте меня, пожалуйста, Рейвен.

– С удовольствием.

– Я с нетерпением жду начала скачек.

– Мне приятно слышать это. Вы будете в них участвовать?

– Боюсь, что я плохая наездница.

– Очень жаль.

– Но я учусь ездить верхом и, возможно, в следующий раз приму участие в соревнованиях.

– На Западе жизнь бывает коротка.

– Мне известно об этом.

– Очень коротка. Но я должен возвращаться в Меднсин-Лодж. Если вам снова понадобится мой совет, Дикий Мустанг, позови меня, я буду неподалеку.

– Спасибо, объездчик, – сказал вождь Дикий Мустанг. – Мы высоко ценим твои знания, впрочем, как и твою дружбу. Ты ведь приедешь на праздник Пляски солнца, не так ли?

– Но как ты собираешься проводить его без Тайми?

– Рейвен вовремя найдет Тайми.

– Если ты так уверен в этом, Дикий Мустанг, я непременно приеду, чтобы увидеть все своими глазами, – сказал объездчик.

60
{"b":"1849","o":1}