ЛитМир - Электронная Библиотека

– Именно пахта придает печенью особый аромат, – горячо доказывала мамаша Райт.

– Нет, добавлять нужно только сладкое молоко. Такое печенье хорошо идет с джемом и желе, – настаивала мамаша Пропер.

– Но что, если тебе нужно подавать его к соусу и сосискам? – спросила мамаша Райт.

– В таком случае вам следует испечь оба вида печенья, – вмешался в разговор Слейт, прерывая спор.

– Техасец! – воскликнула мамаша Пропер. – Наконец-то я снова вижу тебя! А как ваше самочувствие, Рейвен?

– Благодаря мамаше Райт я чувствую себя намного лучше.

– У моей сестры все же есть хорошие свойства, – согласилась мамаша Пропер, – и все благодаря мне. Это я привила их, как старшая сестра младшей, понимаете?

– Но кое-чему я научилась сама, – возразила мамаша Райт.

– Например, воровать чужих мужей, – поддела ее мамаша Пропер.

– Нет, это ты украла чужого мужа, – возразила ей мамаша Райт.

– Подождите, – остановила их Рейвен, – это уже в прошлом. А сейчас нам нужна ваша помощь.

Мамаша Пропер и мамаша Райт сердито взглянули друг на друга, вскинули подбородки и только потом посмотрели на Слейта и Рейвен.

– Я не знаю, насколько виноват ваш муж, – сказал Слейт, – и можно ли было требовать от мужчины, чтобы он выбрал лишь одну из вас, отвергнув другую.

Мамаша Пропер и мамаша Райт улыбнулись, довольные его словами.

– Нам удалось кое-что узнать для вас, Рейвен, – сказала мамаша Райт. – Мы расспросили людей в округе, включая Анадарко, Медисин-Лодж, Форт-Силл и прилегающие к ним территории, и выяснили, что...

– ...Слейт Слейтон – настоящий мужчина. Он ни на кого из женщин не смотрит, для него существуете лишь вы, Рейвен, – закончила за сестру мамаша Пропер.

– Но ведь мы договорились, что я буду рассказывать!

– Я не удержалась.

– Это так на тебя похоже! Помню, как ты...

– Я очень рада это слышать, – поспешно сказала Рейвен, прерывая перепалку, которая могла перейти в ссору.

Она начинала опасаться, что сестры никогда не смогут по-настоящему подружиться.

– Никогда не лишне еще раз убедиться в этом, – заметила мамаша Райт.

– Конечно, – согласилась с ней мамаша Пропер, – особенно если имеешь дело с таким красавцем, как этот техасец.

– Думаю, вы правы, – сказала Рейвен. – Спасибо вам.

– А я считал вас обеих своими друзьями, – с упреком заметил Слейт.

– Ты – мужчина, – сказала мамаша Пропер таким тоном, как будто это все объясняло.

– Да, у нас был печальный опыт, – добавила мамаша Райт.

– Но ты, техасец, сказал, что тебе нужна наша помощь, – продолжала мамаша Пропер.

– Да, это так, – промолвил Слейт, – если, конечно, вы захотите помочь такому, как я. Скажите, вы слышали от своих постояльцев что-нибудь о Тайми или о тех несчастных случаях, которые произошли с нами в ваших пансионах?

– Мы уже говорили друг с другом на эту тему, – сказала мамаша Пропер, кивая сестре.

– Да, – подтвердила ее слова мамаша Райт. – Я расспрашивала своих постояльцев, но так и не узнала ничего нового. Но я кое-что вспомнила. Когда Рейвен упала с лестницы, я подбежала к сломанным перилам и почувствовала витавший в воздухе слабый запах духов. Тогда я не придала этому значения, ведь пансион полон людьми, но потом, когда я поговорила с сестрой...

– Я тоже почувствовала запах духов у двери черного хода в моем пансионе в тот вечер, когда в комнату Рейвен подбросили змею. По-видимому, злоумышленник долгое время стоял там, дожидаясь удобного момента, чтобы подняться наверх. Но в моем доме в то время тоже было многолюдно, и я не обратила особого внимания на этот запах, пока не поговорила с сестрой. Мы пришли к выводу, что имеем дело с одними и теми же духами. Их аромат нельзя назвать сладким. Скорее, к нему примешивался запах лимона и корицы, правильно, сестра?

– Да, ты права, – согласилась мамаша Пропер. – Вам это о чем-нибудь говорит?

– Об очень многом, – ответила Рейвен. – В этом расследовании мы совсем недавно столкнулись с упоминанием об аромате духов.

– Ах вот оно что! – воскликнула мамаша Пропер.

– Значит, мы не зря рассказали вам о наших подозрениях, – заметила мамаша Райт.

– И не сомневайтесь, мы придумаем, как наказать эту женщину, когда она попадет к нам в руки, – добавила мамаша Пропер.

– Но возможно, это был мужчина, – возразил Слейт. Мамаша Пропер и мамаша Райт с удивлением посмотрели на него.

– Ну, если только какой-нибудь заезжий желторотый юнец, – заметила одна из них.

– Янки! – воскликнула Рейвен. – Слейт, я только что вспомнила, что Клайв Хэнсон пользуется одеколоном.

– Он останавливался в моем пансионе, – сказала мамаша Райт. – И я хорошо знаю запах его одеколона. Но был ли это тот же аромат? Может быть, преступления совершала его сестра?

– Постойте, – сказал Слейт, поднимая руку. – Не будем забегать вперед и делать поспешные выводы. Множество людей пользуются духами или одеколоном, а в городе сейчас немало приезжих.

– Это верно, – неохотно согласилась с ним Рейвен. – Но Клайв и Сюзанна собирают предметы индейского искусства, а мы знаем, что кто-то обменял оружие и виски на вещи, принадлежащие кайова.

– Держу пари, что во всем виноваты эти янки, – заявила мамаша Пропер. – Вот что я вам скажу: увезите этого Клайва и Сюзанну подальше в прерию, разденьте, привяжите у муравейника, обмажьте медом, а потом расспросите их обо всем. Думаю, вам не потребуется много времени, чтобы заставить их ответить на все интересующие вас вопросы.

– И если они действительно виновны, – добавила мамаша Райт, – мы не сразу развяжем их, оставив на некоторое время наедине с муравьями, а затем заставим эту парочку вернуть предметы индейского искусства. Ну а потом уж мы...

– Передадим их шерифу, – закончила за нее Рейвен.

– У вас нет ни малейшего представления о том, как надо отстаивать свои честь и достоинство, – возразила мамаша Райт.

– Мы предоставим это правосудию, – настаивала на своем Рейвен.

Переглянувшись, мамаша Пропер и мамаша Райт кивнули и мило улыбнулись. От этой улыбки по спине Рейвен побежали мурашки, и она подумала, что не хотела бы оказаться на месте Сюзанны и Клайва.

– Мне кажется, вам обеим не следует вмешиваться в это дело, пока у нас нет необходимых доказательств вины, – сказал Слейт. – Не забывайте, что сейчас Хэнсоны находятся на государственной службе. Мы не хотим, чтобы они навлекли беду на нас и на Медисин-Лодж.

– Ты прав, – согласилась мамаша Пропер. – Как ты думаешь, они еще долго будут работать на правительственного агента по делам индейцев?

– Думаю, не очень, – ответил Слейт. – Но не предпринимайте никаких шагов, не посоветовавшись с нами. Возможно, скоро у нас появится новая информация. А сейчас нам пора идти.

– В таком случае мы подождем, – заявила мамаша Райт.

– И понаблюдаем за ними, – добавила мамаша Пропер.

– Ступайте, – сказала мамаша Райт. – Нам тоже есть чем заняться.

Когда они вышли на главную улицу, Слейт спросил:

– Что ты думаешь о Клайве и Сюзанне?

– Я никогда не доверяла им, но мне трудно представить их в роли убийц.

– Да, чтобы решиться на убийство, нужна сила воли, а они оба показались мне бесхарактерными, – согласился Слейт.

– Но ты все-таки думаешь, что именно Клайв и Сюзанна обменяли оружие и виски на предметы индейского искусства?

– Да, Рейвен, у них для этого было множество причин.

– Но ведь это жестоко! Я могу понять их желание приобрести предметы искусства, чтобы сохранить их для будущих поколений, но не за счет жизни других людей.

– Мне кажется, они на все это смотрят совсем иначе.

– Но как еще можно на все это смотреть?

– Индейцы хотели получить оружие и виски, вот Хэнсоны и устроили, на их взгляд, справедливый обмен.

– Но, Слейт, молодые люди чуть не погибли, и кто знает, что еще могло бы случиться с кайова, если бы вспыхнула война.

– И все же мне кажется, Рейвен, они не считают себя виноватыми. Хэнсоны просто обменяли один товар на другой. Для них это всего лишь бизнес.

64
{"b":"1849","o":1}