ЛитМир - Электронная Библиотека

Затем Рейвен увидела, как из-за деревянного щита, на котором висел Тайми, вышел ее дядя; на плечи старика была накинута буйволовая шкура. Он начал кружиться в медленном танце вокруг дерева. Когда дядя приблизился к ней, она улыбнулась ему, и он увлек ее за собой в центр помещения. Бегущий Медведь показал Рейвен простые движения ритуального танца, и она быстро научилась кружиться в такт музыки. Не переставая танцевать, они обошли всех присутствующих по кругу, и дядя представил ее некоторым из зрителей. Рейвен чувствовала свою кровную связь с кайова, народом ее матери, ощущая себя полноправной участницей священного праздника Пляски солнца.

Неожиданно она заметила, что рядом с ней танцует Быстрый Орел. Индеец не сводил глаз с Рейвен. Она видела по выражению его глаз, по его движениям, какое сильное влечение он испытывает к ней, какой огонь желания бушует в его груди. С этим человеком она могла бы стать настоящей кайова, индианкой, которой не надо было бы делать выбор между двумя мирами. Рейвен могла бы дарить себя этому народу, помогать ему строить новую жизнь, делить с ним печали и радости. Это были пленительные мечты.

Но тут дядя увлек ее за собой за деревянный щит, чтобы поговорить с глазу на глаз.

– Дочь моей сестры... я вижу, что творится в душе Быстрого Орла, и знаю, что у него на уме. Мне известно также, что ты разрываешься между двумя мирами и очень хочешь стать частью лишь одного из них, навсегда покинув другой. Но может быть, ты сможешь стать тем мостиком, который соединит оба мира... поможет индейцам и бледнолицым лучше понять друг друга и наладить сотрудничество.

– Я понимаю, что ты имеешь в виду, дядя. Ты очень мудрый, и я подумаю над тем, что ты сказал.

– Вот и отлично. Знаешь, я был бы очень рад, если бы остаток своей жизни провел рядом с тобой, дочка... Но я хочу, чтобы ты шла своей дорогой, чтобы ты обрела настоящее счастье.

Рейвен вышла из-за перегородки, размышляя над словами дяди. Возможно, он был прав, и она действительно могла помочь соединить два мира. Бросив взгляд в сторону выхода, она увидела Слейта. Ему очень шел индейский наряд. Но он выглядел одиноким и потерянным посреди веселящейся толпы краснокожих. Поверх замшевой одежды он надел ремень с кобурами, в которых лежали его револьверы. Она направилась к нему, чтобы вытащить его в круг, где танцевали индейцы, но тут увидела, что Слейт внезапно схватился за бок и начал оседать на земляной пол. На его одежде из белой замши показалась кровь. Кто-то выстрелил! Слейта убили! Охваченная ужасом, Рейвен бросилась к нему, понимая, что больше никто в святилище не заметил, что Слейт упал, и не слышал звука выстрела из-за шума и громкого стука барабанов.

Когда она подбежала к нему, надеясь в душе, что его еще можно спасти, снаружи снова раздался выстрел, и пуля чуть не задела Рейвен. Пришедший в себя Слейт оттолкнул ее и загородил своим телом. С трудом встав на ноги, он достал оба своих револьвера и, отдав один Рейвен, вышел из святилища пошатываясь. Рейвен последовала за ним.

Они увидели человека, пытавшегося скрыться в кустах неподалеку. Слейт и Рейвен бросились за ним. Сквозь густую зелень они заметили, как неизвестный, петляя, бежит к лошади. Пытаясь остановить его, они открыли огонь, решив уложить негодяя на месте, нежели дать ему уйти. Внезапно он покачнулся, попытался вставить ногу в стремя, но не смог этого сделать и упал на землю. Осторожно приблизившись к нему, Слейт отбросил ногой его револьвер далеко в сторону. Рейвен склонилась над стрелявшим в них человеком, пытаясь в лунном свете разглядеть его лицо.

– Так это же объездчик Джоунс! – ахнула она.

– Я всегда на шаг опережал вас... вплоть до самого конца, – с трудом проговорил Джоунс. – Когда Хэнсоны не приехали на встречу, я понял, что произошло что-то неладное, и помчался сюда.

– Но почему вы преследуете нас? – спросила Рейвен, опускаясь на колени рядом с Джоунсом.

– Потому что вы убили команчи Джека.

– Команчи Джека?

– Да, моего единокровного брата.

– Так, значит, вы мстили нам? – спросил Слейт.

– Да. Родня есть родня, пусть даже Джек пошел по кривой дорожке. Он заслужил лучшей участи, чем та, которую вы ему уготовили.

– Но зачем вы украли Тайми? Почему предали своих друзей? – спросила Рейвен. – Если вы хотели убить меня, то могли бы сделать это в Техасе.

– Убить – это слишком просто. Я хотел заставить вас страдать.

– Но команчи Джек убил наших родных, – напомнила Рейвен.

– Для меня это не имеет значения. Благополучие моей семьи было разрушено. Я никогда не забуду снимки убитого Джека на первых полосах всех газет. Тогда я поклялся, что заставлю вас почувствовать, что такое потеря близких. Я нанял лучшего детектива в Нью-Йорке, и он разыскал вас. Я действовал очень хитро и расчетливо. Вы и кайова попали прямо в сети, которые я расставил. Украв Тайми, я наведался к кайова и, когда Дикий Мустанг стал сокрушаться по поводу исчезновения святыни племени, посоветовал ему обратиться к вам за помощью.

– А зачем надо было устраивать все эти несчастные случаи? – спросил Слейт.

– Я хотел развенчать Рейвен, унизить ее в глазах кайова. Согласно моему плану, индейцы должны были поверить в то, что вы действовали заодно с Клайвом и Сюзанной и что это вы убили Хэнсонов, пытаясь скрыть свою связь с ними. Затем, когда кайова отвернулись бы от вас, я собирался вернуть им Тайми, а потом прикончить вас обоих.

– Но ваши планы провалились, – сказал Слейт. – Мы разоблачили Клайва и Сюзанну, и они нам все рассказали.

– Да, вы выиграли, – тяжело дыша, заметил объездчик. – Но берегитесь... не только я охочусь за вами...

Это были последние слова Джоунса. Рейвен некоторое время молча сидела над неподвижным телом.

– Значит, это была месть. Как ты думаешь, за нами действительно еще кто-то охотится?

– Вряд ли. Джоунс просто пытался нас запугать. Но теперь он мертв. Все кончено.

Они встали, и Слейт обнял Рейвен за плечи. Сделав несколько шагов, она обернулась и бросила последний взгляд на тело Джоунса. Как много смертей! Команчи Джек, Джереми Сентано, отец Рейвен и ее жених, родители и брат Слейта. И во всем этом виноваты команчи Джек и Сентано.

Рейвен проделала длинный путь из Чикаго до Индейской территории, который можно измерить не только в милях. Но теперь ей казалось, что она шла по кругу и он наконец замкнулся. Покидая родной город, она чувствовала себя очень одинокой. Теперь Рейвен понимала, что пыталась заменить любовь отца любовью дяди, а в Слейте видела своего погибшего жениха. Но это были разные люди, и любовь, которую она потеряла, ничто не могло заменить. Теперь у Рейвен была новая жизнь, новые чувства, новые взаимоотношения.

Дядя прав, Рейвен пора воплощать собственные замыслы. И если она будет следовать зову сердца, то никогда не ошибется в выборе своего пути. Когда они подошли к святилищу, Рейвен глубоко вздохнула, прежде чем переступить порог. Войдя, они сразу увидели вождя и жреца племени, которые о чем-то разговаривали, стоя у Тайми. Слейт и Рейвен направились к ним.

– Дикий Мустанг, – обратилась Рейвен к вождю, – я хотела дождаться окончания праздника, прежде чем сообщить тебе неприятное известие. Но вынуждена это сделать прямо сейчас. Тайми похитил объездчик Джоунс, я нашла святыню кайова в его фургоне.

– Что? – воскликнул Дикий Мустанг как громом пораженный.

– Мне жаль, но я должна была рассказать тебе об этом, потому что объездчик только что пытался застрелить Слейта и меня. Теперь он мертв, его тело лежит неподалеку отсюда.

– Он был один? – спросил Бегущий Медведь.

– Да, – ответил Слейт. – Джоунс действовал в одиночку, на свой страх и риск. Он хотел отомстить мне и Рейвен за гибель своего единокровного брата, команчи Джека, в перестрелке на железной дороге.

– Он был нашим хорошим другом в течение многих-многих лун, – печально сказал Дикий Мустанг. – Нам трудно поверить в то, что он украл Тайми. Но друг не крадет и не лжет, – продолжал вождь. – Он был бледнолицым с раздвоенным, как у змеи, языком. Я пошлю людей, чтобы они убрали его труп подальше отсюда. Отныне ни один кайова никогда не произнесет его имени.

72
{"b":"1849","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Давай начнем с развода!
Никаких принцев!
Свобода от контроля. Как выйти за рамки внутренних ограничений
Будни анестезиолога
До встречи с тобой
Прошедшая вечность
Эверлесс. Узники времени и крови
Мастер-маг
Красная таблетка. Посмотри правде в глаза!