ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это замечательно, – ответил Бегущий Медведь. – Хорошо, когда у человека есть друзья, которые всегда готовы помочь. Нам надо о многом побеседовать, дочь моей сестры. Но для этого у нас еще будет время. А сейчас пора поговорить о празднике Пляски солнца.

Глава 4

Вождь Дикий Мустанг будет говорить с нами под деревом, – промолвил Бегущий Медведь и повторил свои слова на языке кайова.

Индейцы сразу же направились в указанное место. Рейвен удивленно посмотрела им вслед.

– Пойдемте с нами, Рейвен, Слейт, – позвал Бегущий Медведь и, опершись на руку Когтя Бобра, последовал за соплеменниками.

Рейвен вдруг заколебалась. У нее вновь возникло ощущение, что кайова все за нее решают и она утратила контроль над ходом событий. Куда они пошли? Она думала, что сейчас ее оставят наедине с дядей, что они сядут и старик спокойно расскажет ей о той проблеме, с которой столкнулись кайова. Она взглянула на Слейта, и тот ободряюще кивнул ей. Вздохнув, Рейвен пошла рядом с дядей, приноравливаясь к его медленному шагу. Рейвен вскоре заметила, что дяде стоило огромных усилий держаться на ногах, несмотря на то, что он опирался на руку Когтя Бобра. Внезапно она испугалась: а что, если он не доживет до праздника Пляски солнца? При этой мысли у нее защемило сердце. Что бы ни случилось, она должна помочь старику.

Пройдя между вигвамами, процессия вышла к раскидистому дереву, вокруг которого собралось все племя. Индейцы уселись прямо на землю, скрестив ноги, лицом на восток. Перед ними стоял внушительного вида соплеменник, очевидно вождь, в пышном головном уборе, украшенном орлиными перьями, и светлой одежде из замши с узорами из нашитых зубов, бисера, кусочков меха и металлических бляшек.

Рейвен остановилась перед вождем, он протянул ей орлиное перо, к которому был привязан кожаный шнурок. Рейвен помедлила, прежде чем взять его, не совсем понимая, чего от нее хотят. Но к ней тут же подошла Перышко и вплела шнурок в ее волосы. На лице дяди появилась довольная улыбка.

– Орлиное перо – религиозный символ кайова, – негромко объяснила Перышко. – Орел летает выше других птиц, а значит, он ближе всех к солнцу, которое имеет огромное значение для нас. Тебе оказана большая честь, сам вождь Дикий Мустанг вручил тебе орлиное перо.

– Спасибо, – сказала Рейвен и поклонилась вождю. Он кивнул, а затем устремил взгляд на Бегущего Медведя.

– Дочь моей сестры, – заговорил Бегущий Медведь, – сейчас мы с тобой сядем и послушаем, что скажет вождь. Племя будет передавать из рук в руки трубку мира... и наши желания поднимутся к небу вместе с дымом... к Великому создателю луны, солнца и земли.

Дикий Мустанг обратился с речью к собравшемуся племени.

– Кайова – сильное племя, – начала переводить Перышко. – Кайова храбры. У кайова много друзей. Однако у них есть и враги. Как вы знаете, наше священное Тайми было похищено. Мы долго и упорно искали его, обращались ко многим народам, даже к бледнолицым. Мы курили, посылая известия о нашей утрате по ветру, но так и не получили ответа. Так случилось, что наше Тайми исчезло вместе с буйволами.

Однажды, много лет назад, осаги взяли три наших священных Тайми, но, когда мир был восстановлен, Тайми были возвращены. Затем уты захватили два из трех наших сокровищ и до сих пор удерживают их. Только одно Тайми осталось у кайова, тем более оно ценно для нас. Но теперь и его похитили. Как вы знаете, без Тайми не может состояться наш ежегодный праздник Пляски солнца, на который соберутся все племена кайова, а также команчи. А в этом году на нем хотят присутствовать нез-персэ. Но без Тайми не будет праздника. Без Тайми наш народ начнет увядать, потому что мы не сможем поклоняться божеству так, как это делали наши предки.

Очень плохо, что ушли буйволы. Нам надо иметь буйволов для праздничной церемонии, и мы найдем хотя бы одного. Но и Тайми мы должны вернуть кайова. Если бы одно из племен завладело нашим Тайми, мы бы знали об этом. Нет, мы считаем, что нашу святыню украл бледнолицый. Зачем он это сделал? Мы не знаем. Как он это сделал? Мы не знаем. Где он это сделал? Мы не знаем. Именно поэтому мы призвали на помощь Рейвен Лунное Дитя. В ее жилах течет кровь кайова. Ее дядя Бегущий Медведь – хранитель Тайми. В ее жилах течет также кровь бледнолицых. В мире бледнолицых она – искательница вещей, потерянных или украденных. Поскольку Рейвен Лунное Дитя является кайова, она не осквернит наше Тайми, занимаясь его поисками. Она прибыла к нам, чтобы найти Тайми и вернуть его законным владельцам. Кроме того, она прибыла к нам, чтобы воссоединиться со своим народом. Ей будет помогать ее бледнолицый друг Слейт Слейтон. Все вы должны помогать им в достижении их цели. Вы согласны со мной, кайова?

В ответ раздались громкие одобрительные крики, но вскоре голоса вновь стихли.

– А теперь мы закурим трубку, чтобы духи благословили Рейвен Лунное Дитя на поиски Тайми.

Дикий Мустанг опустился на землю и взял в руки длинную трубку, украшенную росписью и перьями.

– Он великий оратор, правда? – прошептала Перышко, обращаясь к Рейвен. – Его сын, Быстрый Орел, тоже хорошо говорит. Кайова много времени посвящают красноречию, потому что искусные ораторы очень важны для нашего народа.

Эти слова индианки произвели на Рейвен большое впечатление: она и не подозревала, что ораторы пользуются таким уважением среди кайова. Ее удивило также то, что Быстрый Орел – сын вождя. Только теперь Рейвен поняла, какая большая честь была ей оказана: за ней в Медисин-Лодж явился сам сын великого вождя кайова, чтобы сопровождать ее в пути.

Тем временем Дикий Мустанг зажег ритуальную трубку, раскурил ее, сделал несколько затяжек и передал Быстрому Орлу. От Быстрого Орла трубка перешла к Рейвен. Сын вождя внимательно наблюдал за тем, как губы Рейвен коснулись мундштука, который он сам только что держал во рту. Отведя глаза, чтобы не видеть жадного взгляда индейца, Рейвен сосредоточилась на курении. Она постаралась повторить действия вождя, но, сделав затяжку, чуть не задохнулась и быстро передала трубку Слейту. Покурив, тот вручил ее Бегущему Медведю, который после нескольких затяжек вернул трубку вождю. После этого она вновь пошла по кругу, и вскоре Рейвен почувствовала, что у нее кружится голова. Она не привыкла курить, но, тем не менее, решила до конца выдержать это испытание. Рейвен с нетерпением ждала, когда же ей дадут необходимую для расследования информацию. Что представляет собой это Тайми? Как оно выглядит? Когда его похитили? Или может быть, кайова его просто где-то потеряли?

После того как трубку вновь пустили по кругу и она в очередной раз вернулась к вождю, тот, наконец, отложил ее в сторону, поднялся и с короткой речью обратился к своему народу. Выслушав Дикого Мустанга, кайова тут же встали и разошлись.

– Дикий Мустанг понимает, что у тебя и Слейта могут возникнуть вопросы, но остальным кайова вовсе не обязательно присутствовать во время вашей беседы, – объяснила Перышко.

Когда большинство кайова ушли, Дикий Мустанг обратился к Рейвен:

– Позволь мне лично поприветствовать тебя. Мы рады, что ты приехала.

– Я была очень удивлена, получив телеграмму.

– Если бы ты не стала столь известной в мире бледнолицых, мы не смогли бы разыскать тебя. Наш народ считает, что ты владеешь секретами магии.

– На самом деле то, чем я занималась, было своего рода способом выживания, – заметила Рейвен.

– Как вы узнали о Рейвен? – спросил Слейт.

– Мы получаем известия от наших друзей команчи. Их вождя зовут Куана Паркер. В его жилах течет кровь бледнолицых, и он хорошо понимает ваш мир, хотя никогда не жил в нем.

– Как выглядит Тайми? – спросила Рейвен.

– Пусть на этот вопрос ответит хранитель Тайми, – сказал вождь, взглянув на дядю Рейвен.

– Тайми не должны видеть бледнолицые, – медленно произнес Бегущий Медведь. – То, что я сейчас скажу, останется между нами.

– Я понимаю. Мы никому не расскажем о том, что узнали здесь.

8
{"b":"1849","o":1}