ЛитМир - Электронная Библиотека

– Возможно, я и люблю разнообразные впечатления, но не люблю терпеть нужду. Мне хватило этого в тюрьме. В Париже я найду все, что мне необходимо.

– А вы знаете французский?

– Вполне, чтобы как-то устроиться.

– Думаю, ошибочно предполагать, что вы собираетесь начать там новую жизнь.

Джек расхохотался.

– Ах, вот оно что! Вы хотите знать, собираюсь ли я и дальше продолжать воровскую жизнь? – Он хитро посмотрел на нее. – Это зависит от того, на какое время мне хватит денег. А я всегда живу на широкую ногу, пока они у меня есть.

– Вам хватит, чтобы жить респектабельно.

– Я? Респектабельно? Мне дурно от одного этого слова, – он схватился за сердце.

– Я же спасла вас от виселицы! Его лицо вмиг стало серьезным.

– Поверьте мне, у меня нет никакого желания снова там оказаться. Свой урок я получил.

– Тогда вам следует жить честно, как все люди, – с робкой улыбкой проговорила девушка.

– Нет, мне просто следует теперь вести себя осторожней, чтобы снова не попасться.

Онория покачала головой.

– Вы безнадежный человек.

– Не думайте, что сможете перевоспитать меня, Онория. Поверьте, многие пытались, но безуспешно.

Онория встала и расправила юбки. Уже в дверях она остановилась и оглянулась.

– Вопрос в том, пытались ли вы, мистер Дерри.

Черт с ней, подумал Джек, глядя, как она удаляется. Он то знает, что делает. И не нуждается в советах женщины, которая пытается его переделать. Бог свидетель, многие пробовали сделать это и раньше.

Но, как уже знала его семья, Джек делал, что хотел, и плевал на чье-то мнение. Онория Стерлинг поймет это со временем. Он не собирался менять свои привычки – ни из-за нее, ни из-за кого бы то ни было.

ГЛАВА 5

Хокинс подал к крыльцу карету, едва забрезжил рассвет.

Онория выглядела возбужденной и взволнованной – вероятно потому, что настало время приводить план в действие. Джек понимал ее, он сам тоже нервничал.

Чемоданы погрузили, Хокинс вспрыгнул на козлы, и няня давала своей Норри последние указания. Джек просто отстранил ее с дороги и забрался в карету, захлопнув за собой дверь. Карета двинулась в путь, скрипя и качаясь на ухабах.

– Где мы встретимся с вашим кузеном?

– В Глочестере. Там есть гостиница, где относительно спокойно.

– А сколько оттуда до Норкросса?

– Тридцать миль. Я думаю, мы переночуем в Глочестере, а утром продолжим путешествие.

– Итак, грандиозное представление начинается.

Она кивнула.

– Нет ли у вас каких-нибудь вопросов? Вы ничего не забыли из того, что я рассказывала о своей семье?

– Вроде бы нет.

– Давайте я расскажу еще что-нибудь о дяде Ричарде.

– Мне кажется, вы не упомянули цвет его постельных драпировок.

– Перестаньте дурачиться. Это серьезное дело. Я не смогу нашептывать вам на ухо инструкции в последнюю минуту, когда мы приедем в Норкросс.

– Сомневаюсь, знает ли ваш кузен о вашей семье больше, чем я.

Она тяжело вздохнула.

– Я хочу, чтобы вы постарались.

– Расслабьтесь, – посоветовал ей Джек. – Вы предусмотрели все. Теперь остается ждать, когда работает ваш план, – он улыбнулся, желая подбодрить ее, она ответила растерянной улыбкой.

– У меня нет сомнений на свой счет, я беспокоюсь за вас, . – сказал Джек. – Если вы будете все иремя так нервно ломать руки, ваши родственники догадаются, что мы что-то затеваем.

Онория положила руки на колени.

– Я не могу ничего поделать с собой. Я действительно очень волнуюсь. Если мы не найдем ожерелье, я пропала.

– А если мы скомпрометируем вашего кузена, посвятив в наши планы? Тогда ему придется жениться на вас.

– Не получится, я уже помолвлена с вами, парировала она.

– Я могу любезно откланяться, унося с собой разбитое сердце, конечно.

– Спасибо за предложение, но лучше я не буду выходить замуж за Эдмонда.

– Тогда вам придется положиться на меня в этом деле. Со временем, я думаю, мы выработаем какие-нибудь сигналы. Это поможет вам избавиться от беспокойства.

– Сигналы?

– Да. Так что, когда я сделаю неверный шаг, вы могли ли бы предупредить меня. Например, я собираюсь взять не ту вилку, вы мигнете мне левым глазом. Или дернете себя за правое ухо, если я что-то не то скажу.

– Пинок под столом, наверно, более действенное средство, – проговорила Онория с невинной улыбкой.

– Нет, я же взвизгну от боли, и последуют комментарии.

– Если ситуация станет слишком опасной, я, пожалуй, упаду в обморок. Вас устроит?

– А вы сможете? – спросил Джек. – Упасть в обморок ни с того, ни с сего? Завидую тем, кто обладает таким талантом.

– А разве это трудно? Героини книг только и делают, что падают в обмороки.

– Так вы представляете себя героиней какого-нибудь романа, борющейся со своим порочным дядюшкой?

– Я лишь хочу вернуть то, что мне принадлежит, – со вздохом сказала Онория и смолкла, не желая продолжать этот разговор.

Джек отвернулся к окну. Он надеялся, что ее решительность поможет им обоим.

Давно миновал полдень, когда карета въехала в Глочестер и остановилась напротив гостиницы «Вол и фазан». Джек подал Онории руку, помогая выйти из кареты и провел ее в гостиницу.

– Мы должны, встретиться здесь с мистером Эдмондом Стефенсоном, – сказал он хозяину гостиницы. – Он еще не прибыл?

– Нет, сэр.

– Тогда мы хотим заказать две спальные комнаты и отдельную гостиную, – обратилась Онория к хозяину.

– Только две комнаты? – удивленно вскинул брови Джек. – Не хотите же вы в самом деле…

– Чтобы вы разделили комнату с Эдмондом надвоих? Не думаю, что это слишком обременительно для одной ночи.

– О! – воскликнул Джек, стараясь выглядеть удрученным. – Я думал, мы закажем комнату для нас с вами…

Когда они прошли в гостиную, она поймала |по насмешливый взгляд и рассмеялась.

– У вас ведь и в мыслях нет ничего такого, вы сами прекрасно это знаете!

– Но я надеялся…

– Запомните, я не отношусь к безнравственным дамам вашего круга.

– Я бы никогда не спутал вас с ними. Они не крадут у своих родственников, – игриво подмигнул Джек, – обычно они воровали у мужей, любовников, только иногда у братьев…

– Запомните, не проговоритесь Эдмонду о своем прошлом, – напомнила она ему.

– Боитесь, его шокирует знакомство с преступником?

– Не поэтому, – быстро проговорила она. – Не хочу лишних хлопот из-за него. Чем меньше он будет знать, тем лучше.

– Он знает, зачем я здесь?

– Конечно, нет. – Онория принялась усердно рассматривать носки своих туфель. – По правде говоря, он ничего о вас не знает.

– Что?! – вскричал Джек, моментально разозлившись. – Мне начинает чертовски надоедать, что вы без конца преподносите свои «маленькие» сюрпризы, мисс Онория.

– Я не хотела посвящать его в это дело, пока не освободила вас. А вдруг мой план не удался бы?

– Или вдруг он отговорил бы вас?

– Да, – призналась она, – и поэтому тоже. А что, если он откажется помогать нам?

– Вы собираетесь представить меня его другом. Если он не согласится, что вы намерены предпринять?

– Эдмонд согласится. Иначе он никогда не получит денег, которые я ему задолжала.

– Сколько вы заняли?

– Больше, чем рассчитывала вначале. Я не планировала расходов на вашу одежду, когда разговаривала с ним в первый раз, и потратила все свои дорожные деньги. Придется подождать, пока вы не продадите ожерелье. Джек покачал головой. Он считал, что если ее план сработает, то сам Веллингтон мог бы ввести ее в свой штат. Она имела потрясающие способности плести хитроумные интриги.

– Мне нужно переодеться, – объявила Онория. – Оставайтесь здесь, вдруг Эдмонд приедет.. И ничего ему не рассказывайте. Подождите, пока; я вернусь.

Отсалютовав ей, Джек подозвал девушку из-за стойки бара. Он заказал кружку пива и, когда заказ принесли, откинулся на спинку кресла, наслаждаясь минутами спокойствия и тишины.

10
{"b":"18490","o":1}