ЛитМир - Электронная Библиотека

Будущее, которое может стать более спокойным, как только он получит причитающееся ему вознаграждение. Сколько же стоила эта драгоценность, если она согласилась заплатить ему шестьсот фунтов? Его забавляло, что мисс Стерлинг надул собственный дядюшка. Это только подтверждало, что все семьи – сплошное недоразумение. Джек ушел из дому одиннадцать лет назад, но родители уже задолго до этого отвернулись от него. Он был младшим ребенком в семье. Джек, отверженный и неисправимый; Джек, отказавшийся пойти по стезе, предназначенной семейной традицией и желанием родных; Джек, сбежавший из дома, будучи шестнадцатилетним юнцом.

Несколько последующих лет он упрямо старался оправдать все предсказания родных – игра в карты, в кости, скачки и женщины – вот все, чему он себя посвятил.

Джек Дерри никогда не помышлял стать вором. Однажды он взял брошь Сары в доме ее любовника как сувенир. Даже когда благодарные дамы стали щедро оплачивать его старания, он еще не считал воровство своим призванием. Но когда денег не хватало, ему приходилось выискивать себе клиентов.

Джека не беспокоило, что его называли вором, это был лишь удобный ярлык. И до тех пор, пока леди, а также и не столь благородные особы совершали неблаговидные поступки, существовала необходимость в его ремесле. Ему прилично платили за услуги – деньгами и другими, более восхитительными способами.

Все шло хорошо, пока он не повстречал Рашель. Она наняла его, чтобы он помог ей «вернуть» некоторые из ее украшений для оплаты карточных долгов. Но, когда ее муж поймал их, она стала все отрицать и «пустила» Джека по тропинке, ведущей на виселицу в Гортоне.

И если бы Онория Стерлинг вовремя не подоспела и не освободила его…

Когда вода остыла и Джек перестал морщиться от боли, он схватил мыло и стал натираться им с таким жаром, словно желал смыть с себя все воспоминания о тюрьме. В этот момент он поклялся себе, что никогда не попадет в руки закона. Он сделает все, чтобы этого не повторилось.

И когда дело будет завершено, он легко сможет покинуть Англию. Уже несколько лет после войны границы были открыты, он мог бы уехать в Америку, переплыв океан. Может, он даже купит землю в штате Вирджиния и станет богатым плантатором.

Когда Джек почувствовал, что вода стала холоднее воздуха в помещении, он выбрался из ванны, осторожно ступая по выложенному плитками полу. Схватив со стула полотенце, он стал энергично растирать тело. Посмотрев на багровые полосы на запястьях, Джек недовольно поморщился. Дрожь пробежала по его телу, когда он вспомнил, насколько был близок к смерти.

Но ему удалось спастись. И он хотел жить. Он не верил ни в Бога, ни в провидение, ни даже в удачу. Но что-то сработало в его пользу этим утром, он не знал, как это получилось, и не собирался ломать над этим голову. Он лишь хотел использовать свой шанс с наибольшей выгодой для себя.

– Я принесла вам одежду. Кажется, она вполне прилична.

– О! – Джек накинул полотенце на шею и ринулся за стул, метнув на Онорию рассерженный взгляд. – Вы всегда стараетесь застигнуть врасплох своих гостей, мисс Стерлинг?

– Я думала, вы еще в ванне. – Ее щеки пылали, но она продолжала в упор смотреть на Джека, пока он не почувствовал себя какой-нибудь диковиной на сельской ярмарке.

– Ну что, насмотрелись? – грубо спросил он.

– Ваша одежда. – Она выронила из рук сверток и выбежала из кухни. – .

Обычно женщины увивались вокруг него, но в нынешнем виде он, если и не внушал ужаса, то и нежных чувств вызвать не мог.

Пять месяцев, проведенных в тюрьме, наложили свой отпечаток – он сильно исхудал, был бледен, ребра выпирали из-под кожи.

Джек стал рассматривать одежду, принесенную девушкой. Рубашка, сшитая из отличного батиста, немного потерлась на воротнике и манжетах, но это лучше, чем ничего. Надев ее, он обнаружил, что рукава коротковаты, а сама рубашка слишком просторна. Но, по крайней мере, она выглядела чистой.

Вероятно, мисс Стерлинг не совсем представляла, из чего состоит полный мужской гардероб, так как здесь не было кальсон. Пожав плечами, он натянул чулки и бриджи.

Его мокрые волосы липли к рубашке, и он подумал, что надо заняться прической.

– Мисс Стерлинг! – позвал он. – Кузина Онория!

– Да?

– Мне нужна щетка для волос.

– И не только, – строго сказала она, указывая на стул, – . садитесь!

Джек вопросительно посмотрел на нее.

– Что вы собираетесь делать?

– Постричь вас. – Она достала из кармана ножницы, – если только вы не собираетесь возродить стиль короля Карла П. Джек сел.

– Вы хорошенько промыли волосы иссопом?

– Я тер голову, пока не ободрал кожу. Поверьте, мне не больше чем вам нравятся вши.

Онория принялась расчесывать волосы, безжалостно раздирая спутавшиеся пряди. Она не обращала внимания на его вскрикивания, напевая себе под нос песенку.

Джек стиснул зубы и постарался задуматься о чем-нибудь приятном – стаканчике мадеры, теплой мягкой постели с желанной страстной женщиной…

– Ну вот, – Онория отложила ножницы. – Теперь вы выглядите намного приличней.

Джек стряхнул с себя волосы:

– Найдется ли у вас бритвенный прибор? После бритья я почувствовал бы себя еще лучше.

Онория вышла на минуту и вернулась с маленьким кожаным футляром. В , нем были аккуратно уложены бритва с серебряной ручкой, кисточка и бритвенное мыло.

– Дайте мне зеркало, – попросил Джек.

– О, я побрею вас.

– Черта с два!

– Не валяйте дурака, мистер Дерри. Я многие годы брила отца.

– И его сейчас нет в живых. Онория враждебно посмотрела на него.

– Я не убивала отца и не собиралась убивать вас.

Джек сделал вид, что согласился, но через секунду резко повернулся к ней, схватил за руку и осторожно выдернул у нее бритву.

– Зеркало, мисс Стерлинг!

Выражение ее лица было скорее удивленным, чем испуганным.

– Не беспокойтесь, я не зарежу вас бритвой!

– У вас для этого есть пистолет, – ухмыльнулся Джек и вдруг понял, что она боится больше за него. – Моя дорогая леди, если бы я намеривался покончить с собой, я бы не стал обманывать своего палача. И будь я проклят, если позволю женщине брить себя.

Через минуту она принесла зеркальце.

Выйдя наконец из кухни, Джек почувствовал себя заново рожденным. Для полного счастья ему требовались только пара ботинок и стакан вина.

Спустившись в гостиную, Джек не обнаружил там Онорию, возле окна сидела в кресле ее древняя няня с грудой штопки на коленях.

– Это ты, Десмонд? – спросила она.

– Да! Где кузина Онория?

Старушка уставилась на него поверх очков.

– Ты думаешь, тебе удастся провести ее, а заодно и меня. Но я не вчера родилась. Я знаю, к чему ты Клонишь.

– Неужели?

– Да, знаю. И не позволю дурачить себя. Ты думаешь украсть у меня мою Норри, прикидываясь кузеном. Я то знаю, что у тебя на уме.

Джек, насторожившись, посмотрел на старушку.

– И что же у меня на уме?

– А то, мошенник. Норри заслуживает лучшей жизни, и я позабочусь о ее благополучии. Жизнь на какой-нибудь захолустной ферме – не

. для моей девочки. Она дочь благородных господ и настоящая леди.

– Могу вам обеим пожелать удачи, – пробормотал Джек.

– Что такое? Говорите громче, молодой человек.

– Я сказал, Онория, безусловно, настоящая леди. х

Няня удовлетворительно кивнула.

– И поэтому ей нечего делать в вашем Йоркшире. Вам придется расстаться со своими мечтами. Поищите себе другую девушку.

Значит, вот как. Няня думала, что Джек намерен жениться на Онории. Он чуть не рассмеялся.

– У меня и в мыслях не было забрать кузину Онорию в Йоркшир, – убежденно проговорил он.

– Пес, – прошамкала старушка, – не вздумай меня обмануть. Я позабочусь о девочке.

– О какой девочке? – в комнату вошла Онория.

– О вас, кузина. Няня думает, что я имею виды на ваше наследство.

– Няня, я же сказала, что Эдмонд приехал сюда погостить. Он будет сопровождать меня к дяде.

5
{"b":"18490","o":1}