ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты же не в «Карнеги-Холл» выступаешь. Просто делай, что можешь. – Спенсер сел на пол у компьютера. – Запомни, измеритель давления работает только на большом и указательном пальцах.

– Хорошо.

Наверное, все дело в свете, подумал он. Или угол зрения такой. Спенсер смотрел на нее и не мог отвести глаз. Неожиданно для самого себя он вдруг понял, что Лекси Джордан – очень красивая женщина. И волосы... и манера держаться... и выражение лица... Боже!

А ведь, впервые дни знакомства он считал ее просто симпатичной. Потом, после игры на бильярде, – привлекательной. А теперь...

А теперь ты должен сосредоточиться на цели своего визита, приказал себе Спенсер. Но сделать это становилось все труднее.

– Начинай, – сказал он.

Девушка кивнула, положила руки на клавиши. Музыка, сначала тихая, постепенно становилась все громче, пока не обрушилась водопадом звуков. Спенсер пристально смотрел на монитор, но мелодии, которые лились из-под пальцев девушки, казалось, парили вокруг.

Словно музыка Лекси что-то спрашивала, а ему очень хотелось ответить.

Спенсер потряс головой, отгоняя наваждение.

– Великолепно! – проговорил он, когда девушка закончила. – Чье это произведение?

– Рахманинова. – Она откинула волосы рукой с прикрепленным устройством. – Понравилось?

Понравилось? Да он с трудом дышал. Сердце билось в бешеном ритме, Спенсер едва держал себя в руках.

– Да, – ответил он, не в силах пошевелиться, как заколдованный.

– Хорошо, – улыбнулась Лекси, словно разрушив чары.

Что ты делаешь? – спрашивал себя Спенсер. Нельзя заводить с ней серьезные отношения, а потом добиваться гранта от фонда ее отца. Это породило бы слишком много сложностей.

Вздохнув, он взглянул, на кучу проводов на полу.

– Теперь давай подключим электроды.

Спенсер отнес все необходимое к пианино, сел рядом с Лекси, обмакнул ватную палочку в гель и намазал им красные пятна на предплечье и макушке девушки.

Теперь третье.

Молодой человек почувствовал, что у него сосет под ложечкой. Никогда прежде ему не выпадало такого испытания. Он и раньше работал с женщинами, но никаких затруднений при этом не возникало...

Он глубоко вдохнул, надеясь, что это поможет, но только еще больше погрузился в мускусный аромат ее духов.

А что, если забыть об этом дурацком электроде и поцеловать ее?

Кожаное нижнее белье. Я сошла с ума? – размышляла Лекси. Это ведь совершенно не мой стиль. И вообще, кожу носят только такие специалисты, как Франческа. А мой удел – хлопок.

Как неловко. Я же так расстегнула кофточку, что он не мог не заметить это дурацкое белье.

И никакой реакции. Абсолютно!

Так занят своими проводами, точно я не женщина, а бревно.

Так тебе и надо! Сиди вот теперь и страдай в этой лошадиной упряжи, которая словно кричит: «Эй, красавчик, развлечемся?» А застегнуться нельзя.

Нужно было переодеться, как только он попросил включить свет.

– Ой!

– Больно?

– Ничего. Волосы попали в молнию. Спенсер наклонился посмотреть, где они запутались, и тут же пожалел об этом...

– Что это?

– Рождественский подарок Франчески.

– Что?

Лекси покраснела.

– Это... шутливый подарок. Она и себе хотела такой заказать – только красный, – но не знала, удобный ли он, а вернуть потом нельзя. Поэтому, я надела, чтобы проверить, – торопливо объясняла девушка.

– Что ты надела?

– Мой... я думала, ты заметил. Еще бы не заметить. Но вежливо ли сказать об этом?

– Твой... наряд?

– Да. – Она расстегнула молнию до конца. – Кожаный.

Спенсер потрясенно смотрел на то, что подошло бы героине комиксов «Амазонки на тропе войны».

Этогоон никак не ожидал увидеть.

Но не обратить на этовнимания было невозможно.

– Волосы запутались в одной из молний, и я не могу с этой штукой... – Девушка помахала механической рукой. – Не мог бы ты?..

– Да, сейчас.

Первым делом он отключил проводки от механической руки.

Затем рассмотрел, куда попали волосы. Маленькая с крошечными зубчиками молния на бюстгальтере. Да... Спенсер старался осторожно распутывать пряди, не касаясь кожи. Безуспешно.

Он чувствовал, что вот-вот потеряет сознание, в голове пульсировала мысль, что он больше не в состоянии терпеть это напряжение, нужно что-то сделать.

Волосы не поддавались. В отчаянии Спенсер резко потянул их, и молния разъехалась, обнажив прекрасную белую кожу.

Лекси ойкнула и прижала ладони к груди.

– Щекотно! – вдруг улыбнулась она.

– Извини, – Спенсер тяжело дышал, – я не хотел.

– Пред тобою «Врата удовольствия».

– Врата удовольствия? – Голос у него охрип, но Лекси не заметила этого.

– Это слова Франчески... Знаешь, так странно. – Лекси касалась себя механической рукой, доводя Спенсера до безумия. – Я чувствую разницу между своей кожей и тканью. Моя кожа теплая, молния холодная.

Ты должен радоваться, твердил себе молодой человек, сенсорные датчики работают. Иди, посмотри на показатели, запиши, что она говорит.

Вместо этого он, уже совершенно утратив профессиональное хладнокровие, как завороженный смотрел на ее пальцы.

Лекси дотронулась до руки Спенсера.

– Что-то жужжит, слышишь?

– Да.

– Рука?

– Хватит о ней. – Он коснулся ее щеки и шеи. – Я сейчас ни о чем, кроме тебя, думать не могу.

Он не смог бы удержаться от поцелуя за все золото мира.

Ничего хорошего это не предвещало.

Спенсер заставил себя прервать поцелуй.

– Тебе повезло, что ты не прикрепил электрод к моему сердцу, иначе аппаратура не выдержала бы, – задыхаясь, сказала девушка.

Он улыбнулся и прижался к ее лбу своим.

– Хочу, чтобы ты знала: я пришел сюда только ради эксперимента.

– Вот и займемся им.

Лекси прикоснулась механической рукой к его лицу и закрыла глаза.

– Я чувствую твою кожу и щетину на щеках. Тепло твоих...

– Ты что, не понимаешь, что ты делаешь со мной? Я не могу...

– И не надо.

Она стремительно наклонилась и прильнула к его губам. У Спенсера закружилась голова.

– Ты уверена?

– Более чем.

Молодой человек поцеловал ее ладонь, затем один из пальцев механической руки. Он почувствовал, как ему обожгло губы, и вздрогнул.

– Меня, кажется, ударило током. Лекси придвинулась ближе.

– Давай поцелую – и все пройдет. Спенсер обнял ее, коснулся ее губ, но, тут же отстранился.

– Ничего не чувствую.

Девушка засмеялась.

– Пока ты приходишь в себя от удара током, я проведу собственный эксперимент. – Она медленно расстегнула пуговицы его рубашки.

После этого Спенсер уж точно потерял рассудок. Слушая, как Лекси описывает свои ощущения, он исследовал ее кожаный бюстгальтер. Несколько мгновений спустя, обольстительно улыбаясь, она сказала: – А теперь решающее испытание. – И расстегнула молнию на его джинсах.

Спенсер выдохнул и уже хотел предложить перебраться на кровать, диван или хотя бы на пол, когда Лекси сконфуженно пролепетала:

– Кажется, сломала.

– Что? – удивился он, не понимая, о чем она говорит.

– Руку. Пальцы не двигаются, ничего не чувствую.

– Зато я чувствую. – Он откинул голову назад.

– И тебе это нравится?

– Еще как!

Лекси опустила руку ниже. Спенсер почувствовал себя на верху блаженства, но через мгновенье ему пришлось вернуться на землю – запахло паленым. Нет, только не это, подумал он.

– Что-то случилось, посмотри!

Девушка пыталась снять механическую руку, но безуспешно.

– Не получается.

– Подожди! – Спенсер бросился к розетке и выдернул вилку.

– Что я сделала не так? – взволнованно спрашивала Лекси.

Он скривился.

– Теперь можешь снять?

– Думаю, да.

– Отличный получился эксперимент, ничего не скажешь!

Сняв механическую руку, не на шутку встревоженная Лекси, отвезла Спенсера в отделение «Скорой помощи».

17
{"b":"18491","o":1}