ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Три царицы под окном
Секрет индийского медиума
Мальчик из джунглей
Душа в наследство
Крушение пирса (сборник)
Черный человек
Terra Incognita: Затонувший мир. Выжженный мир. Хрустальный мир (сборник)
Посею нежность – взойдет любовь
Его кровавый проект
A
A

«Боже, до чего умен!» Хейли увидела ошеломленные лица матери и сестер и изобразила на своем лице огорчение.

Первой очнулась Лола:

– Об этом не может быть и речи…

– Мама, позволь нам обсудить это со Слоуном наедине, – оборвала мать Хейли и заговорщически подмигнула ей: мол, все будет в порядке.

«А в актерстве есть что-то забавное».

Глава 74

«Ничего забавного в нем нет!»

– Неужели вы хотите, чтобы мы надели это? Хейли с Джастином были в том самом магазине белья, который она уже посетила с матерью, покупая «радугу любви». Поскольку это был канун Валентинова дня, в магазине толпились покупатели – в основном мужчины, – опустошавшие полки с красно-белым бельем.

Абсолютно все, начиная от сестер Хейли и кончая менеджером, считали, что, позируя перед спальным гарнитуром, пожертвованным в дар мебельным магазином, Хейли должна надеть верх, а Джастин – низ мужской пижамы.

– Ну же! Соглашайтесь! Это будет забавно, уговаривала редактор буклета.

Джастин никак не реагировал, поэтому Хейли устремила вопрошающий взгляд на Лолу. Сестры были заняты тем, что пополняли свой запас «радуги любви», – Хейли отметила, что обе они купили черное.

– Шелковые пижамы выглядят скромнее, заявила Лола.

– Вам придется лечь на кровать, – добавила миссис Педерсон.

– Я не возражаю, – сказал Джастин.

– Возражаешь, – поправила его Хейли. «Вот и рассчитывай на его помощь», – подумала она.

– Нет, – сказал он, приложив к ней полупрозрачный верх, и расплылся в улыбке.

– Значит, решено, – провозгласила миссис Педерсон.

Как только Хейли вышла из раздевалки, Джастин понял, что он заплатит – и дорого за то, что дразнил ее.

Откинув волосы, Хейли шла к нему босиком, в куртке красной шелковой пижамы. Она закатала слишком длинные рукава и все время подтягивала плечи, сползавшие то с одной, то с другой стороны.

Она выглядела… забавно, а когда сползало плечо – так просто сексуально. Росс был прав привлекательная, но опасная.

Все мужчины таращились на нее, а она этого не замечала. Фотограф чуть не уронил камеру.

«Иди же скорей сюда, Хейли», – подумал Джастин.

Колышущийся край пижамы едва доходил ей до бедер. Он уже и раньше замечал, что у нее красивые ноги, но чтобы такие потрясающие!

А у Хейли дрожали колени.

«Господи, сделай так, чтобы я не споткнулась!»

Все женщины, которые толпились вокруг, глазея на съемку, пялились на Джастина – то есть Слоуна. И все они завидовали Хейли.

Фотограф установил камеру для крупного плана. Джастин, казалось, не замечал, какое впечатление производят его мускулистая фигура, широкие плечи и плоский живот.

Хейли вдруг обуяла ревность ко всем этим незнакомым женщинам, которым Джастин намеревался назначать свидания. Почему он с ней не хочет встречаться? Да ведь он не хочет встречаться только с одной, ему подавай сразу всех – вот почему. Он будет крутить со всеми, а ей придется ждать – так, что ли? Нет, до этого она не унизится!

У Хейли оставался еще один день, чтобы заставить его пожалеть о своих намерениях. Может быть, что-нибудь и получится. Его голубые глаза следят сейчас за каждым ее движением.

Если бы еще знать, о чем он при этом думает!

«На ней, конечно, надето белье. Вопрос в том, какое? Кружевное, мини, прозрачное? Белье с красными сердечками на интересных местах? Или еще какое-нибудь?»

Ему не хотелось думать о белье, особенно о том, какое было на Хейли. Но это все же лучше, чем думать о том, как она будет лежать рядом на постели уже через несколько секунд.

– Где поднос с завтраком? – спросила редакторша, заглянув в сценарий и обращаясь к менеджеру, не спускавшему глаз с Хейли.

А та подошла к Джастину, улыбнулась и заправила волосы за уши. Она заметно нервничала. Джастин обнял ее за талию и привлек к себе, успокаивая. Белье на ней было. Но не много.

Рука, обнимавшая ее за талию, горела. Он опустил ее ниже, потом снова поднял выше.

«Дыши ровно, – приказала себе Хейли. – Постарайся, чтобы это выглядело естественно».

«Какое, к черту, естественно? Разве естественно стоять полуголой в витрине мебельного магазина, при том, что на тебя смотрят мать и сестры и вся съемочная группа, да еще толпа зевак? Не говоря уже о потрясающем мужчине с обнаженным торсом, который обнимает тебя за талию. Что, кстати, тоже не очень естественно».

– Так, вы двое, ложитесь в постель. Сейчас вам принесут поднос с завтраком.

Джастин откинул покрывало. Хейли отодвинула гору подушек и пробралась на дальнюю сторону.

Джастин лег рядом, оставив между ними пространство в целый континент.

– Да вы что? Придвиньтесь друг к другу! Оба одновременно подвинулись и столкнулись, чуть не запутавшись в шелковых простынях.

– Замечательно! Посмотрим, достаточен ли по размеру поднос. – Редакторша держала поднос с пустыми тарелками и бутафорскими круассанами. – Вы не могли бы подвинуться еще ближе?

Предполагалось, что они – два любящих друг друга человека, которые долгое время были в разлуке и которые должны были пожениться через двадцать четыре часа. Они должны вести себя так, словно не могут оторваться друг от друга, а не так, будто только что познакомились.

Хейли подвинулась и почувствовала, как Джастин прижался к ней бедром. Чтобы заставить Лолу и сестер поверить, что она счастлива, ей следует притвориться, будто близость доставляет ей удовольствие, разве не так? Ей и притворяться не надо, вот в чем загвоздка!

– Вот так хорошо, – удовлетворенно сказала редакторша.

– По-моему, им тесновато, – высказался фотограф. – Ну, да ладно. Только не загораживайте ему грудь подносом.

– Так пойдет? – Джастин улыбнулся фотографу, одновременно одной рукой обнимая Хейли за плечи. – Как вам это?

– Отлично, – откликнулся фотограф с завистливой улыбкой.

«Не просто отлично. Это фантастика!» Хейли придвинулась ближе к Джастину и положила руку ему на плечо.

«А вот это уже ни с чем не сравнимо». Хейли вдохнула знакомый запах – вчера в отеле у них было одинаковое мыло. Правда, на теле Джастина оно пахло немного иначе.

Осветитель включил софиты, а менеджер стал спешно поправлять покрывало и подушки вокруг Хейли и Джастина.

– Дорогая, не могли бы вы чуть-чуть наклонить голову, чтобы была видна резьба на изголовье? – попросил он.

Никаких проблем.

Под покрывалом было жарко, да еще от софитов шло тепло. Тело Джастина заблестело от пота. Хейли легонько подула ему на грудь, и Джастин вздрогнул, а бедро, касавшееся ноги Хейли, напряглось.

– Это еще зачем? – спросил он.

– Мне показалось, что вам жарко.

– Конечно, жарко, а от вашего дутья становится еще жарче.

– Дж… Слоун, вы хотите сказать, что рядом со мной вам становится жарко? – Она взглянула на него, не поднимая головы, чувствуя щекой его кожу.

Он неуверенно посмотрел на нее, и в этот момент фотокамера щелкнула.

– Хейли, дорогая, а теперь покорми Слоуна круассаном.

– Да он пластмассовый! – возмутился Джастин.

– Я и не говорю, что вы должны его съесть. – Редакторша рассмеялась, словно Джастин сказал нечто сверхостроумное. – Вы просто должны сделать вид.

– А мы разве просто делаем вид? – Он украдкой взглянул на Хейли.

– Конечно, – радостно ответила Хейли, потому что именно это он хотел услышать. Сев в постели, она взяла круассан и поднесла его ко рту Джастина. – Почему бы и нет?

Глава 5

Джастин стоял перед зеркалом в примерочной пункта проката и смотрел на свое немного старомодное – он был в сюртуке – отражение. Съемки эпизода в витрине мебельного магазина вывели его из равновесия. Ему не скоро удастся забыть ощущение тепла от прикосновения мягкого бедра Хейли. Душевный покой он, может быть, и обретет, а вот тело не очень-то заставишь это позабыть.

Откровенно говоря, он думал, что и Хейли чувствует то же, что и он.

Все началось с импульсивного жеста – желания помочь Россу, а превратилось в серьезную угрозу для его перспективного плана. Этой угрозой, если уточнить, была Хейли. Чем больше он с ней общался, тем яснее становилось, что завтра ему будет еще труднее, чем сегодня, расстаться с ней. А если и завтра он не сделает над собой усилие и не уйдет, может случиться так, что он вообще с ней не расстанется.

12
{"b":"18492","o":1}