ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Голос Джиллиан ласкал его почти как ее прикосновение, однако его ощущения были гораздо сложнее, чем плотское влечение. Ноубл держал перед собой письмо, но не видел его: он думал о луче света в своем сердце, и этим светом была Джиллиан. Каким-то способом ей удалось найти дорогу к сокровенным тайнам его души, и теперь она светила там, как маяк. Ноубл со страхом ждал, что вот-вот мрак, который обычно обволакивал его душу, поглотит этот свет, но мрак непостижимым образом оказался загнанным в самый дальний угол. И Ноубл, блаженствуя в сиянии света, впервые почувствовал себя так, словно жизнь что-то обещает ему, как будто есть какой-то смысл в его существовании.

– Боже, как вкусно!

– Хочешь еще что-нибудь, дорогая? – Ноубл вздохнул, не в состоянии больше терпеть эту пытку.

– Нет, Ноубл, ничего. Спасибо.

Оторвавшись от книжки, которую она читала, Джиллиан взяла еще одну ягоду клубники, а затем, держа ее у губ, снова углубилась в чтение. Глядя на жену, Ноубл затаил дыхание и замер. Джиллиан медленно разжала губы, держа клубнику у самого своего восхитительного рта, и кончиком языка облизала круглый бочок спелой ягоды. От этого Ноубл напрягся, как стальная пружина; он с трудом перевел дыхание и постарался отвлечься от эротической картины того, как его жена поедает клубнику, сосредоточившись на более важном вопросе: кто угрожал ей физической расправой? Он взглянул на письмо, но слова плыли у него перед глазами. Он мог думать только о том, что сейчас делает Джиллиан: высасывает сок или вонзает свои белые зубки в сочную мякоть? Втягивает круглую, спелую ягоду в мелких семечках в соблазнительно сладкий и горячий рот или слизывает сок с мягких, теплых губ? Ноубл не вытерпел и взглянул на Джиллиан. Она ела клубнику и вертела зеленый хвостик в тонких длинных светло-голубых пальцах.

– Хочешь еще клубники, дорогая? – спросил он, неожиданно охрипнув.

– Нет, спасибо. – Она заглянула в вазу, которую он держал перед ней. – Но я ужасно люблю клубнику. Что ж, пожалуй, можно еще пару ягод.

Ноубл проворно повернул вазу так, что ей под руку попалась самая большая клубника, настоящий гигант, состоявший из двух сросшихся вместе ягод. Маленький розовый язычок Джиллиан выскользнул наружу и лизнул бок гигантской клубники, и в этот момент тело Ноубла напряглось до такой степени, что он испугался, как бы не окаменеть.

– М-м, – довольно ворковала Джиллиан, закрыв глаза в предвкушении блаженства, которое сулила ей громадная ягода.

Когда одна половинка ягоды исчезла в горячей влажной шелковистой пещере рта и Джиллиан стала высасывать сок, Ноубл подумал, что сейчас лишится чувств. Он беспокойно заерзал на стуле, осознавая только головокружительное, непреодолимое желание бросить Джиллиан на стол и, овладев ею, не отрываться от нее долгое время, скажем, неделю или две, а может, и еще дольше.

Ноубл не мог отвести глаз от тонкой струйки красного сока, стекавшей с пухлых, розовых губ Джиллиан по подбородку, и непроизвольно проглотил слюну.

– Что с тобой? – Она потянулась за льняной салфеткой.

– Позволь мне, – прохрипел он. Неуклюже поднявшись со стула, Ноубл бросил быстрый взгляд на собственную салфетку, прикидывая, сколько сил ему понадобится, чтобы разжать непослушные пальцы, и склонился к Джиллиан. – У тебя здесь сок. – Его голос скрипел, как ржавое железо. – Позволь, я вытру его.

Держа в губах аппетитную ягоду, Джиллиан слегка повернула голову, и Ноубл, вдохнув в себя запах жены, смешанный с ароматом клубники, коснулся языком ее кожи. Проследовав к началу дорожки, которую проложил сок, его язык замер, и Ноубл заглянул в бездонные глаза Джиллиан. Ее губы раскрылись, язык наполовину втянул клубнику в волшебную темноту рта, и Ноублу показалось, что он умрет, если не отведает этой ягоды. Он взялся за спинку стула обеими руками, так что Джиллиан пришлось откинуть голову назад, и завладел ее ртом и ягодой. Граф подался к Джиллиан, испытывая потребность впитать ее в себя, слиться с ней, с теплом, которое она излучала. Ему было необходимо это тепло, чтобы не погас свет, ярко горевший у него внутри, необходимо немедленно, сейчас же!

– Вот копченая селедка, милорд, которую вы хотели… Эй, ребята, унесите ее. Его милости больше не нужна селедка.

Резко отстранившись от жены, Ноубл успел заметить наглую ухмылку на лице Крауча, прежде чем тот закрыл дверь, и почувствовал себя так, словно его окатили ушатом ледяной воды. Взглянув вниз на Джиллиан и на свои побелевшие пальцы, сжимавшие спинку стула, он постарался проглотить слюну и не смог.

– Вкусно, правда? – хрипло спросила Джиллиан и забрала у него из зубов остаток клубники. Она тоже едва дышала, а ее глаза были затуманены страстью.

– Что ты так увлеченно читаешь? – поинтересовался Ноубл несколько минут спустя, когда ему удалось обуздать желания своего тела.

– Это совершенно захватывающая вещь, я купила ее сегодня, когда гуляла на площади с Пиддлом и Эрпом. Она называется «Божественное исцеление органов» и объясняет, как можно с помощью благовонных аравийских масел и ароматических эссенций восстановить бодрость и здоровье у того, кто страдает от дурного настроения.

Ноубл предусмотрительно отвел взгляд в сторону, когда она протянула руку еще за одной ягодой, и спросил, не заболела ли она.

– Не я, а ты. – Этот ответ заставил Ноубла посмотреть на жену. – Я же не слепая и заметила, что ночью ты почти не спал. И сегодня утром, когда я спросила, почему у тебя такой угрюмый и недовольный вид, ты ответил, что у тебя болит голова. Налицо все признаки того, что твой организм нуждается в лечении.

Ноубл мысленно вернулся к бессонной ночи, когда добровольно обрек себя на мучительную борьбу с желанием, чтобы доказать жене, что он не похотливое животное, стремящееся удовлетворить свои потребности, и способен понять ее желание отдохнуть.

– Уверяю вас, мадам, со мной все в порядке, – солгал он, признавшись себе, что на самом деле он и впрямь похотливое животное, что хочет ее, что не может без нее, что должен обладать ею, и немедленно. – Мой организм не нуждается в излечении ни в божественном, ни в каком-либо ином. Однако мне кажется, мы не закончили разговор о необходимости организации и упорядочения вашей жизни.

– Это опять будут нотации наподобие тех, что звучали прошлым вечером? – удивилась Джиллиан.

– Да. Вчера ты устала, и я решил отложить разговор на сегодня.

– Отлично, Ноубл, – вздохнув, Джиллиан откинулась на спинку стула и покорно положила руки на колени, – если это доставит мне удовольствие, можешь начинать.

– Итак…

– Разумеется, для меня новость, что моя жизнь неорганизованна и беспорядочна.

– Поверь, дорогая, это так. А что до событий вчерашнего вечера…

– Деятельная, возможно, или полная тех чудесных маленьких неожиданностей, которые жизнь всегда готова нам преподнести, – да, с этим я могу согласиться. Но – неорганизованная и беспорядочная?

Не обращая внимания на возражения, Ноубл почти четверть часа объяснял жене, насколько важен порядок в жизни человека. Широкими шагами он расхаживал взад-вперед по комнате, жестикулируя в особо красноречивых местах. Ноублу было приятно видеть, что он полностью завладел ее вниманием, – Джиллиан не спускала с него глаз.

– Вот так, дорогая, – закончил он и взглянул на карманные часы. – Сейчас у меня назначена встреча, но, прежде чем уйти, мне хотелось бы услышать о твоих планах на сегодня.

– Что? – отсутствующе переспросила она, продолжая пристально смотреть на мужа.

– Каковы ваши планы, мадам?

– Ноубл, ты никогда не думал о более ярких цветах в одежде? Например, о ярком жилете? Нет, ты изумительно элегантен в черном, но я подумала, что иногда ты мог бы надевать что-то цветное.

– Что общего между моей манерой одеваться и твоими планами на сегодня?

– Я спросила просто так. Не думай над этим, это не имеет значения. Мои планы на сегодня… должна прийти Шарлотта обсудить некоторые идеи относительно гостиной, которую ты разрешил мне заново отделать. И мы собираемся нанести визит… знакомым. А потом я хотела повести Ника в Риджентс-парк посмотреть на зверей. Не хочешь пойти с нами?

32
{"b":"18493","o":1}