ЛитМир - Электронная Библиотека

– Наш разговор еще не закончен, Эллегра, – мягко заметил Кристиан.

– Элли, я вынуждена пожаловаться: нам с мистером Вугамсом не нравится такой способ перемещения. – Эсме расправляла свой халат, а кот сидел у нее в ногах и вылизывал переднюю лапу. – Попрошу впредь не носить нас в кармане пальто. Я чуть не задохнулась. Снова добрый вечер, Кристиан. Как же приятно видеть настоящего джентльмена!

Я закатила глаза и прошествовала в ванную, чтобы смыть накопившееся раздражение под душем. К стыду своему, должна сказать, что этому раздражению немало способствовали переживания эротического плана. Я громко хлопнула дверью.

Вскоре в ванную вплыла Эсме. Я сосредоточенно намыливала волосы и не обращала на нее ни малейшего внимания. Через двадцать минут я вышла из запотевшей ванной комнаты.

– Я хотела тебя раньше спросить, только ты вел себя очень напыщенно… Как ты преодолел мое заклятие?

Кристиан скорчил физиономию мученика (я втайне возликовала), но все же довольно вежливо ответил на мой вопрос:

– Вышел через запасной ход.

Я улыбнулась: здорово, что против него заклинание сработало! Однако решила признаться: быть честной – так уж до конца.

– Заклятия хватило бы ненадолго. Я вообще с заклинаниями не очень дружу. Контактерам и медиумам они редко пригождаются; и потом, в словах всегда можно что-то напутать, поэтому я стараюсь по возможности обходиться без заклинаний. Но все равно приятно, что при необходимости я сумею ненадолго задержать взрослого Темного.

Выражение лица Кристиана стало еще более несчастным.

– Хорошо, я согласна пойти на обед. А ты оставайся здесь, Эсме, и если в комнату нагрянет горничная, не показывайся.

– Милочка, а почему бы вам не взять нас…

– По-моему, за сегодняшний день ты получила достаточно впечатлений, – мягко, но твердо оборвала я ее и обернулась к Кристиану. – В какой ресторан ты меня поведешь?

Он вскинул брови.

– Я? Поведу тебя? Неужели ты считаешь меня деспотичным надменным самцом, способным заплатить за ужин независимой дамы, презирающей подобное покровительственное отношение?

Я накинула пальто.

– У тебя наверняка в подвалах замка пылится куча денег, а я живу скромно, сама зарабатываю свою копеечку. Думаю, ничего страшного, если разок снизойду до того, чтобы позволить мужчине оплатить мой ужин. – Я распахнула дверь и оглянулась. – Если, конечно, ты очень попросишь.

– Знаешь, – задумчиво ответил он, перешагнув порог, – мы ведем почти что цивилизованный разговор. Стало быть, с тобой еще не все потеряно.

Я хлопнула его по плечу и, после некоторых раздумий, взяла предложенную мне руку. Пальцы наши сплелись, и я улыбнулась про себя. Как знать, может, кое с кем тоже не все потеряно?.. М-м-м… Какая интересная мысль!

Глава 7

Наше официально не объявленное перемирие длилось весь ужин, во время которого я словно завороженная наблюдала, как Кристиан справляется с едой.

– Как тебе это удается? – поинтересовалась я, подняв на него взгляд и увидев, что кусочек креветки снова исчез.

Он улыбнулся.

– Ловкость рук, только и всего.

– А-а-а… И что, ты никогда не ел по-человечески?

– То есть ел ли я когда-нибудь обыкновенную пищу? Нет.

Я размышляла над этим с минуту, разжевывая цыпленка, зажаренного в лимонном соке.

– А как ты стал, – я огляделась, – тем, кто ты есть? Ты что, родился таким? Или тебя укусили?

Он поглаживал длинными пальцами ободок бокала.

– Существует два типа Темных: некоторые такими рождаются; а некоторые такими становятся, не без чужой помощи. Я отношусь к первой категории.

– Правда? Хочешь сказать, твои предки тоже были вампирами?

Он кивнул.

– Все мальчики, рожденные от не искупившего свои грехи Темного, подобны отцу.

Что-то тут не клеилось.

– Минутку! Ты же говорил, что, когда вы встречаете Возлюбленную, она спасает вашу душу и дарит искупление, верно? Откуда у не получившего искупление Темного возьмутся дети?

– Оттуда же, что и у всех, – усмехнулся Кристиан. – Многие из нас так и не находят своей Возлюбленной, но это отнюдь не означает, что мы не можем искать утешения со смертными женщинами.

– А-а-а, – протянула я и, не удержавшись, спросила: – И что, тебе тоже приходилось искать утешения?

Он обдал меня огненным взглядом: от такого взора закипел бы суп.

– Ты это спрашиваешь для повышения общей эрудиции или с какой-то иной целью?

Я попыталась утихомирить свое тело, которое при звуках бархатистого голоса Кристиана загорелось страстью. Его томные глаза сводили меня с ума. Взять себя в руки было нелегко, но в конечном итоге мне это все же удалось. Усилием воли я поборола желание стиснуть Кристиана в объятиях и зацеловать до смерти. Только овладев собой, я осмелилась поднять на него взгляд.

– Скажем так: из праздного любопытства.

Его глаза потемнели до цвета грецкого ореха.

– Зачем ты это делаешь?

Я недоуменно захлопала ресницами.

– Что?

– Борешься с чувствами, которые ко мне испытываешь. Я ощущаю то же самое, но не сопротивляюсь, ибо это бессмысленно. Влечение неподвластно контролю: либо оно есть, либо его нет. Ты закрываешь глаза на страсть, сжигающую тебя, но я, даже когда нахожусь далеко, чувствую твое влечение. Неужели я так страшен, что тебя бросает в дрожь при одной мысли о физической близости со мной?

– Нисколько ты не страшен, – ответила я шепотом, чтобы никто случайно не подслушал. – И я вовсе не пылаю к тебе страстью.

Он рассмеялся. От этого бархатистого, соблазнительного смеха у меня по коже мурашки забегали.

– Maly v?le?n?k, вот ты кто.

– Ничего подобного! Хотя мне часто говорили, что мне недостает тепла, столь необходимого в супружеских отношениях. Как-то раз даже заявили, что я «холодна как рыба». Кстати, как ты меня только что назвал?

Он пропустил мой вопрос мимо ушей.

– Кто это тебе заявил, бывший муж?

Я заерзала на стуле: интересно, чувствует ли он, какая внутренняя борьба идет сейчас в моей душе? Но я полностью контролирую свое сознание, проникнуть туда не под силу даже Кристиану…

– Да, вообще-то… Но это правда, тут уж ничего не попишешь. Я не девственница и не монашка, Кристиан. Мне тридцать один год. Я спала с мужчинами и знаю, что мне недостает страстности. Я никогда не была в восторге от секса, и, судя по разочарованным лицам моих партнеров, их опыт со мной тоже был не из приятных. Так что если ты хотел меня соблазнить, знай: овчинка не стоит выделки. Я не та, в чьих объятиях можно найти утешение.

– Да неужто? Давай-ка проверим твою теорию. – Он протянул мне руку. – Иди сюда.

Я с ужасом уставилась на его руку, будто это была паучья лапа.

– Что?

– Иди сюда. Сядь рядом со мной.

Я огляделась. Мы выбрали столик в довольно уединенном уголке ресторана, но все равно нас могли заметить.

– Ты что! Все будут смотреть!

Он вскинул темную бровь.

– Разве эта мысль тебя не возбуждает?

Я нахмурилась.

– Ни в малейшей степени.

Кристиан вздохнул:

– Видно, многому тебя придется еще учить. Иди сюда, Эллегра. Сядь рядом со мной. Докажи, что ты не холодна как рыба.

– Ага, как же. Нашел дурочку. Проходили мы это – действие от противного… – Я раздраженно закатила глаза.

– Значит, страх передо мной мешает тебе доказать, что ты тоже можешь быть страстной?

– Делать мне нечего – тебя бояться, – ответила я. – И не собираюсь я ничего доказывать.

Он всем своим видом выражал торжество: типа он прав, а я просто струсила.

– Ну ладно. – Я отбросила салфетку и встала. Несколько шагов – и я плюхнулась к нему на колени, стараясь не замечать удивленных взглядов окружающих. – Если так хочешь, докажу, что я бесчувственная ледышка. Готовься: тебе предстоит смертельная скука.

Я положила руки ему на плечи и припала к его рту, нарочно прижавшись губами к его зубам. Минуту он терпел, затем нежно взял мою голову в ладони и наклонил ее под другим углом.

22
{"b":"18494","o":1}