ЛитМир - Электронная Библиотека

– Значит, ты считаешь, что Гарда и Эдуардо держат Себастьяна в плену, и хочешь, чтобы я с ними подружилась и все разузнала? С чего ты взял, что я захочу тебе помочь?

Его взгляд светился такой нежностью, что я растаяла.

– Других источников у меня нет. Я надеялся, что твое любопытство и доброта возьмут верх и ты согласишься помочь тому, кто сам себя спасти не в состоянии.

Я вскинула подбородок.

– Ах, как это контрастирует с твоими прежними заявлениями! Помнишь, ты утверждал, что я чересчур независима, строптива и неуверенна в себе? Скажи, почему я должна тебе помогать?

Он смотрел мне прямо в глаза.

– Потому что я смиренно прошу тебя помочь отыскать моего друга.

В голосе Кристиана звучало столько искренности и надежды, что я сразу размякла, но тут же взяла себя в руки и постаралась собраться с мыслями. Помогать Кристиану не входило в мои планы. Я приехала в Лондон всего на три недели, пять дней из которых уже прошли. Если я свяжусь с трестом, мне будет просто некогда вызывать духов. Но с другой стороны, тогда я смогу представить в УПРА неплохой исследовательский труд… Может, начальство сжалится и не станет меня рассчитывать? Я покосилась на Кристиана и, подавив вздох, признала истину: я соглашаюсь на просьбу Темного не ради работы и даже не ради его беспомощного друга, а лишь ради его самого.

– Хорошо, я тебе помогу, но сначала выслушай мои условия.

Он закатил глаза.

– Так я и знал!

Я усмехнулась.

– А ты сообразительный парень, хоть и корчишь из себя мачо. Условие номер один: полегче на поворотах. Не дави на меня. Я не выполняю приказов, я лишь снисхожу до просьб.

Он снова скорчил мученическую мину и процедил сквозь зубы:

– То, о чем ты просишь, будет нелегко, но я постараюсь перебороть в себе привычку выражать желания в форме приказов. Этого довольно?

– Едва ли, но для начала сойдет. Условие номер два: больше никаких подколов по поводу моей одежды.

– Договорились.

– Условие номер три…

– Сколько же их всего? – пробормотал он.

– Это последнее. Итак, условие номер три: не влезай больше в мое подсознание.

Он изобразил удивление.

– Не притворяйся: я все время чувствую, как ты скользишь по краю моих мыслей. И улыбаешься, когда я думаю, что ты… – Я запнулась. На его губах снова заиграла широкая улыбка. – Я умею выстраивать прекрасные защитные барьеры. Не иначе, как ты используешь какие-то тайные вулканические приемы.

– Не вулканические, а моравские.

– Ага! Сознался-таки!

– Ни в чем я не сознался. Если между нами и существует телепатическая связь, основанная на взаимной симпатии, я здесь ни при чем.

Я бросила на него подозрительный взгляд. Он смотрел мне прямо в глаза. Судя по всему, он не врет: я всегда чувствую, когда человек говорит неправду.

– Ну ладно, – проворчала я. – Но уж постарайся не вторгаться в мои мысли без приглашения!

Он снова начал поглаживать пальцем мою кисть. Трое человек спустились на сцену, но, судя по их одинаковым черным футболкам, все они были «КОГТЯМИ».

– И еще, объясни мне, пожалуйста: зачем людям, желающим научно доказать существование привидений, держать в плену вампира? Это же ни в какие рамки не лезет.

– Ты исходишь из сказанного Гардой. Но я уверен, что на самом деле трест преследует куда более зловещие цели.

– Правда? Какие же? – полюбопытствовала я.

– Эллегра Телфорд, вас выбрали. Будьте любезны, пройдите на сцену. Стив Рикс, вы тоже в числе избранников, пожалуйста, пройдите на сцену. Арундел Роджет, вас тоже просим на сцену…

Я недослушала список счастливчиков: к Кристиану подбежала девушка в мини-юбке, чтобы выслушать заслуженную похвалу и проводить меня на подмостки. На секунду мне показалось, что она попросит погладить ее по головке, но я тут же устыдилась своих мыслей – порой моя язвительность переходит всякие границы. В качестве компенсации я тайком прочитала над девушкой заклинание, оберегающее от дурного глаза.

Кристиан привстал, чтобы я могла пройти, и стиснул мне руку. Его рукопожатие придало мне сил. Даже не верится, что этот человек нуждается в помощи. Тепло его руки подарило мне уверенность в себе.

Стараясь не обольщаться чувством защищенности, рожденным его прикосновением, я последовала за мини-юбкой на сцену. Там мне вручили цветной мелок.

– Спасибо, у меня свой есть, – отказалась я и вытащила из сумочки мел с примесью «праха мертвеца». Я повсюду таскала его с собой, с тех самых пор, как ступила в этот старинный город, богатый историческими памятниками и еще более историческими привидениями.

Мне указали на стул. Я направилась к нему через сцену и тут почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Я оглянулась: с меня не спускала глаз Гарда, беседовавшая с одной из своих верных прислужниц. Я растянула рот в улыбке и уселась. Слева от меня сидел низенький плешивый коротышка, с которого ручьями тек пот – от волнения, наверно; а справа – нагловатого вида девица с целой шапкой густых светлых кудрей.

– Я – Дайан, – представилась она.

Мы пожали друг другу руки, я назвала свое имя и обернулась к мужчине справа.

– Питер Дануич.

Рука у него была влажной и липкой, но мне удалось незаметно вытереть ладонь о штаны. Я очень надеялась, что Гарда не будет заставлять нас держаться за руки: не сильно-то хотелось снова прикасаться к ладони Питера.

К нам присоединились Гарда и высокий смуглый мужчина – она представила его как Эдуардо. В театре погасили свет, включенным остался только один прожектор, направленный на нас.

– Представление начинается, – пробормотала я, затем набрала в легкие побольше воздуха, попыталась расслабиться и подготовиться к ритуалу вызова духа.

Глава 8

Гарда не спеша оглядела всех собравшихся за столом. Слава богу, что на мне были темные очки: иначе мне нипочем бы не удалось сохранить безмятежное и самоуверенное выражение лица.

Наконец Гарда сложила рупором руки и обратилась к добровольцам. Ее голос усиливал один из шести микрофончиков, расставленных по столу. Защелкали вспышки фотоаппаратов. Три женщины и мужчина в футболках с надписью «КОГОТЬ» навели на нас переносные видеокамеры.

– Как вы, вероятно, догадываетесь, это здание было выбрано нами не случайно. Здесь наблюдается необычайно высокая активность потусторонних сил. В театре обитает по меньшей мере шесть призраков. Троих мы уже вызвали. Осталось еще трое. Обычно мы начинаем сеанс следующим образом: беремся за руки и, объединив усилия, просим явиться любого духа из тех, кто населяет эту постройку. Но поскольку сегодня среди нас присутствуют два опытных медиума, я предлагаю поработать самостоятельно. Сначала обратимся к духам с просьбой, чтобы их умилостивить. Пожалуйста, положите руки ладонями на стол так, чтобы ваши пальцы соприкасались с пальцами соседей. Начнем.

Я всегда считала, что с привидениями не стоит цацкаться. Обращаться к ним с мольбой просто глупо. Конечно, на непосвященных это производит большое впечатление, но в остальном толку от этого ритуала никакого. Ну ладно уж. Главное, с Питером за руки браться не надо, а прикосновение к его мизинцу я как-нибудь переживу.

Я положила руки на стол, растопырив пальцы веером, чтобы они соприкасались с пальцами Питера и Дайан. Гарда начала упрашивать духов явиться, а я тем временем приоткрыла свое сознание и принялась шарить мозговыми волнами по зданию в поисках оставшихся призраков. Меня терзало смутное предчувствие, что один из них находится совсем рядом, а вот где другие – непонятно. Я сосредоточилась на призраке, но смогла лишь приблизительно вычислить его местонахождение: он ютился в маленькой гримерке за сценой.

– Поскольку Эллегра и Стив – опытные медиумы, им и начинать. А остальные пусть смотрят и учатся.

Это прозвучало как приказ. Гарда уставилась на меня, словно бросала мне вызов. Взгляд ее голубых глаз породил во мне странную антипатию, но я быстро подавила это чувство. Когда пытаешься вызвать духа, ни в коем случае нельзя испытывать негативные эмоции.

25
{"b":"18494","o":1}