ЛитМир - Электронная Библиотека

Тебе когда-нибудь давали локтем по почкам? Говорят, жутко больно. Смотри, дождешься.

Гарда состроила печальную физиономию.

– К сожалению, когда вы утратили сознание, вызванные вами призраки вернулись обратно в царство духов.

– Ой как жалко!

Кристиан незаметно ущипнул меня.

– То есть, я хочу сказать, очень жаль, что я выбрала такой неудачный момент, чтобы упасть в обморок. Я готова завтра вернуться в театр и снова попытать счастья.

– Увы, об этом не может быть и речи. Тебе нужно как следует отдохнуть, иначе ты можешь нанести непоправимый вред своему здоровью, возлюбленная моя.

Я обмерла.

Ты что, рехнулся?

Я же не сказал – «Возлюбленная с большой буквы».

Я расслабилась.

– Может, ты и прав, мой плюшевый зайка. Может, мне действительно необходима пара дней отдыха для подзарядки умственных батареек. Не сомневаюсь, что миссис Уайт будет только «за» – она ведь тоже не хочет, чтобы я лишилась дара.

Плюшевый зайка?

– Ну, разумеется! – Похоже, от Гарды не ускользнуло, что я поставила ее в зависимое положение. Нельзя сказать, чтобы ей это понравилось. Но не может же она требовать, чтобы я немедленно принималась за работу после того, как изображала такое участие! В свободные два дня нужно постараться разведать, чем именно занимается «КОГОТЬ».

Если пообещаешь никогда больше не называть меня плюшевым зайкой, я так и быть помогу тебе в твоих расследованиях.

Помогу? Так и быть?

Эта затея может оказаться опасной. Яне позволю, чтобы ты рисковала жизнью ради моего друга.

Что значит – не позволю?

Я почувствовала, как он мысленно вздохнул.

Я возьму свои слова обратно, если ты обещаешь не начинать никаких расследований без меня.

Я все обдумала и решила, что он может быть полезен.

По рукам.

Машина въехала в гараж Кристиана, который был размером с небольшой дом. Когда мы собирались на ужин, Кристиан сказал мне, что держит частного шофера только в Лондоне. И что в этом городе хронически не хватает парковочных мест. Похоже, Темным не везет с парковкой.

Кристиан помог мне выйти из машины, и мы направились по маленькой аллее к дому. Гарда следовала за нами по пятам. Я, задрав голову, разглядывала трехэтажный особняк.

Не жирно ли – иметь такой домик на одного?

Мне нужно много места. Я люблю бывать в уединении.

Не переживай, будет тебе и место, и уединение. Сейчас Гарда уйдет, а я отправлюсь в свою гостиницу…

Что ж, при необходимости можно сделать исключение из правил и потесниться.

Он приоткрыл дверь. Я покосилась на него: интересно, он имеет в виду то, что я думаю?

Он хотел подхватить меня в охапку и подняться со мной по лестнице, но я его остановила:

– Нет, сладкий мой пирожок, лучше уж я сама. Не спеша, шажок за шажком. Это пойдет мне только на пользу.

Ты, конечно, понимаешь, что такое обращение, как «сладкий пирожок» равносильно объявлению войны.

Я презрительно мысленно фыркнула – мне было интересно, получится ли это у меня сделать так, чтобы он почувствовал. Получилось.

– Как пожелаешь, о прелестный цветок лотоса. Но позволь взять тебя за руку: так будет спокойнее и мне, и миссис Уайт. Иначе мы будем волноваться: вдруг ты оступишься.

Слушай, ты никогда не задумывался о карьере политика? Ты прирожденный дипломат.

Гарда проследовала за нами в огромную залу, оформленную в изумрудном и темно-синем тонах. Почти всю комнату занимала массивная кровать с пологом. Она невольно приковывала взгляд. С минуту я смотрела на кровать и хлопала глазами: интересно, так ли она божественна на ощупь, как кажется?

Скоро сама узнаешь, – пронеслась у меня в голове мысль Кристиана.

Я проигнорировала это замечание и опустилась в кресло, обтянутое синим шелком.

– Большое спасибо, что проводили нас до дома, миссис Уайт. Теперь, когда я покинула здание театра, я чувствую себя значительно лучше. Меня ужасно интересуют исследования треста. Может, завтра встретимся, обсудим планы на будущее и мои предстоящие обязанности в вашей команде?

Улыбка Гарды не растопила ледяных кристаллов ее голубых глаз.

– Конечно же! Я буду в восторге. Позвоните по этому номеру, и моя секретарша скажет, во сколько вам явиться.

Она протянула мне визитку. Я растянула губы в улыбке. Кристиан вскинул бровь. Похоже, Гарда хотела что-то сказать, но передумала: наверно, испугалась, что мы раскусим ее притворство.

– Ну, в таком случае, я оставлю вас вдвоем. Отдыхайте.

– Не беспокойтесь, я позабочусь о том, чтобы моя тыковка провела ночь в постели, – заверил Гарду Кристиан до того сладеньким голосом, что смутился бы даже постельный полог.

Интересно, как это ты меня там удержишь? Вызовешь армейский взвод?

– Ах ты мишка мой плюшевый! – прощебетала я в ответ. Меня саму чуть не стошнило от приторности этих слов.

Гарда перевела взгляд с меня на Кристиана, затем кивнула и позволила проводить себя до двери.

Как только дверь в спальню затворилась, я вскочила с кресла и принялась расхаживать туда-сюда, заламывая руки. Я старалась не замечать чудовищных размеров постель и не думать о ее предназначении. Похоже, Кристиан хочет меня соблазнить. Я чувствовала это по нежному скольжению его мыслей, вторгавшихся в мое сознание, по прикосновениям к моему телу, по знойному взгляду. И самое страшное: после того памятного поцелуя, когда я чуть язык из его глотки не высосала, я уже не могла поклясться, что буду с ним холодна и безучастна, как с другими мужчинами. Когда рядом был Кристиан, сдавали не только защитные блоки. Все благие намерения, равно как и принятое однажды решение никогда больше не впускать в мою жизнь мужчину, буквально испарялись под палящим взором этих измученных глаз.

Проблему можно решить только следующим образом – никогда больше не оставаться с ним наедине. Если ему удастся уломать меня переночевать, я рискую попасть под его колдовские чары. Посему нужно просто избегать ситуаций, чреватых искушением.

Когда Кристиан вернулся в комнату, я беседовала с Джемом и время от времени бросала настороженные взгляды на Элис.

– Значит, ты служил официантом в харчевне? Как интересно! А тебе нравилось там работать?

– Не особо, – отрезал угрюмый подросток. – А почему у того парня в лице торчало столько железяк? Он что, из бродячего цирка?

Я улыбнулась насупленному Кристиану и снова обернулась к призраку.

– Ты имеешь в виду молодого человека в черной футболке с проколотой бровью и носом? Сегодня это модно у молодежи, особенно в среде тех, кто восстает против конформизма и общества.

Судя по всему, Джем мне не верил. Я снова улыбнулась.

– Иначе говоря, он таким образом показывает нос властям.

– Ага, – кивнул он. Его прыщавое лицо уже не казалось таким угрюмым. Похоже, он обдумывал услышанное.

Кристиан направился ко мне, грациозно, словно пантера, заметившая лакомую добычу.

Меткое сравнение, maly v?le?n?k. Ты даже сама не догадываешься насколько, – прошуршал у меня в голове его шелковистый голос.

Я оставила эти слова без внимания и обернулась к Кристиану.

– Ты случайно не говоришь по-уэльсски? Элис – особа не слишком разговорчивая и отказывается отвечать, когда я спрашиваю ее, хочет ли она получить освобождение. По-моему, сейчас она копит духовную энергию, чтобы столкнуть эту сине-белую вазочку. Она ее почему-то раздражает.

Кристиан покосился на пухленькую старушку, которая стояла, уперев руки в бока и уткнувшись носом в китайскую вазу. Затем он снова обернулся ко мне и кинул на меня такой взгляд, что у меня волосы на затылке встали дыбом.

– Нет, я не говорю по-уэльсски. Скажи, твои комплексы относительно вуайеризма распространяются на призраков?

Я отступила на шаг и поспешно кивнула.

– Да, еще как! Так что если ты думаешь то, что я думаю, пораскинь мозгами еще раз. Навряд ли ты хочешь нанести непоправимый вред моему психическому здоровью. Я непременно сойду с ума, если ты меня при них поцелуешь или… или еще что-нибудь сделаешь. Я тебя никогда не прощу.

28
{"b":"18494","o":1}