ЛитМир - Электронная Библиотека

Его молчание было красноречивее всяких слов.

Он снова вздохнул.

Беру свои слова обратно. Ты действительно повела себя, как последняя дура.

– Вы что, не видите? – Отшельница обернулась к Гарде. – Она телепатически общается с кем-то, кто находится далеко отсюда. С кем она может разговаривать?

Я выпучила глаза. Как она только догадалась, что я беседую с Кристианом? Интересно, знает ли она, кто мой собеседник? Желая защитить Кристиана, я попыталась закрыть от него сознание.

Я все понял, Эллегра. Но солнце еще не зашло, и я не могу прийти к тебе на помощь.

Я сглотнула. Я так привыкла к Кристиану, что совсем забыла – ведь он не такой, как все, и дневной свет для него смертелен!

Я пришлю подмогу.

После разговора с Кристианом я перестала чувствовать себя беспомощной жертвой. Я – сильная женщина и сумею за себя постоять! Я вскинула подбородок и посмотрела сверху вниз на Филиппу.

– В самом деле? Как интересно… – Гарда с минуту задумчиво разглядывала меня, а затем обогнула стол и подошла поближе. Я попятилась. Нас разделяло несколько футов. Гарда остановилась. Внезапно оберег, который я начертала в воздухе, проявился и заблестел золотым узором при свете серого дождливого дня.

– Ну как же, обереги! – прошипела Гарда и бросила на меня презрительный взгляд.

Филиппа обошла меня вокруг. Каждый раз, когда она приближалась к оберегу, тот загорался и снова бледнел, когда она отходила.

– Она позаботилась о защите, – констатировала Филиппа. – Ну ничего, что-нибудь придумаем.

Ой-ой-ой! Не нравится мне ее тон. Хоть бы Кристиан сообразил вызвать пожарную бригаду или полицию. Похоже, Филиппа затевает недоброе.

– Э-э-э… Знаете, пожалуй, я пойду. Обсудим все как-нибудь в другой раз. Меня уже жених заждался…

Они оставили мои слова без внимания, склонили головы и начали шептаться – так тихо, что я не могла ничего разобрать. Я незаметно попятилась к двери. Знала ведь, что Гарда наложила на нее особое заклятие, и никто без ее согласия через эту дверь не войдет и не выйдет, но попытка не пытка. Путь мне преградила, как и следовало ожидать, невидимая стена. Никто даже не обернулся в мою сторону.

– Черт побери! – огрызнулась я, отступила назад и попыталась собраться с мыслями.

Заклятие можно разрушить, если внимательно изучить его и понять, как оно было наложено. Все, кто налагает заклятия, следуют общим шаблонам, а затем придают заклинанию уникальность: там слово прибавят, здесь жест. Общая магическая канва от этого не нарушается, а вот снять такое заклятие значительно труднее: нужно время, чтобы изучить его хорошенько. Вообще-то, сила не в самом магическом ритуале, а в человеке, который его произвел. Самое главное – верить в свои силы. А кто редко накладывает заклятия, у того они выходят слабенькие и недолго держатся – как тогда с Кристианом в квартире Джой. Я редко пользуюсь заклятиями, поэтому у меня нет ни опыта, ни веры в свои способности.

Когда я пыталась протолкнуться в дверной проем, заклятие Гарды вспыхнуло серебряным светом: узор был до того сложным, что мне пришлось бы с ним несколько часов провозиться.

Эллегра!

Голос, раздавшийся у меня в голове, звучал повелительно, властно. Совсем непохоже на шелковистые интонации Кристиана.

Вопреки своей воле, я медленно обернулась. Мои четыре оберега светились золотом, но я оставила это без внимания. Моим глазам предстало следующее зрелище: Гарда и Филиппа стояли рядом, неподвижно, как статуи, и смотрели на меня пустыми глазами. Казалось, их взор обращен внутрь. Сзади них на столе сидел Эдуардо. Он запрокинул голову и смежил веки, руки его были вытянуты вперед, и он… Я охнула и хотела отшатнуться, но ноги меня не послушались. Они словно прилипли к полу. Я в ужасе взирала на эту троицу. Пальцы Эдуардо были прижаты к основанию шей обеих женщин.

Они образовали триумвират: самое мощное из известных соединений духовной энергии.

Им удалось взломать мою защиту.

Глава 12

Ты прекратишь сопротивление.

Я хотела набрать в легкие побольше воздуха, но, так как я вся скрючилась, пытаясь защититься от объединенного сознания триумвирата, глубоко вдохнуть у меня не получилось.

Ты признаешь, что мы сильнее.

Вместо одного глубокого вдоха я сделала несколько маленьких и постаралась сфокусировать внимание на чем-нибудь мелком и незначительном – на том, что не может быть использовано против меня, не может быть искажено мощным потоком сознания, проникающим в мой мозг.

Ты расскажешь нам, что сделала с привидениями.

Осколки разбитой вазы рассыпались в порошок.

Я внимательно разглядывала свои туфли. Мысы были в царапинках. Интересно, почему поцарапались мысы? Ведь с полом соприкасаются подошвы.

Маленькая блекло-зеленая подушечка на двойном кресле, стоявшем под черной гравюрой, взорвалась, разбросав повсюду кусочки поролона.

Сила триумвирата возрастала и словно щупальцами опутывала офис.

Ты скажешь нам, с кем разговаривала.

Я пнула кусочек поролона. Странно: не замечала за собой, что царапаю верхнюю часть туфель о разные предметы. А поцарапаны почему-то именно мысы.

Эллегра Телфорд!

В имени заключена сила. Меня пронзила острая боль. Я изо всех сил сопротивлялась их безмолвным приказам, зажала голову между коленями и стала молиться, чтобы поскорее подоспела помощь. Я не знала, как долго смогу противостоять такому мощному триумвирату.

С застекленной полки полетели книги. Прямо через стекло.

Никто не придет тебе на помощь. Ты должна признать свое поражение. Тебе ничего не остается, кроме как сдаться.

Я безмолвно вопила в агонии – так велика была мощь, которой мне приходилось противостоять. Это все равно что стоять перед реактивным двигателем: осколки могучей силы пронзали меня насквозь, ослабляли ум и тело. Туфли, отчаянно твердила я себе, хотя внутри все разрывалось от крика. Самое важное – это туфли. Как же называются эти маленькие пластмассовые штучки на концах шнурков?

В меня полетели книги. Триумвират даже разрозненную энергию старался направить так, чтобы ослабить меня еще больше. Невероятно! Раньше я считала, что утечками энергии управлять невозможно, но с каждым ударом понимала, как заблуждалась.

Интересно, смогу ли я выстоять?

Бесполезно. Силы твои иссякают. Ты не сможешь нам противостоять. До приезда в Англию ты была неудачницей, не способной реализовать себя. Не разрушай себя, пытаясь намсопротивляться. Этого не может никто. Мы слишком могущественны.

Минуту я внимала этой речи, звучавшей у меня в мозгу, а потом заметила, к своему ужасу, что шагаю к троице.

Нет! – заорала я и схватилась за спинку стула, пытаясь увернуться от сыпавшихся на меня книг.

Очередная утечка энергии породила маленький ураган: вокруг нас закружились листы бумаги и поролон. Время от времени они ударяли мне по лицу. Я вцепилась покрепче в стул и попыталась рассуждать здраво: если я поддамся, отвечу на их зов, мои обереги исчезнут, и я окажусь совершенно беззащитной.

Я сильная, – напомнила я себе. – Когда-то моя жизнь напоминала сущий ад, но я сумела выкарабкаться. Я смогу продержаться еще чуть-чуть, пока… – Я поспешно стерла из сознания еще не успевший сформироваться образ Кристиана. Его я им не отдам, не дождутся!

Ты расскажешь нам, от кого ждешь помощи.

Эта маленькая пластмассовая штучка на шнурке имеет какое-то название, – крикнула я в ответ. – Я знаю, что она как-то называется, вот только не могу вспомнить как!

В обоих окнах, выходивших на улицу, лопнули стекла. Я услышала звон осколков, упавших на тротуар. В комнату со свистом ворвался ветер.

Терпение наше иссякло. Довольно с нас. Ты сама навлекла на себя кару. Эллегра Телфорд, сияние жизненных сил наполняет нас.

Меня охватила паника. Я что было сил стиснула спинку стула. Это же первые слова заклятия, с помощью которого медиум заземляет дух и привязывает его к себе! Что они хотят этим сказать? Неужели этот ритуал действует и на живых тоже?

38
{"b":"18494","o":1}