ЛитМир - Электронная Библиотека

Энергия жизни привязывает тебя к нам.

У меня возникло такое чувство, будто мое тело опутано сотней веревочек, и все они медленно, точно змеи, тянутся к триумвирату. Я начала бить по невидимым веревкам, пытаясь их разрушить, в ужасе от власти, которую они имели надо мной. Но каждый раз, когда рвалась веревка, на ее месте возникала новая.

Ты пропала! – вопил мой внутренний голос. – Сдавайся, пока ты еще в своем уме!

Покуда ты не получишь освобождения, ты будешь повиноваться нам во всем.

Тяжелый том ударил меня по затылку, и в глазах у меня засверкали звездочки. Я отчаянно сопротивлялась. Только бы не потерять сознания! Я попыталась сосредоточиться на оберегах, заведомо зная, что проиграла сражение. Теперь обереги светились ярким золотом, но этот теплый свет, заполнявший комнату, впитывала в себя чернота, которую излучал триумвират. Древние символы покрылись ослепительно белыми трещинами. Я до сих пор не понимала, как они сумели поработить меня с помощью исковерканного заклятия, но мне хотелось вон, вон из этой комнаты, подальше от этой чудовищной мощи, направленной против меня. Я знала, что силы мои на исходе и я долго не продержусь.

Внезапно Эдуардо распахнул глаза – его серые радужки лучились зловещим сиянием. Я вцепилась в стул. Как только он направит на меня этот взор, все пропало. Я чувствовала, что ритуал заземления еще не закончен и что Эдуардо готовиться произнести последние слова, дабы привязать меня к триумвирату вопреки моей воле. Я совсем обессилела и не то что оживить угасающие обереги, даже переключить мысли на что-либо постороннее не могла.

Ты можешь сделать все, что пожелаешь, – утешил меня нежный тихий голос.

Кристиан!

Ага, стало быть, она общается с женихом.

Черт, они услышали!

Все в порядке, Эллегра. Ты не одна. Они не смогут причинить тебе вреда. Я этого не допущу.

Кристиан придавал мне сил, питал меня собственной энергией, необходимой, чтобы противостоять Эдуардо и ритуалу заземления, наполнял меня мощью и верой в себя, согревавшей сердце. Подзарядившись посланной им энергией, я залатала обереги. Сотни веревочек, тянувшихся от меня к триумвирату, бесследно растворились, точно их и не было.

Слово триумвирата крепко, отныне мы связаны одной нитью.

Я подготовилась к худшему, но последние слова заклятия, которые произнес Эдуардо, отразились от вновь обретших силу оберегов. Я чуть не завизжала от облегчения.

Теперь Кристиан обречен. Мы прочитали твои мысли. Мы знаем, кто он. Ты сама уготовила ему погибель.

В голосе триумвирата звучало такое самодовольство, что я рухнула на колени, а обереги снова вспыхнули золотом и покрылись белыми трещинками. При этих словах сердце мое наполнило отчаяние. Я знала, что они не лгут и что я проиграла. Сон мой оказался пророческим.

Я сама помогла ему сбыться.

Верь в себя, моя Возлюбленная. Это неправда, что ты обрекла меня на гибель. Я знаю, что в тебе – мое спасение. Ты воплощенный свет и добро, ты уничтожаешь мою темную сущность и залечиваешь мои душевные раны. Ты сама не ведаешь всей своей силы. Не слушай их. Никто лучше тебя не знает твою душу. Верь лишь себе.

Я приглушила вопли триумвирата, разрывавшие мне мозг, и сосредоточилась на словах Кристиана. Он прав: я сильная. Я многого добилась: выжила в аду, научилась вызывать призраков и превращать тьму в свет. Такая женщина не спасует перед каким-то там триумвиратом!

Я решительно поднялась на ноги и предстала лицом к лицу с моими врагами. В воздухе носились обрывки бумаги и обломки мебели, ветер завывал, словно ему передалась ярость трех человек, стоявших передо мной.

Без нас у тебя нет будущего. Если ты не вступишь в наши ряды, то будешь уничтожена. Мы погубим всех, кто тебе дорог. Наложим такое проклятие, что ты будешь страдать целую вечность.

– Ага, это мы уже проходили, – процедила я сквозь зубы. Я снова подзарядилась от Кристиана энергией, столь необходимой для сопротивления, и, поднатужившись, медленно начала восстанавливать обереги. Вдруг до меня донесся какой-то шум за дверьми офиса. Внимание триумвирата тоже обратилось на источник сумятицы. Я обхватила руками живот: нужно воспользоваться передышкой и перевести дыхание.

Кто-то громко барабанил в дверь, затем она слетела с петель. Концентрация триумвирата ослабла, и заклятие, охранявшее вход, рассыпалось на кусочки. В комнату ворвались несколько полицейских и тут же замерли, пораженные зрелищем, представшим их взору. Книги по-прежнему летали по комнате – их подхватил ураган, созданный тремя людьми, образовавшими треугольник. Двое полицейских не сумели вовремя пригнуться, и в них врезалось несколько томов; еще один страж порядка едва успел увернуться от какого-то растения в горшочке.

Вдруг через ряд темно-синих форменных костюмов просунулась рука и потащила меня из комнаты. Я подняла взгляд. Рука принадлежала здоровенному детине с блестящими желтыми глазами.

Кристиан прислал мне на подмогу Рафаэля!

– Щас меня стошнит, – простонала я. Должно быть, я имела бледный вид, потому что Рафаэль немедленно усадил меня на стул, стоявший в коридоре, и пригнул мою голову вниз так, что она очутилась между колен.

– Посиди пока здесь.

Я пробормотала, что и не думаю никуда уходить.

Возлюбленная.

Спасибо тебе, Кристиан. Спасибо за все. Я тебе так благодарна, что и сказать не могу.

Эллегра, я знаю, о чем ты думаешь. Ты не можешь защитить меня от Гарды и Эдуардо, потому что не можешь меня покинуть. Без тебя мне не прожить.

Я неохотно закрыла свое сознание от Кристиана и принялась раскачиваться взад-вперед. Сердце мое разрывалось от боли, сожаления и сознания того, что раны мои затянулись совсем недавно, а меня уже угораздило влюбиться в мужчину, которого убьют, если я его не покину.

Да, иногда жизнь подкладывает свинью.

– Спасибо, что решил отвезти меня к себе домой, – сказала я Рафаэлю, который вел машину по переполненным дождливым улицам Лондона. – Ужасно благодарна за заботу.

– Джой чуть с ума не сошла, так волновалась. Она хочет удостовериться, что с тобой не случилось ничего страшного. Кроме того, солнце еще не село, и Кристиан… – Он запнулся и как-то неопределенно махнул рукой.

Я перестала копаться в своих чувствах и взглянула на человека, который воспользовался своими связями с городским отделом полиции, чтобы меня спасти.

– Почему ты не хочешь принять Кристиана таким, какой он есть? Ведь ты знаешь его уже больше года, верно?

– Да, но… трудно привыкнуть. Неестественно как-то, вроде этих твоих… – Он снова сделал неопределенный жест.

Я улыбнулась, высунула руку из-под одеяла, в которое он меня укутал – меня бил озноб, – и погладила его по плечу.

– Знаю, это нелегко. Ты всегда думал, что прекрасно разбираешься в жизни и все у тебя под контролем; а вдруг оказывается, что параллельно с миром людей существуют всякие призраки, вампиры и оборотни.

– Оборотни? – переспросил Рафаэль. По глазам было заметно, что он струхнул. – Ты что, знакома с оборотнями?

Я не сдержала улыбки.

– Нет, не знакома. И вообще сильно сомневаюсь в их существовании.

Выражение беспокойства исчезло из его странных желтых глаз.

– Правда, раньше я в вампиров тоже не верила, зато теперь понимаю, как ошибалась: доказательств их существования более чем достаточно, – размышляла я вслух, поглаживая пальцем еле заметный след от укуса над ухом.

Рафаэль снова заволновался.

– А кто эти люди из офиса?

– Экстрасенсы. Очень мощные. Они объединились в триумвират – это такая позиция, позволяющая слить энергию трех человек воедино. Силе триумвирата практически невозможно противостоять: пирамида – очень мощная в энергетическом плане фигура. А этот триумвират вообще был необыкновенно мощным. – Я потерла лоб. – Словно…

– Словно что? – спросил Рафаэль и негромко выругался – его чуть не подрезала невесть откуда выскочившая машина.

39
{"b":"18494","o":1}