ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не надо, смиренно тебя прошу. Я не хотел бы вновь испытать такое.

Я уставилась на элегантного мужчину, стоявшего в дверях. Затем широко распахнула глаза и взглянула в окно. Был еще день.

– Кристиан, как ты тут очутился? Я же сказала, что с Элли все в порядке! – застонала Джой. Она вскочила с кресла и принялась суетливо задергивать шторы, чтобы в комнату не проник отблеск блеклого дня.

Рокси бросилась зажигать лампы.

Я снова обернулась к Кристиану.

– Ведь ты не можешь выходить на улицу днем, разве не так?

Он пожал плечами и скинул пальто и шляпу.

– Так, но все равно вышел. Думаю, мне стало легче выносить дневной свет благодаря тебе.

Я помотала головой.

– Я – не твоя Возлюбленная, Кристиан. Твоя Возлюбленная – Джой, просто она предпочитает другого.

Он оставил мой протест без внимания. Поцеловал руку Джой, чмокнул в щеку Рокси, бросившуюся ему в объятия, и подсел ко мне с собственническим видом давнего любовника. Я хотела его оттолкнуть, но он обнял меня, и я растаяла. Даже зажмурилась на секунду: как же приятно чувствовать его рядом!

Эх, ну почему жизнь такая сложная штука?

Если бы жизнь была легкой, ты бы не ценила того, что имеешь, – отозвался Кристиан.

Отстань. Я слишком устала, чтобы с тобой спорить.

– Бедняжка Элли, ей столько всего пришлось вытерпеть! Кристиан, она хочет остаться у меня на ночь. Надеюсь, ты возражать не будешь и не станешь ее переубеждать.

– Эллегра прекрасно знает, что я никогда ничего не буду ей навязывать. – У меня хватило сил, чтобы фыркнуть, но Кристиан не обратил на это никакого внимания. – Если она хочет провести здесь ночь, то так тому и быть.

Я удивленно вскинула на него глаза. Хоть бы для порядка возразил, что ли!

– Навряд ли Рафаэль обрадуется, узнав, что мы будем у вас ночевать, но, раз Эллегра на этом настаивает, ничего не поделаешь.

Я открыла рот, чтобы возразить, но тут же опять его закрыла.

По-моему, тебя никто не приглашал остаться.

Кристиан посмотрел на Джой.

– Если, конечно, твое приглашение простирается и на меня.

Джой улыбнулась ему. В ее глазах прыгали смешинки.

– Конечно же! Если хочешь быть рядом с Элли – милости просим.

– Если вы собираетесь устроить вечеринку в пижамах, то я ухожу. – Рокси поднялась и потащила подругу к двери. – Пошли, мамаша. Хватит их пестовать – дай людям поговорить.

Джой состроила раздраженную гримасу. Рокси мягко подталкивала ее к двери.

– Я их не пестую, просто стараюсь поддержать и проявить участие. Именно так поступают друзья. Тебе не мешало бы у меня поучиться.

Дверь захлопнулась, прежде чем Рокси огрызнулась в ответ. А жаль. Лучше уж слушать их перебранку, чем сидеть, прижавшись к теплому боку Кристиана. Больше всего мне сейчас хотелось уткнуться ему носом в шею и вдыхать чудесный аромат специй. Я бы дала все, лишь бы провести остаток жизни в его объятиях.

Чудесные у тебя замыслы. Мне нравится.

Тот, кто подслушивает, добра о себе не услышит, – огрызнулась я.

М-м-м… Не согласен: ведь ты считаешь меня самым сексапильным мужчиной на планете, а это неплохо.

– Я об этом сегодня почти не думала! Брысь из моего сознания!

Он начал целовать мою шею.

– Перестань. – Он припал к особой точке под моим ухом, и я задрожала от удовольствия. – Я… я все равно не передумаю. Тебе опасно продолжать со мной отношения, Кристиан. О Господи, не надо, нет… О да, еще! – Его жаркие поцелуи заставили меня позабыть о страхах и сомнениях. Он целовал меня в шею, и мне казалось, что по моим венам течет жидкий огонь. – Я… э-э-э… я приношу тебе только страдания. Ты должен понять, что у нас ничего не выйдет.

Он прервал свои поцелуи и развернул мое лицо к себе.

– Знаю, ты чувствуешь ответственность передо мной, maly v?le?n?k. Но если ты меня покинешь, то Гарде с Эдуардо будет уже некого мучить.

– Ты сгущаешь краски, – возразила я и легонько чмокнула его в губы: что ни говори, приятно слышать, что без тебя жить не могут.

Но как только наши губы соприкоснулись, во мне разгорелось адское пламя страсти. Сперва я сопротивлялась, а потом решила, что заслуживаю маленькое вознаграждение за все беды, что мне довелось испытать. Я отдала поцелую всю страсть, на какую только была способна, гладила грудь Кристиана и собранные в хвост волосы.

Мне больше нравится, когда они распущены, – упрекнула я его, стягивая кожаную резинку.

Ну так проследи, чтобы я их больше не собирал, – отозвался он.

Я услышала, как за моей спиной открылась дверь.

– Они целуются! – крикнула Рокси. – Нет, правда целуются. Языками. Что? Ладно, ладно. Знаешь, последнее время ты стала такой блюстительницей нравов…

Дверь затворилась.

Язык Кристиана исполнял у меня во рту жгучий танец. Я чувствовала, что таю от блаженства. Слезы струились у меня по щекам. Я целовала его все глубже, со все возрастающей страстью. Мне хотелось раствориться в нем без остатка.

А вот это уже лишнее, – заметил Кристиан, утирая мои слезы. – Яне смогу любить женщину, которая недостаточно сильна, чтобы быть самой собой.

Он оторвался от моих губ и принялся покрывать поцелуями влажные дорожки слез.

Ты говорил, что я тебя дополняю. Разве ты не самодостаточен?

Только с тобой, – ответил он.

А я, выходит, самодостаточна без тебя?

Он поцеловал меня сперва в один глаз, затем в другой.

– Ты цельная и вполне самодостаточная натура. Ты маленький воин. Ты сможешь существовать и без меня. Так же будешь смеяться, снова научишься любить и в целом неплохо проживешь жизнь. Ты добьешься успеха, потому что не можешь иначе.

Я отвела волосы с его лица и заглянула ему в глаза.

– Ты прожил девятьсот лет, Кристиан. Уверена, ты не раз имел связь с женщинами, но все это уже в прошлом. Ты же это пережил. И разрыв со мной тоже переживешь.

Он не сводил с меня своих теплых глаз. Мне показалось, что его взгляд светится любовью, но я не хотела себя понапрасну обнадеживать. Кристиан приоткрыл свое сознание, чтобы я тоже почувствовала его боль и муки. Потом он заговорил, и мне показалось, словно это говорю я. Мысли наши слились воедино. Мы стали одним целым, и это странное слияние душ напугало меня до полусмерти.

Если ты меня покинешь, у меня нет будущего. Я не такой сильный, как ты, Возлюбленная. Без тебя мне не выжить. Если ты уйдешь, то мне будет легче наложить на себя руки, чем продолжать существовать, зная, что упустил свой единственный шанс.

– Ничего ты не упустил, – пробормотала я, и глаза мои наполнились слезами. А ведь он прав! Только что я испытала агонию, которая не дает ему покоя на протяжении уже почти тысячи лет, и знала, что он не лжет. Он и вправду покончит с собой, не выдержав мрачного будущего, оживляемого лишь воспоминаниями о прошлых несчастьях.

И с чего я только взяла, что у меня есть выбор? Нет у меня никакого выбора. Либо я брошу Кристиана, и тогда он себя убьет, либо я останусь с ним, и тогда его прикончат Гарда и Эдуардо.

Во сне Эдуардо сказал мне: «Выбирай». Какая же я глупая! Думала, придется выбирать, я или Кристиан, а приходится решать, как ему погибнуть.

Почему ты считаешь, что нас так легко победить?

Я шмыгнула носом. Он протянул мне платок. Я решила не обмениваться с ним мыслями – это слишком интимный способ общения.

– Не хочу тебя обидеть, Кристиан, но если Гарда и Эдуардо сломили твоего друга, что помешает им расправиться с тобой?

– Себастьян еще не нашел свою Возлюбленную.

– Ну и что с того?

– Разве двое не сильнее одного?

Я задумалась.

– Ну хорошо: ты говоришь, что Темный, который нашел свою Возлюбленную…

– Который соединился со своей Возлюбленной.

– …сильнее Темного-одиночки. Но в данном случае это ничего не меняет. Я – не твоя Возлюбленная.

– Нет, Возлюбленная. Раньше я сам сомневался, но теперь знаю, что ты – та, кого я ждал. В твоих руках мое будущее. Только ты сможешь искупить мою душу.

41
{"b":"18494","o":1}