ЛитМир - Электронная Библиотека

Он открыл дверь в спальню и направился к ванной комнате.

– Что ж, давай поменяемся. Пока ты не сядешь в горячую ванну, повелевать буду я, а потом я буду повиноваться тебе во всем, пока ты трижды не прокричишь мое имя от наслаждения.

Трижды? Он поставил меня на пол, но ноги у меня были как ватные.

– Э-э-э…

По некоторым весьма весомым причинам я не хотела заниматься с ним сексом. Вот только выдумать бы еще эти причины…

Мы занимаемся не сексом, – подумал Кристиан, отвернув на всю катушку краны и рассматривая баночки с солями и маслами для ванн. – Мы занимаемся высокой, обжигающей душу любовью.

Ну как не любить вампира-романтика!

– Ты, кажется, предпочитаешь жасмин?

Я кивнула, так и не сумев придумать причину, почему нельзя посрывать с него одежду и заставить трижды прокричать мое имя.

– Раздеть тебя, как в прошлый раз?

– Нет. Выйди, я хочу сама раздеться и сесть в ванну. Он вскинул блестящую черную бровь.

– Я уже видел тебя обнаженной, Возлюбленная. Тебе нечего стесняться.

– Да, но ты не видел меня после атаки злобных летающих книг. Я вся в синяках, и если ты будешь прикасаться к каждой ссадине – а ты будешь, лучше не лги: все равно я читаю твои мысли, – то мы застрянем здесь на всю ночь. Так что иди-ка прогуляйся минутку, пока я готовлюсь принять ванну. А потом, если будешь хорошо себя вести, придешь посидеть рядом на скамейке. Развлечешь меня разговором, пока я отмокаю.

Кристиан с улыбкой поцеловал мне руку и удалился. Как только дверь за ним закрылась, я стащила рубашку, скинула туфли, выпрыгнула из штанов, стянула через голову лифчик, чтобы не возиться с застежками, и поспешно сбросила трусики и носки. Погрузившись в глубокую ванну, я довольно вздохнула. Поднимавшийся от воды жасминовый пар утолял боль в моем истерзанном теле.

– Минутка уже прошла. Учитывая отклик, который встретила моя персона прошлой ночью, я пришел к выводу, что вел себя хорошо. Посему я вернулся.

– Уже и раздеться успел, – фыркнула я, когда он вошел в ванну. – Как вижу, на тебе нет одежды, и ты… э-э-э…

Прежде чем погрузиться в воду с другого конца гигантской ванны, он окинул себя взглядом.

– Возбужден?

– Не то слово.

Вода немного не доходила мне до сосков, и я слегка сгорбилась, чтобы спрятать грудь. Кристиан прищелкнул языком и подался ко мне. Теперь наши бедра соприкасались.

Отвлеки меня чем-нибудь, если не хочешь, чтобы я покрыл твои синяки поцелуями.

С минуту я размышляла, чем бы его отвлечь, а потом вспомнила, что теперь моя очередь командовать.

– Ну, если ты так просишь…

Он с интересом наблюдал за тем, как я ловлю губку и выбираю подходящее мыло (чтобы оно пахло специями, как и Кристиан). Затем я подобралась к нему и уселась ему на колени. Обидно, что теперь не получится спрятать под водой груди, но ничего не поделаешь. Просто нужно постараться отвлечь Кристиана, чтобы тот не заметил моего недоразвитого бюста.

А мне нравится твоя грудь.

Кристиан нежно прикоснулся к упомянутой части тела.

Чего только не скажет мужчина, когда его собираются хорошенько намылить!

Кристиан лениво чертил круги на моей груди. Я нагнулась, и его губы сомкнулись на удивительно чувствительной точке у меня под ухом. Меня пробрала дрожь. Вокруг в такт эротичному ритму наших движений плескалась вода.

– Хватит, – прошептала я, уткнувшись в его волосы.

– Неужели? – Он отстранился от ключицы.

– Да, хватит. Теперь моя очередь. Я сведу тебя с ума. – Я проказливо улыбнулась и намылила губку. – Сэр, вам необходима ванна, и я прослежу, чтобы водные процедуры прошли по всем правилам.

– Как ты сексапильна, когда приказываешь, – пробормотал Кристиан, приоткрыл глаза и стрельнул в меня таким взглядом, что у меня свело спазмом низ живота.

Я улыбнулась и принялась намыливать Кристиану руку. Я прикасалась к гладкой коже, чертила на ней мыльные узоры, чувствовала, как напрягаются под моими пальцами мускулы. Намылив другую руку, я снова склонилась к Кристиану и принялась покусывать его нижнюю губу, пока он не сдался и не приоткрыл рот.

Он застонал, не прерывая поцелуя, а я массировала губкой его мускулистую руку в такт движениям своего язычка.

– Ну а теперь грудь, – сказала я, оторвавшись от его губ. Вода доходила ему до пупка, и я могла вволю играть с его торсом. Что я и сделала. Я мылила его, терла губкой, гладила мышцы и поросль волос на груди, любовалась на складочки, появлявшиеся от моих прикосновений.

– Мне нравится твоя грудь, – пробормотала я, припав к его губам.

– Мне нравится, что она тебе нравится. – Он положил мне руки на бедра и потянул к себе.

– Подожди. Сперва я должна тебя вымыть.

– Думаю, я умру от счастья, прежде чем эта процедура будет закончена.

– А ты все же постарайся выжить. – Я обняла его. Мои руки были все в мыльной пене. – И еще мне нравится этот твой лишний кусочек.

Он откинул голову и прикрыл глаза. Я поглаживала его твердый член, ласкала его точно так же, как он ласкал меня прошлой ночью. Внезапно меня охватило странное желание. Я сама удивилась – вот уж не думала, что когда-нибудь соглашусь на это добровольно!

Я слезла с колен Кристиана. Он распахнул глаза и бросил на меня обеспокоенный взгляд, от которого у меня екнуло сердце. Я улыбнулась.

– Садись на скамеечку.

Ванна была просто огромной и с одной стороны имела мраморный выступ. Кристиан, вопросительно вскинув бровь, переводил взгляд с лавочки на меня.

– Знаю, я говорила, что мне это не по душе. Так оно и было. Раньше. Бывший муж заставлял меня…

Он прижал к моим губам палец, затем поцеловал их.

– Есть только я и ты, Возлюбленная моя.

Я укусила его за палец, а затем поцеловала след от укуса.

– Тогда присаживайся.

Он послушался. Теперь вода доходила ему до бедер. Я положила руки ему на колени и принялась поглаживать скользкие от мыла ноги Кристиана, раздвигая их все шире и шире. Затем опустилась на колени.

– Эллегра, не нужно этого делать, если тебе не хочется…

– Знаю. – Я скосила глаза. Его глаза горели страстью, грудь лихорадочно вздымалась и опускалась, в то время как я ласкала его. – Но я хочу, Кристиан. Хочу доставить тебе удовольствие.

– Ты доставляешь мне удовольствие уже тем, что живешь и дышишь, Возлюбленная. Боюсь, мне просто не выдержать твоих ласк.

– Что ж, это будет сладкая смерть. – Я улыбнулась и склонилась к нему. Стоило мне только припасть к нему губами, как я успокоилась. Совсем другое дело, нежели чем с бывшим мужем. Кристиан не такой: он отзывался на мои ласки и даже приоткрыл сознание, чтобы я чувствовала, какой отклик находит в нем каждое мое прикосновение. Я ласкала языком его плоть. Мне нравилось, как двигаются при этом его бедра. Наконец я нашла тот ритм, который доставлял ему наибольшее удовольствие, и удвоила усилия. Вдруг Кристиан приподнял меня и притянул к себе.

Позволь мне любить тебя, Возлюбленная.

Я обхватила его за голову и начала извиваться всем телом, выражая покорность. Кристиан опустил меня так нежно, что на глаза мне навернулись слезы. Почему этот мужчина столь разительно отличается от тех, с которыми мне приходилось иметь дело? Каждое его прикосновение лишь усиливало мое наслаждение. Он наполнял меня таким счастьем, что я с радостью соединилась с ним, чтобы показать, как приятна мне его близость.

Ты – моя Возлюбленная. Это самое малое, что я могу для тебя сделать.

Я соединилась с ним, наслаждаясь столь эротическим проникновением; старалась подняться повыше, чтобы снова испытать удовольствие от того, как он входит в мое тело, соединяется с моей плотью, становится моим продолжением, и уже непонятно, где кончается мое тело и где начинается его. Наши сердца бились в унисон, наши сознания слились воедино.

Когда его зубы прокусили кожу под моим ухом, я выкрикнула его имя. Так было надо, я ничего не могла с этим поделать. Он пил мою кровь, а я обнимала его руками и ногами, прижималась к нему как можно крепче. Наши тела горели ярче звезды.

44
{"b":"18494","o":1}