ЛитМир - Электронная Библиотека

От его глаз веяло смертью.

Даже и не думай! Мы непременно отыщем выход.

Мне хотелось броситься ему в объятия, целовать его прекрасные губы, шептать, что все будет хорошо, открыть сознание и отдать ему всю мою любовь, до последней капельки, но я знала, что лучше этого не делать. По крайней мере не сейчас. Не при этом человеке.

Я обернулась к мужчине, стоявшему перед потухшим камином.

– Я так понимаю, вы – Асмодей?

Он склонил голову набок и терпеливо ждал, пока я его рассмотрю. Мужчина как мужчина. Черный костюм, темные волосы, темные глаза… Но чувствовалось в нем что-то особое, колдовское. Он обладал на редкость мощной аурой. Я не знала, каков его истинный облик, но чувствовала, что благодушный человек, который стоит сейчас передо мной, всего лишь маска.

– Кристиан тебе не ответит, – сказал Асмодей. – Он поклялся с тобой не разговаривать, а Моравские Темные фанатически верны своему слову.

– Да уж, такая честность тебе явно не по вкусу. – Я поставила сумку на пол – она была ужасно тяжелая, к тому же я знала, что против этого чудовища святая вода бессильна. – Только вот не понимаю, почему ты заключил договор с Кристианом? Он тебя не спасет. Тебе нужна Возлюбленная Темного, а не он сам.

Я подошла к ближайшему столу и начала рыться в бумагах, чтобы побесить Эдуардо. Кристиан следил за мной, но не посылал мне никаких мыслей. Мне очень хотелось соединиться с его сознанием, но я знала, что толку от этого не будет. Он явно пытался защитить меня от Асмодея единственно возможным способом – принести себя в жертву Повелителю демонов.

Какие же мужики бывают упрямые!

– Да, это так. Но жертва должна быть добровольной, посему, – он указал на Кристиана, – ты должна была сама прийти к нам. Так и случилось.

Я отложила бумаги, приблизилась к Повелителю демонов, закатала рукав и протянула ему руку.

– Что, кровушки хочешь? Давай кусай! Крови у меня много.

Асмодей заглянул мне в глаза. На секунду чары спали и я увидела его в истинном обличье. Я пошатнулась и отпрянула: ощущение было такое, словно кто-то лягнул меня в грудь.

Да, мы попали еще в ту переделку.

– Увы, не могу воспользоваться столь щедрым предложением. Как тебе известно, я не могу отпить кровь Возлюбленной, которая еще не соединилась с Темным.

Я кивнула Кристиану.

– Похоже, он хочет, чтобы мы преодолели последнюю ступень. Как ты на это смотришь?

Он молча глядел на меня. Взгляд его был мертвенно-холодным. Я улыбнулась ему и снова обернулась к Повелителю демонов.

– Похоже, Кристиану эта затея не по душе. Да и стоит ли жертвовать ради него своей жизнью? Знаете что, пошла я.

– Она лжет, – прошипел Эдуардо и вскочил на ноги, словно надеялся удержать меня. Учитывая события последних дней, он вполне мог рассчитывать на успех. – Воссоединились они или нет, но она – его Возлюбленная. Она не может бросить его на произвол судьбы.

– А вот посмотрим, – заявила я, раскатала обратно рукав и подняла с пола сумку.

Просто поразительно, до чего прыткие эти демоны. Только что Асмодей стоял рядом с камином, а уже очутился перед дверью. Он взял меня за подбородок и поднял мою голову, чтобы заглянуть мне в глаза.

– Ты и вправду хочешь покинуть Кристиана?

Я ничем не могла ему помочь. Я это поняла после того, как мне открылся истинный лик Асмодея. Был только один способ избавиться от власти Повелителя демонов – соединиться с Кристианом. А если я сделаю это в присутствии демона, он заставит меня принести себя в жертву во имя спасения любимого. Поэтому сейчас спасти его никак не получится. Мне нужна помощь. И я честно ответила на вопрос Асмодея:

– Да, я хочу его покинуть.

Я знала, что он по глазам увидит, если я солгу, поэтому, памятуя о своем намерении, попыталась придать голосу как можно больше убедительности. Пальцы демона еще крепче сжали мой подбородок. Он не отводил от меня горящего взора, словно хотел прожечь дорожку в мой мозг и прочитать мои мысли.

– И не хочешь пожертвовать собой ради его спасения?

Меня захлестнула острая боль. Сердце мое обливалось кровью: ведь Кристиан – моя вторая половинка. Но так надо. Иного выхода нет.

– Нет, – ответила я.

«Изменница! – шептал мне внутренний голос. – Добра от этого не жди».

Когда у меня с языка сорвались предательские слова, сердце мое готово было разорваться на части. Если я сейчас принесу себя в жертву, то мы оба погибнем и будем обречены целую вечность страдать друг без друга. Я не могла рисковать: во мне еще теплилась слабенькая надежда на чудо.

– Я не стану его спасать. Я не готова жертвовать собой.

Асмодей, словно обжегшись, уронил руку. На миг его черные глаза вспыхнули зловещим светом. Он устало обернулся к Кристиану.

– Она предала тебя, дитя ночи. Отреклась от тебя. Она не искупит твою душу, пальцем не пошевелит, чтобы избавить тебя от мук, которые начнутся, как только она уйдет. Что ты на это скажешь?

Кристиан не сводил с меня глаз. На мгновение мне показалось, будто в них отразилась смертельная обида, и я готова была рухнуть на колени и просить у него прощения. Но это выражение тут же сменила безнадежность. Я не смела общаться с ним телепатически – как-никак, рядом был сам Асмодей.

– Что ж, она свой выбор сделала, – произнес наконец Кристиан. Его голос был столь прекрасен, что на глаза мне навернулись слезы. Я сморгнула. – Я никогда ничего ей не навязывал.

Меня захлестнула волна нежности к этому мужчине, который готов жизнь за меня отдать. Как же он меня любит, какой он замечательный дуралей! Впрочем, я быстро подавила в себе эти чувства – не ровен час, Асмодей заметит, что я хочу его перехитрить.

– Этого просто не может быть! Она его Возлюбленная! – возмущался Эдуардо. – Она должна принести себя в жертву, ты же сам говорил. Если она не пожертвует собой, мы никогда его не получим! – Эдуардо ткнул пальцем в Кристиана. – Мы и так потеряли одного вампира, не хватает еще и второго лишиться. Да чего мы стоим без вампиров и без единого призрака? На нас и смотреть никто не захочет. Никакого интереса.

– Смотреть никто не захочет? – Я замерла в дверях. Проходя мимо Кристиана, я мельком на него взглянула, пока внимание Асмодея было обращено на бушующего Эдуардо. В этот взгляд я вложила всю свою любовь.

Кристиан сморгнул.

– Она не соединилась с ним. Силой ее не заставишь, а принести себя в жертву она отказалась. Стало быть, от нее нам никакого проку.

– Она лжет…

– Что значит: смотреть никто не станет? Вы что, хотите устроить музей привидений? Типа Диснейленда? Вы собираете призраков и Темных для того, чтобы устроить здесь паранормальный зоопарк?

– Она не лжет, – сказал Асмодей и решительно отвернулся от Эдуардо.

– Но откуда ты знаешь…

– Знаю, и точка!

Я отшатнулась, якобы испугавшись разъяренного Асмодея, а на самом деле – чтобы невзначай прикоснуться к Кристиану. Я коснулась его ладони. Асмодей тут же обернулся и бросил на нас подозрительный взгляд.

Я сглотнула застрявший в горле комок и заглянула Кристиану в глаза.

– Извини, все опять идет не по плану. Ты был прав, когда сказал, что я и без тебя проживу. Что ж, – я покосилась на Асмодея, – может, еще увидимся.

Я повернулась и вышла из комнаты. Я не знала, поверил он мне или нет. Эдуардо взвыл от негодования, но тут же затих. Очевидно, Асмодей имел к нему особый подход, равно как и к Кристиану.

Когда я подошла к двери, заклятие меня пропустило. Я шагнула в серый дождливый лондонский рассвет.

– Так, подумаем, – сказала я самой себе, остановив черное такси. Лучше даже не представлять, что придется вытерпеть Кристиану прежде, чем я его освобожу. – Перво-наперво…

Такси заехало в лужу перед тротуаром и обрызгало меня с ног до головы ледяной грязной водой.

– Простите. – Водитель распахнул передо мной дверцу. Я посмотрела на воду, стекавшую ручейками по моим ногам, и подняла взгляд на серое небо.

– Не стоит извинений, – заявила я солнцу, скрытому за плотными тучами. – Это судьба. Когда я наконец доберусь до Кристиана, то промокну насквозь.

57
{"b":"18494","o":1}