ЛитМир - Электронная Библиотека

Женщина прищурилась.

– Подобной литературой? Что вы хотите этим сказать? – спросила она, потрясая своими тремя томами. – Это прекрасные книги! И написаны чудесным языком! О мужчинах, ставших жертвами тяжкого рока, и о женщинах, которые их спасают!

– И сцены секса тоже хороши, – добавила еще одна дамочка из очереди.

Женщина, стоявшая за мною, кивнула:

– Чудесные любовные сцены, очень талантливо описаны и такие жаркие, что вы растаете. Возьмите. – Она сунула мне книгу. – Непременно прочитайте! Вы сразу же станете поклонницей Данте. Боже, как он пишет… Это просто что-то неземное!

Я приподняла очки и посмотрела ей в глаза.

– Уж поверьте, для того чтобы испытать неземные ощущения, мне вовсе не обязательно читать книжки.

Женщина чуть не задохнулась и поспешно отвела взгляд. Я снова надела очки, возвратила навязанную мне книгу и, отвернувшись, продолжила свое стояние в очереди. Ненавижу привлекать к себе внимание подобным образом – на меня и без того все пялятся из-за хромоты, – но ничто меня так не бесит, как оголтелые фанатики.

Очередь медленно продвигалась вперед, петляя между книжных полок, – я уже могла различить людей, столпившихся у столика посреди магазина. Покупатели в самых разных одеждах двигались не спеша, будто в каком-то пестром зачарованном танце. От скуки я принялась сочинять заклятие-оберег от офанатевших читателей. Вдруг волоски у меня на руках поднялись дыбом: очередной покупатель отошел от столика, и я разглядела мужчину, который сидел, склонившись над стопкой книг, и раздавал автографы.

Черные волосы до плеч собраны в хвост; из него выбилась прядка и обрамляет такую знакомую челюсть с квадратным подбородком… Мужчина вскинул глаза на покупательницу, чью книгу он подписывал, и улыбнулся. Я пошатнулась, словно бы получила удар в солнечное сплетение: мне показалось, будто из комнаты выкачали весь воздух.

Это его я видела во сне, это с ним встретилась на бывшем постоялом дворе! Это тот самый безумец, что изрезал бритвой свое роскошное тело, а потом куда-то сбежал! А может, все это мне просто пригрезилось от переутомления?

Я потерла лоб: непонятно, то ли мне все это померещилось, то ли… А если он действительно был в подвале, то как все это объяснить? Никто не способен за десять минут подтереть кровь и утащить куда-то тяжеленный стол. По крайней мере, обычному человеку такое точно не под силу.

Стало быть, это К. Дж. Данте, знаменитый писатель, сочинитель историй о вампирах, являлся мне во сне и умолял о помощи. Это он испытывал страшные мучения, это его страдания я чувствовала, как свои собственные. Это он исполосовал себя вдоль и поперек, а когда я хотела ему помочь, рассердился.

– Кто же он?.. Что он такое?.. – пробормотала я себе под нос.

Ответа на этот вопрос, к сожалению, не было.

Глава 3

У меня было два варианта: либо считать, что вчерашний умалишенный тип, изрезавший себя, – плод моей расстроенной фантазии, либо сорвать с Данте черный свитер и, если его мужественная грудь окажется покрыта ранами, громко звать полицию и добрых людей в белых халатах.

В конце концов я решила выждать: если он меня узнает, значит, все было на самом деле. А если нет – что ж, значит, этот случай мне просто пригрезился. На удивление яркое и правдоподобное видение – мой блокнот до сих пор в кровавых отпечатках пальцев.

Очередь медленно продвигалась вперед. Я пряталась за широкой спиной стоявшей впереди толстухи: как бы Данте не заметил меня прежде времени и не устроил бы сцену! Продавщица препровождала к нему людей по одному, подавала ему книги для автографов, а после быстренько спроваживала поклонницу, освобождая место для следующей. Я бросила взгляд вперед, затем обернулась: ну и очередь – одни бабы! Хм-м. Я выгнула шею и принялась разглядывать Данте через плечо стоявшей впереди женщины. Да, мне он запомнился таким же красавцем, только сегодня он был еще лучше, так как не истекал кровью.

– Как же некоторым мужчинам идет черный цвет! – ляпнула я, не подумавши. Женщина, стоявшая спереди, обернулась и радостно кивнула. Я растянула рот в дежурной улыбке и почувствовала спиной какое-то движение. Я обернулась: мимо очереди пробиралась высокая дама на последнем месяце беременности. За ней по пятам следовала низенькая женщина с очаровательным лицом в форме сердечка – вот бы мне такое! Обе, широко улыбаясь, подошли к столу поздороваться с Данте. Тот перестал раздавать автографы, поцеловал каждой ручку, немного поболтал с ними, после чего извинился перед покупательницей, чью книгу подписывал.

«А у него, оказывается, есть любимые поклонницы, – подумала я. – Впрочем, что еще следовало ожидать? В том, что женщины не дают прохода такому красавчику, нет ничего удивительного. Мне-то что! Но вот если окажется, что вчерашняя кровавая сцена тебе не привиделась, нужно что-то делать, причем немедленно, а то он чего доброго и за другие людей примется».

Я прикусила губу и стала соображать, что делать. Хвост медленно, но верно продвигалась вперед. Я пряталась за толстухой, покуда не подошла моя очередь. Продавщица выхватила у меня книги.

– Вам просто автограф или с посвящением?

– М-м-м… с посвящением, пожалуйста. Для Коррин. Пишется с двумя «р» и с одним «н».

Продавщица кивнула и снова повернулась к Данте, которого хихикающая толстушка уверяла, что сегодня он выглядит просто великолепно. Он улыбался. Продавщица протянула ему книгу, предназначавшуюся Коррин, и что-то прошептала: очевидно, насчет автографа. Данте склонился над книгой и что-то написал своим каллиграфическим почерком. Мне сразу вспомнились оттиски времен королевы Виктории.

– Надеюсь, вам понравится книга. – С этими словами он поставил заковыристую подпись.

Я сразу узнала этот чарующий голос: его шелковистый тембр защекотал мне кожу и заставил волоски на руках встать дыбом.

Он поднял глаза, протянул мне книгу – и замер, словно пойнтер, учуявший фазана.

– Кристиан? – Беременная женщина переводила взгляд с него на меня. Мы застыли словно изваяния.

Я задержала дыхание. Его гипнотический взгляд проникал даже сквозь темные очки. Мне казалось, будто эти глаза затягивают меня вглубь, а я с трудом сохраняю равновесие на краю бездны.

– Кристиан? – Женщина притронулась к его руке.

Сама не заметив как, я перестала сопротивляться и нырнула в глубину его глаз. Меня тут же охватила темнота, полная горя, бесконечных страданий и безнадежности. Я почувствовала боль, которую он испытывал, эта боль душила меня, я не могла ни вдохнуть, ни выдохнуть.

– Кристиан, с тобой все в порядке?

Я отчаянно пыталась защититься, выстраивала хрупкие барьеры. Я должна была во что бы то ни стало остановить его, не дать ему наполнить меня своим мучением.

– Кто ты? – шепотом спросила я. После того как мне приоткрылся его внутренний мир, у меня пропал голос.

Его глаза стали еще темнее.

– А вы кто такая? – спросила невысокая женщина с симпатичным личиком. Она окинула меня внимательным взглядом, затем обернулась к Данте и хлопнула его по плечу. – Я же говорила, что сработает! Убедился? Получаса не прошло, как мы ее нашли! Замечательно. Теперь я могу спокойно идти домой.

Продавщица легонько подтолкнула меня локтем, но я не сдвинулась с места, не в силах отвести взгляд от писателя. Тот, в свою очередь, смотрел на меня. В его темных глазах отражались удивление, боль и раздумье. Продавщица взяла у него книгу, вручила ее мне и легонько подтолкнула: пора, мол, и честь знать. Я заковыляла прочь, по-прежнему пялясь на Данте. Тут меня тронула за плечо беременная дамочка.

– Простите, если вам покажется странной моя просьба… Можно с вами перемолвиться словом?

Я моргнула, оторвалась от глаз Данте, полных муки, и взглянула на женщину. Она была на несколько дюймов повыше меня. У нее были красивые глаза и дружелюбная аура: это сразу чувствовалось, даже освобождать сознание от блоков не надо.

В ответ я что-то промычала. Скоро у меня совсем крыша съедет! Я с трудом собралась с мыслями: медиумы постоянно должны держать себя под контролем. Крайне опасно терять самообладание – в этом случае контактер становится легкой добычей для потусторонних сил. А уж чтобы из-за какой-то ничего не значащей встречи… Я опять стрельнула глазами в сторону Данте. Он следил за мной, невзирая на то, что очередная поклонница признавалась в безумной любви к его романам. Набрав в грудь побольше воздуха, я обернулась к женщине. Она тоже не сводила с меня глаз. У меня накопилась тысяча вопросов. Что ж, лучше всего будет задать их его фанатке.

8
{"b":"18494","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Привычки на всю жизнь. Научный подход к формированию устойчивых привычек
Бессмертники
Охотник за тенью
Альвари
Всё сама
Дочь авторитета
Там, где цветет полынь
Одна история
Князь Пустоты. Книга третья. Тысячекратная Мысль