ЛитМир - Электронная Библиотека

Со стороны Адриана не последовало никакого ответа, лишь челюсти его сжались.

– Автомобиль с откидным верхом!

– Во имя любви к Господу, женщина, чего ты от меня хочешь? – выпалил он, его глаза горели раздражением. – Я предлагал понести тебя, на что ты сказала, что лучше умрешь сразу, чтобы не мучиться.

– Да, но я же не в прямом смысле слова! – Я потерла руки, чтобы хоть как-то согреться, и застонала, наткнувшись на очередной камень.

– Ты совершенно меня не уважаешь. Почему? – Он бросил на меня очередной раздраженный взгляд. – Ты даже понятия не имеешь, каким сильным и опасным я могу быть. Меня боятся и ненавидят мои собратья, за которыми охотятся, словно за животными, те, в чьих руках моя жизнь. Но ты совсем не испытываешь благоговейного трепета. Ты должна дрожать от страха, а вместо этого ты только и знаешь, что жалуешься.

– Ну, если честно, то я испытываю немного благоговейного ужаса перед твоими клыками, – сказала я, стараясь загладить вину, хотя если честно, то непонятно, чего я так боялась задеть его чувства. – Они всегда так торчат? Тебе, наверное, приходится все время жевать на людях, чтобы скрыть их. А губы у тебя о них не трутся? Когда я была подростком, то носила брекеты на зубах, так вот, я ужасно стирала о них губы. Я бы предложила тебе мазь для губ, но моя сумочка осталась в замке, когда ты уволок меня. Надеюсь, настоящий Кристиан вернет мне ее. В ней все мои деньги и паспорт.

– Темные не пользуются никакими бальзамами для губ, – сказал он, теряя терпение.

Я пожала плечами и попыталась представить себе, как Адриан превращается в летучую мышь.

– Нет, – сказал он, прежде чем я задала вопрос. – Я не могу превращаться в летучую мышь.

Я встала как вкопанная посреди тропы. Луна, выглянув из-за облака, осветила дорогу.

– Прекрати. Читать. Мои. Мысли!

Его пальцы сомкнулись на моем запястье, предвосхищая попытки ударить его.

– Я ничего не могу с этим поделать. Ты все время проговариваешь про себя.

– Ну знаешь! – воскликнула я обиженно. – Ничего я не проговариваю про себя!

– Нет, проговариваешь. Ты нисколько не пытаешься заблокировать свои мысли. Все, что мне нужно, – это…

Моего сознания коснулась теплая волна. Я полной грудью вдохнула морозный воздух. Это было самое интимное прикосновение в моей жизни. Гораздо интимнее банального соития тел.

Я уловила удовлетворенное урчание.

– Прекрати, – сказала я, выгоняя его из своего сознания. – Это невежливо – гулять по чужим мыслям без приглашения.

– Ты вправе отказать, более того, ты тоже можешь проникнуть в мое сознание.

– С чего ты так решил? – Я посмотрела на его высокую темную фигуру. – Никогда не могла понять, что люди думают. Не говоря уж о том, чтобы читать их мысли.

– Я тебя пометил, – сказал он безжалостно. – Это первое правило проникновения.

– Пометил меня? Но ты даже не коснулся меня. Нет, я, конечно, понимаю, что ты злой и страшный серый волк…

– Я Предатель, – прервал он меня. – Предатель. Меня боятся и ненавидят…

– …все твои собратья, на которых охотятся, словно на животных. И так далее и тому подобное. Ты уже говорил. Видимо, поэтому я больше не боюсь тебя, Адриан-Предатель. Ты мне ничего плохого не сделал, хотя мог.

– Это еще не повод, – резко сказал он. Я не видела его лица, поскольку луна скрылась за мрачную черную тучу, так что я не могла судить, действительно ли он сердится. – Дело совсем в другом. Все гораздо хуже, чем ты можешь себе представить.

– Хуже? О чем ты говоришь?

Он не стал отвечать. Наш разговор сошел на нет, мы входили в город Бланско.

– Нелл, – сказал он чуть позже, когда мы шли по темной площади. – Ты…

– Ух ты, смотри! Железнодорожная станция! Уверена, там можно взять напрокат машину. А может быть, у них и еда есть. Я просто умираю с голода. Пойдем.

– Нелл. – Он схватил меня за запястье своей мертвой хваткой и притянул к себе. Его губы почти касались моего уха. Для посторонних глаз, что не исключено в такой час, мы вполне могли сойти за любовную парочку, которая не может дотерпеть до дома. – Не забывай, что ты все еще моя пленница. И лучше тебе запомнить, что я – опасное и жестокое порождение Тьмы. Я убийца, Предатель, существо без души, и я, не задумываясь, уничтожу любого, кто встанет у меня на пути.

Я подняла глаза и посмотрела ему в лицо, освещенное голубоватым светом уличного фонаря. От его ледяного взгляда у меня по спине побежали мурашки. Мне стало страшно. Не совсем понимая, что именно я делаю, я развернулась к нему, чтобы можно было смотреть прямо на него. Тьма, изначальная, глубокая, всепоглощающая и бесконечная Тьма, смотрела на меня оттуда, где должна была находиться его душа. Мне захотелось восполнить эту пустоту, сменить Тьму на надежду, и любовь, и счастье. Я инстинктивно знала, что могу снять с него проклятие, что связывало и душило его. Но для этого мне понадобится возродить в себе ту часть, что я сознательно уничтожила десять лет назад.

Ту часть, где жила невинная и наивная девушка.

– Прости меня, – сказала я. Мой голос дрожал на морозном воздухе. – Я не могу. Не могу снова пойти на это.

Его глаза потускнели, и я почувствовала, что он коснулся меня своим сознанием. Я отвернулась, как будто это могло помешать ему увидеть всю правду обо мне. Я ни на минуту не допускала, что он мог не заметить дряблость мышц на левой стороне моего лица и слабость левой руки и ноги. Но он ничего не спрашивал, а я не собиралась объяснять.

– Что ты скрываешь от меня?

Я застыла, пытаясь приглушить чувство вины. Он развернул меня к себе. В его глазах застыла подозрительность.

– Я не могу прочитать, что ты прячешь. Что за тайна наводит на тебя такой ужас?

Я сделала глубокий вдох, пытаясь успокоить бьющееся сердце. Его палец коснулся моей шеи, нащупывая пульс с такой нежностью, что я чуть не растаяла.

– Ты не единственный, кто предавал, – только и смогла сказать я.

– Кто… – начал он говорить, но внезапно остановился и вскинул голову, принюхиваясь к ночному воздуху.

Я осмотрелась по сторонам, пытаясь понять, что же так насторожило его, но ничего не увидела. Мы стояли посреди темной площади, дома смотрели на нас своими окнами. Где-то еще горел свет, но большинство окон были черны, хотя времени было едва за девять. Мимо нас проехало несколько машин, но пешеходов нам не встречалось. И уж точно ничто вокруг не представляло угрозы.

– Что случилось?

– Иди. – Он подтолкнул меня. За площадью возвышалось здание из розового камня, которое я узнала, поскольку видела во время поездки с Мелиссандой. Это был вокзал.

Мелиссанда! Я почти забыла о ней. Интересно, она знает о том, что меня похитили? Остается надеяться, что она доверится моей алчности и не решит, что я бросила ее в замке. А со стороны это, должно быть, так и выглядело. Может, это Мелиссанда нас выследила? Неужели она меня вызволит?

Почему я чувствую странную грусть от возможного расставания с Адрианом?

– Быстро иди на вокзал. Купи два билета на Прагу. Поезд отходит меньше чем через двадцать минут. Встретимся на платформе.

– Постой, погоди минутку! – Я ухватилась за фонарный столб.

– Делай то, что я тебе велю! – прорычал он, мгновенно оказавшись передо мной.

Я ударила его по руке.

– Перво-наперво, я не подчиняюсь никаким приказам, если мне их не разъясняют. Если хочешь от меня чего-то добиться, объясни, зачем это нужно. А потом… – Я сделала пару неуверенных шажков, но он преградил мне путь, его глаза метали голубые молнии. Мои слова по поводу того, что он может засунуть свое хамство куда подальше, застряли в горле. – Хм… у меня и денег-то нет. Ты так быстро меня похитил, что моя сумочка осталась в замке, помнишь? – Я подняла вверх пустые руки.

Он выругался на чешском, засунул руку в карман, вытащил скомканные бумажки и протянул мне несколько купюр.

– Ступай!

Прежде чем я смогла сказать хоть слово против, он скрылся, растворившись в тенях, словно был одной из них.

11
{"b":"18495","o":1}