ЛитМир - Электронная Библиотека

Я поджала губы.

– Я так понимаю, ты не нашел кольцо в замке?

– Нет. Ты, случайно, не видела его, когда обыскивала рабочий стол?

– Кольцо? – Я вспомнила те чудные минуты, что я провела в великолепной библиотеке. Вспомнилась мне и книга, где я нашла вырванные страницы и серьгу. Знает ли Адриан, что я искала не только в столе? Он понял, что ваза заколдована, но хватило ли ему времени, чтобы осмотреть все вокруг и заметить, что есть и менее броские предметы, на которых лежит проклятие?

Он вопросительно приподнял бровь.

– А как ты понял, что ваза, та, с помощью которой ты меня проверял, заколдована? Ты тоже умеешь накладывать проклятие?

Он пожал плечами:

– Каждый умеет накладывать проклятие. А вот чтобы снять его, нужна сильная волшебница или специально обученный маг.

– Так, значит, ты тоже видишь проклятия? – настаивала я. У меня зародились подозрения, и мне важно было знать, осматривал он книги Кристиана или нет. Я осторожно вытащила руку из рукава и медленно засунула ее в задний карман, краем глаза глядя на Адриана. Он, похоже, не заметил моих телодвижений.

– Нет, не вижу, но чувствую. Когда я оказался рядом с вазой, я почувствовал, что она заколдована.

Мои пальцы сжались вокруг тонкого кольца серьги.

– А как… как выглядит это кольцо Асмодея? Наверное, такое большое и блестящее? Как у Толкиена? С непонятными письменами, проступающими, когда до него кто-нибудь дотрагивается?

Он удивленно посмотрел на меня. Я улыбнулась и постаралась выглядеть невинной овечкой.

– Как-то ты криво улыбаешься, – сказал он.

– Знаю. – Я сжала губы, хотя безумно хотелось рассмеяться. – А это кольцо, случайно, кровью не истекает? Или, может, оно связано с гигантским глазом, летающим над черной башней?

Мне показалось, Адриан сейчас закатит глаза, но вместо этого он устало посмотрел на меня:

– Ничего театрального. И не надо думать, что я насмотрелся глупых сериалов про ведьм.

– Эй! – протестующе воскликнула я. Он снова копался у меня в голове без моего разрешения.

– Кольцо около двух сантиметров в ширину и сделано из рога, обрамленного золотом.

– Из рога? – спросила я. В животе у меня заурчало. Я ощупывала пальцами серьгу примерно двух сантиметров в ширину. А я думала, она сделана из раковины. – Какого рога?

Он отвернулся, снова изучая окружающую нас обстановку.

– Единорога.

Я рассмеялась, но вскоре мне стало не до смеха, когда я поняла, что он не шутит.

– Ты что, серьезно? Единорог?

– Да. Вполне серьезно. Ты не видела это кольцо?

Я покачала головой, пальцы мои все еще ощупывали серьгу в заднем кармане, пытаясь найти застежку. Потому что если ее нет, то это вовсе не серьга, как я вначале думала, а то самое кольцо, обладающее неограниченной магической энергией и способное уничтожить Повелителя демонов.

Никакой застежки не было.

Адриан, должно быть, почуял мою панику, потому что резко повернулся ко мне и посмотрел на меня ясными светло-синими глазами:

– А ты уверена, что не видела его?

Я кашлянула, потому что в горле вдруг пересохло, и достала руку из кармана. Я ведь по большому счету понятия не имела, что за предмет я подобрала в библиотеке. Мне надо тщательно изучить его, определить, действительно ли это магическое кольцо или просто дешевая подделка.

– Конечно, я уверена. – Он не отводил от меня взгляда, и тогда я добавила со всей честностью, на которую была способна: – Если бы я видела кольцо, сделанное из рога единорога, то уж поверь мне, я бы не стала молчать.

– Хм. – Он смотрел на меня внимательно еще несколько секунд, а потом снова повернулся лицом к залу.

– А что… э-э-э… что происходит с человеком, у которого находится это кольцо? Это же не воплощение зла, так? Оно ведь не овладеет его душой и не заставит делать ужасные вещи?

– Само по себе кольцо не имеет силы. Это просто акведук, ведущий к источнику неограниченной силы Асмодея. Так что во власти человека, владеющего кольцом, использовать его на благо или во зло.

Я облегченно откинулась на спинку скамьи и в очередной раз подумала, во что впуталась. За последние сутки я спала в обнимку с вампиром, накормила его кровью, предложила ему себя в качестве его спутницы по вечности и обнаружила, что мой задний карман стал приютом для волшебного кольца, принадлежащего Повелителю демонов.

В иные дни даже и пытаться не стоит жить здравым умом.

Глава 7

– Вот здесь ты и обитаешь?

Я оглядела комнату. На ум тут же пришло слово «убогая», но я решила, что это говорит во мне мой статус среднего класса, и постаралась взглянуть на ситуацию непредубежденно. На грязном окне висели шторы. Не то чтобы они были сильно поношенными, но совершенно не подходили по цвету к обстановке. У ветхого стола слева от меня одна ножка была короче остальных, а шпон по краям столешницы отслоился и торчал вверх. Кровать, которая стояла сразу за столом, сильно прогнулась в середине. Две дряблые серые подушки и запятнанное коричневое покрывало поверх них. Позади меня стоял платяной шкаф, у которого не хватало одной дверки, и, похоже, последнее время он служил домом для нескольких мышиных семей. Довершало общую картинку треснутое зеркало над ржавой раковиной.

– Извини, я очень старалась, но мне придется вернуться к своему первому впечатлению. Эта комната просто ужас какой-то!

– Я здесь не живу, – сказал Адриан, бросив потрепанный кожаный ранец на неприятно заваленный хламом стул, обитый чем-то вроде лоснящегося кожзаменителя. Ранец тут же съехал на пол. – Я лишь останавливаюсь в этом номере, когда приезжаю в Кёльн.

Я потерла плечи руками, чтобы немного согреться. Судя по всему, в этом отеле обогреватели не предусмотрены.

– Да, кстати говоря, а что мы делаем в Кёльне? Ты, кажется, говорил, что мы едем в Англию.

– А мы туда и едем. – Он щелкнул замками на ранце и извлек оттуда сумку с бритвенными принадлежностями. – Но я предпочитаю не путешествовать средь бела дня, так что мы задержимся здесь до наступления темноты.

– Здесь? – Я еще раз оглядела комнату, остановив свой взор на просевшей кровати. Нет, не может быть, чтобы он на самом деле думал о том, о чем, как мне казалось, он думал. Или все-таки он об этом и думал? – Вместе? Мы?

– Здесь. Вместе. Мы. Можешь спать на кровати. Я воспользуюсь стулом. – Он достал из сумки с бритвенными принадлежностями опасную бритву и положил ее на раковину.

– Ты бреешься? – спросила я, озадаченно глядя, как к бритве присоединился помазок. – Но постой, ты не должен бриться, ты же вампир! Все знают, что у вампиров не растут бороды!

– Все ошибаются, – сказал он и принялся наносить помазком мыльную пену налицо. Затем он взял в руки опасную бритву, и вид сверкающего лезвия у его щеки взбудоражил меня. Я всегда испытывала слабость к бреющимся мужчинам. Это было очень интимное действо. А отсюда следовало, что Адриану со мной так же комфортно, как и мне с ним. А если учесть, что мы знаем друг друга немногим более суток, то это давало мне все основания считать себя спасителем его души. Но я отбросила это в сторону и вернулась к менее волнующим делам.

– Эй! У тебя там и одежда есть! – Я вытащила из ранца черный трикотажный джемпер. – А это тебе зачем? Я думала, вампиры могут материализовать любую одежду.

Он посмотрел на меня через треснутое зеркало, продолжая бриться.

– Сначала оказывается, что ты вынужден бриться, потом выясняется, что ты не можешь одеваться с помощью колдовства, а теперь еще и это. Что это такое? – Я помахала перед ним знакомым предметом. – Зубная щетка?! Кто вообще слышал о вампире, которому нужна зубная щетка? Ты же не ешь, ради всего святого! И никогда в жизни я не читала ни одной книжки, где вампиру надо было бы чистить зубы. Нет, ну в самом деле, Адриан, пора уже проникнуться духом современности. Сколько тебе вообще лет?

– Четыреста восемьдесят один, хотя возраст здесь совсем ни при чем. И могу тебя заверить, я, во всяком случае, лично не знаю ни одного Темного, который мог бы материализовывать себе одежду из ниоткуда. Мы не волшебные феи, Нелл. Мы проклятые дети красной бездны, ночные странники, обреченные на вечные страдания. Но j это не значит, что у нас плохо с гигиеной. Мы бреемся, – мы чистим зубы, мы регулярно моемся. Я на все твои вопросы ответил?

17
{"b":"18495","o":1}