ЛитМир - Электронная Библиотека

Ей не понравились нотки сарказма в моем голосе, но это не помешало ей рассказать до конца.

– Моего племянника похитил демон по имени Асмодей.

На этот раз я была готова, и меня не застало врасплох знакомое имя.

– Я не стану оскорблять вас, спрашивая, знаете ли вы об Асмодее, поскольку слышала, что именно с его проклятием вы пытались бороться, когда… – Она посмотрела на левую часть моего лица, где кожа была не такой упругой, как везде. Я не стала отворачиваться, потому как давно привыкла к подобным взглядам… – Случился несчастный случай.

– То, что произошло, не было несчастным случаем, – медленно произнесла я, отчетливо произнося каждое слово.

Она никак не отреагировала на мое заявление.

– Мой племянник и почти наверняка мой брат в плену у Асмодея, скованные проклятием демона. Мне нужна ваша помощь, Нелл. Мне нужно, чтобы вы расколдовали проклятие.

– Я понятия не имею, о чем вы говорите. А если бы и знала, то все равно ничем не могу помочь, – тихо сказала я, подавив в себе жалость и боль, что всколыхнулись во мне от ее слов.

Она пристально посмотрела на меня:

– Я могу понять ваше нежелание принять часть вашей жизни, которую вы считали утраченной, но ведь от себя не убежишь, Нелл. Вы волшебница. Большинство таких, как вы, обучаются волшебству у магов и хранителей, а посему способны лишь на простейшие заклинания и защитные чары, но вы родились волшебницей. Вы иная. Вы можете снимать проклятия.

– Я не могу колдовать. И никогда не могла. Я оставила все это позади десять лет назад. – Несмотря на все мое желание оставаться спокойной и собранной, голос мой становился громче с каждым словом.

Ее глаза ярко вспыхнули. Так ярко, что в них было больно смотреть. Я смутно понимала, что она плетет заклинание уступчивости, но я не стану его жертвой. Я оскалилась, а ее голос продолжал окутывать меня.

– …вы одна из немногих, у кого есть силы и знания, чтобы разорвать путы самого страшного проклятия, известного человечеству, – я говорю о проклятии демона.

– Я не стану колдовать, – выдавила я сквозь стиснутые зубы. Злость и страх заставили меня признать то, что я так долго пыталась забыть. – Больше не стану!

– Если вы не поможете мне, то демон съест моего племянника. Вы знаете, что происходит с Темным, которого уничтожают таким образом?

Я покачала головой, уже ненавидя всем сердцем то, что она собиралась мне сказать. Воспоминания, которые я так долго прятала глубоко в душе, готовы были вырваться наружу. Мне хотелось закричать на Мелиссанду, сказать ей, что все это было давно, в те времена, когда я была наивной девушкой, верившей в то, что мне говорили. Я была особенной. Я могла влиять на свою жизнь. Все это было так свежо, так захватывающе… пока не умерла Бет.

– Его жизненная сила воссоединяется с Повелителем демонов. По сути, он становится им, одним из принцев ада. Я переверну небеса и землю, чтобы спасти племянника, Нелл, и все, о чем я прошу – это помочь мне вернуть Деймиана домой.

Я снова покачала головой, не глядя подобрала сумку с пола и встала.

– Мне очень жаль вас, Мелиссанда. Я бы хотела помочь, правда хотела бы, но то, о чем вы просите, просто невозможно. Я не могу этого сделать.

– То есть вы отказываетесь! – Слова хлестнули меня, словно плеть. Глаза ее приобрели цвет плавленого серебра, разгораясь гневом. Она тоже встала. – В вашей власти помочь мне, но вы отказываетесь!

Злость, жар и бездна горели в моей душе с такой силой, которой я не испытывала многие годы, сокрушая узы вины, связывавшие меня так долго.

– А вы знаете, что случилось, когда я пыталась разрушить одно из проклятий Асмодея? Вы знаете в точности, что произошло?

– Нет, деталей я не знаю, – ответила она, ее взгляд снова скользнул по левой стороне моего лица и вниз к руке. – Я лишь знаю, что проклятие каким-то образом изувечило вас и вашу подругу, когда вы попытались разрушить его.

– Можно сказать и так. – Я с трудом сдерживала дыхание. – Если смерть называть увечьем. Нет, Мелиссанда. Я вам не помогу. Вы сколько угодно можете убежать себя, что я ваше спасение, но это не так, уверяю вас. Я приношу лишь разрушение, но не спасение. Я убийца, вот так вот, прямо и просто.

Глава 2

Казалось бы, нормальному человеку достаточно сказать, что вы убили, пусть и случайно, человека, но, увы, Мелиссанду это не остановило. Видимо, она была сделана из более крепкого материала, чем я думала. Вот почему сорок минут спустя после того, как я призналась ей, что убила лучшую подругу десять лет назад, мы ехали вместе в ее машине, пронзая ночь, в направлении маленького городка Бланско.

До сих пор не могу понять, как ей удалось уговорить меня остаться с ней.

– Вы меня заколдовали, – обвинила я ее. – Потому что иначе я бы здесь не сидела.

Она пронзила меня взглядом:

– Я даже не знаю, с какой стороны подойти к заклинанию.

– Вы обладаете этой вампирской штукой – ну, как там она называется, – вы можете зачаровывать. Вы зачаровали меня, и я пошла с вами, но это ничего хорошего вам не даст, Мелиссанда. Я никогда не была волшебницей, ни тогда, ни уж тем более сейчас. Вы, конечно, могли меня зачаровать, но это вам не поможет. И моя мертвая подруга первой бы вам сказала, что я никого не могу заколдовать.

Мелиссанда вздохнула и поерзала на водительском кресле, сосредоточенно обгоняя на своей черной спортивной машине большой грузовик.

– И не надоело вам спорить, Нелл? Я согласилась с тем, что вы считаете невозможным спасти моего племянника, но вы же согласились помочь мне определить его местонахождение.

– Я вам об этом и говорю – вы зачаровали меня или еще что-нибудь сделали. Другого объяснения, почему я не ушла из вашей квартиры, просто нет. Сразу, как я увидела… – Я потерла лоб, бессмысленно глядя на вереницу светлых пятен от фар, расплывающихся причудливым узором во тьме по невидимой дороге. – О Боже, я действительно видела чертенка? Ведь видела? А значит, вы действительно вампир. Вампир-женщина. Как это у вас называется, вампирша?

Она рассмеялась, и ее теплый искренний смех немного успокоил меня.

– Правильно называть нас Моравский Темный, хотя только мужчин называют Темными. Я просто моравка.

– А, ну да. Я так и думала, что у них дискриминация по половому признаку.

Ее улыбкой нельзя было не заразиться. Хотя в моем положении ничего смешного не было.

– Я вас не зачаровывала. Когда ничто уже не могло удержать вас, выручила алчность.

– Хотела бы поспорить, но, к сожалению, доказательства налицо, – ответила я, оглядываясь на заднее сиденье, где лежал длинный плоский деревянный ящик. – Сломили мою волю научным интересом. Вы ведь действительно отдадите мне этот нагрудник? Бесплатно и навсегда, как и договаривались, никаких подвохов?

– Если вы поможете мне найти племянника, я с радостью отдам вам этот доспех.

Я подумала о предмете, что лежал в моем деревянном ящике.

– Это, знаете ли, музейный экспонат. Ему цены нет. Никто вообще не верил, что гравированный нагрудник существует на самом деле. То, что вы мне предлагаете, взорвет научное сообщество медиевистов. Даже подумать не могла, что кто-нибудь предложит мне такое.

– Его сделали в Милане, – сказала Мелиссанда, мельком взглянув на меня. – Его выковали году в 1395-м в замке Чурбург.

– Итальянский Тироль, – сказала я, вздыхая благоговейно от одной мысли об этом. Любой медиевист зубы сточил об рассказы про гравированный нагрудник. – Доспехи из Чурбурга знамениты тем, что шли на экспорт, в основном в Германию.

– Нагрудник состоит из девяти скрепленных пластин, на каждой из которых выгравирована история рыцарей, что носили этот доспех.

При мысли об этих письменах меня пробила дрожь. Мелиссанда заверила меня в письмах и по электронной почте, что еще ни один медиевист не видел нагрудник. Поэтому я и примчалась в Чехию. И я буду первым ученым, который увидит его, изучит, прочтет описание, как я надеялась, подвигов странствующих рыцарей, претендовавших на трон Богемии.

3
{"b":"18495","o":1}