ЛитМир - Электронная Библиотека

Адриан потянул меня дальше.

– Кто-кто? Гигли – это гном.

– А что она делает в доме?

– Ну… раньше они, конечно, жили в шахтах, преимущественно в Уэльсе.

Я снова остановилась, но Адриан был готов к моему маневру, он подхватил меня за руку и потащил по скользким камням мостовой.

– Ты ведешь меня к гному? К подземному уэльскому гному?

– Да.

– А почему она живет среди людей?

– Они ассимилировались.

– А-а-а. – Я переваривала эту мысль, пока мы не свернули за угол. – А почему уэльские подземные гномы живут в Германии?

Адриан пожал плечами:

– Ей нравится местное пиво. Я чуть не поперхнулась.

– Только-только я начала привыкать ко всем этим чертенятам, Темным, Повелителям демонов, как ты добавляешь каких-то гномов в этот коктейль. Я тебя прошу, Адриан, дай мне отдохнуть. У меня, знаешь ли, есть некоторый предел веры в невероятное до завтрака.

Он улыбнулся мне, показав свои ямочки, и я уже готова была поверить во все, что угодно.

– А у тебя Алисы среди родственников нет?

– Нет, да и ты далеко не Белый Кролик, так что давай не будем превращать все в Страну чудес, идет? – попросила я.

Он рассмеялся и указал мне пункт нашего назначения на другой стороне крохотной площади. Я посмотрела на него и подумала, что до того, как на него легло проклятие Повелителя демонов, он, должно быть, был очень интересным и неординарным человеком.

Глава 11

«Хаус Глитгель». Я, нахмурившись, смотрела на синюю металлическую табличку над звонком на ярко-розовой стене дома. Здания примыкали друг к другу стенами, и каждое было окрашено либо ярко-желтым, либо ярко-красным. Под окнами и над дверями черными пятнами виднелись цветочные ящики, которые сейчас были пусты, но, готова побиться об заклад, летом они благоухали разномастными цветами.

– Нет, я, конечно, все понимаю, мой немецкий носит скорее академический характер, но разве эта надпись не означает «Дом Вазелина»?

– Ну да, – ответил Адриан и шагнул вперед, когда дверь гостеприимно распахнулась, приглашая нас войти. Я лишь мельком взглянула на магазин, который располагался внизу, и Адриан поторопил меня подняться наверх по лестнице. Наверху стояла морщинистая старая женщина в бесформенном черном платье.

Адриан вежливо поклонился:

– Джада. Давненько не виделись. Почитай, несколько лет.

– Предатель, – ответила старушка мелодичным, но сухим голосом.

Ее лицо было паутиной из морщин, ее плоть осела и одрябла, словно держалась лишь на костях. Ее волосы, зачесанные назад и забранные в тугой комок, были белыми, но с несколькими черными прядями. Ее глаза тоже были белыми, подернутыми катарактой. Но несмотря на то что она была совершенно слепа, и в этом я не сомневалась, когда она посмотрела в мою сторону, меня пробила дрожь, потому что она заглянула так глубоко в мою душу, как еще никто и никогда не смотрел.

– Так ты наконец-то ее нашел?

– Это Нелл. А это Джада, она… – Адриан остановился, не в силах найти правильное слово, – она страж Гигли.

– Страж? – Я недоуменно посмотрела на старушку. Она была слепа, слаба и казалась старше здания, в котором находилась. Она словно стояла одной ногой в могиле.

– Скорее, вышибала, – поправила старушка Адриана, как будто издеваясь над моим недоверием. – Это современное словцо, но оно имеет несколько значений.

– Ага. Вышибала. Ладно. Тогда я все же Алиса.

– Ты волшебница, милочка, – ответила она. В голосе ее было столько металла, что теперь ее убежденность в своей силе не казалась мне смешной. Она подняла руку, согнула ее в локте и поднесла к моей голове, отчего у меня по спине побежали мурашки. – У тебя в голове свет, белый свет забвения. Но не он уничтожит тебя в итоге, а твой страх.

Теперь мурашки уже бежали не только по спине. Все мое тело покрылось гусиной кожей. Я никому, кроме Адриана, не рассказывала, на что был похож мой удар, а у него точно не было времени рассказать ей. К тому же я не думала, что он станет делиться с кем бы то ни было такой личной информацией.

– Да, но вовсе не страх разрушил часть моего мозга десять лет назад, – мягко сказала я и придвинулась ближе к Адриану. Он обнял меня крепко и надежно.

Старушка прокудахтала что-то и махнула нам рукой, пропуская дальше.

– Очень странная женщина, – сказала я почти шепотом, когда мы шли по темному узкому проходу. Адриан был позади меня. – Какой нормальный человек станет нанимать вышибалой слепую немощную старушку?

– Видишь ли, Джада – кохан.

Я вопросительно посмотрела на него через плечо.

– Кохан на фарси означает «древний».

– Ну да, я так и подумала, древнее некуда, – согласилась я, открывая дверь в конце прохода.

Это было все равно что открыть дверь в Страну чудес. Я оглядела большую комнату, которая пульсировала светом и мягкой музыкой. На стенах пестрели эротические картины и фотографии. Пол покрывали красные и черные ковры, но их было не разглядеть под морем движущихся в такт музыке тел. В стене были встроены маленькие альковы, закрывающиеся тяжелыми бархатными шторами красного цвета. Большинство были заняты. Но не во всех занятых альковах шторы закрывали происходящее, так что взору было на чем остановиться. Тела переплетались, не оставляя шанса воображению. Наконец-то я поняла, чем занимается эта Гигли, знакомая Адриана.

– Это публичный дом, не так ли? Этакий извращенный немецкий секс-клуб?

Адриан бросил на меня взгляд, в котором ясно читалось: «Не устраивай сцен», – и положил свою тяжелую руку мне на спину ниже талии, проталкивая внутрь. Музыка оплела нас, едва мы перешагнули порог, и я поняла, что в нее добавлено что-то еще, какое-то послание, которое заставляет посетителей плясать до утра, и не только.

– Потанцуй со мной, – сказала я, разворачиваясь, чтобы увидеть лицо Адриана. Меня переполняло томительное предчувствие. Я прижалась к нему всем телом, и мы затанцевали в такт музыке вместе со всеми. – Я хочу танцевать с тобой.

– Ты должна сопротивляться чарам, – ответил он, толкая меня вперед, и мы постепенно продвигались через толпу. – Это не для нас придумано, а для прочих. Нам сегодня ночью многое нужно сделать, Нелл.

– Да, очень многое, – промурлыкала я и потерлась о него, чувствуя его каждой клеточкой своего тела. Меня переполняло желание чувствовать его внутри себя, эмоции струились из меня.

При моих словах его глаза сделались сапфировыми, но он не без труда оторвал меня от своей груди.

– Сначала дело, Hasi. Чуть позже я позволю тебе сделать все те сумасшедшие вещи, о которых ты сейчас думаешь.

– Я придумаю еще и не то, – предупредила я, дрожа от желания дотронуться до него, обладать им. Мое тело переполняли странные ощущения. Все, что меня сейчас волновало, – это желание прижаться к Адриану. Я расстегнула пуговицы на своем жакете и бросила его на пол, а Адриан все толкал и толкал меня через толпу танцующих, которая издалека казалась такой плотной. О меня терлись другие люди, но я хотела только Адриана, только его тела жаждало мое тело. Я провела рукой по своему животу и сжала грудь, представляя, что это его рука. Я сорвала с себя свитер.

Адриан замедлил шаг, чтобы подобрать с пола и мой жакет, и свитер.

– Hasi, посмотри на меня. Ты должна сопротивляться чарам. Эти чары заставляют тебя чувствовать то, о чем позже ты пожалеешь.

– Я хочу тебя, Адриан. Я немыслимо тебя хочу. И я никогда об этом не пожалею. Люби меня, дорогой. Люби меня прямо здесь и прямо сейчас!

Он выругался чуть слышно себе под нос и вытолкал меня из толпы. Перед нами появилась дверь, выкрашенная красным, с табличкой «Посторонним вход воспрещен». Он постучал, а я обняла его за широкие плечи, покрывая поцелуями шею. Я потерлась о него бедрами в вульгарном приглашении.

– Я хочу чувствовать, как ты двигаешься внутри меня, Адриан. Я хочу, чтобы ты был грубым и горячим со мной. Я хочу чувствовать, как ты дюйм за дюймом скользишь во мне.

30
{"b":"18495","o":1}